§ 7. «Философские начала цельного знания»: логико-философское резюме | Библиотека и фонотека Воздушного Замка – читать или скачать

Роза Мира и новое религиозное сознание

Поиск по всем сайтам портала

Библиотека и фонотека

Воздушного Замка

§ 7. «Философские начала цельного знания»: логико-философское резюме


“Начала” как голоморфный элемент всей философии всеединства. Сжатая дедуктивная сводка логики всеединства в “Началах”.

 

Итак, мы завершили анализ “Философских начал цельного знания”. В какой-то мере, в этом произведении как в капле воды выражена вся философия Соловьева и всеединства вообще. Здесь мы находим идеи сущего всеединого, критики отвлеченных начал, логику абсолютного, панораму мирового исторического развития, элементы гносеологии и аксиологии философии всеединства, категориальной структуры ноуменального мира (Софии). Многое здесь едва намечено и может быть угадано только с точки зрения более поздних работ. И конечно же на первый план выдвинута логика, которая с такой глубиной прорабатывалась Соловьевым пожалуй только в “Критике отвлеченных начал” и “Теоретической философии”.

Философский логос для Соловьева выражается в логике всеединства. Она же – органическая логика, т.к. организм, органическое целое – это и есть множественность, особенно проникнутая всеединством. Приступая к исследованию той или иной проблемы, Соловьев использует достаточно единообразный подход. Каждый раз философ как бы «высвечивает» исследуемую проблему с позиции множества оснований, задающих то или иное смысловое разбиение данной проблемы в рамках некоторой усовершенной целостности (всеединой идеи), эмпирическим умалением которой и выступает реально выраженная проблематика. Таковы членения общечеловеческого субъекта мировой истории по сферам и степеням, цельного знания – на мистицизм, рационализм и эмпиризм, логику, метафизику и этику, членения структуры абсолютного субъекта и логики категорий, и т.д. С этой точки зрения достижение уровня теоретического знания в решении проблемы прямо коррелирует с полнотой, глубиной, адекватностью и реалистичностью выстраиваемой всеединой идеи, ее дифференциациями.

В центре логики всеединства – учение об абсолютном (сущем всеедином). Парадоксальность этого понятия требует развития идей анализа противоречия и логической теории проекций. Полнота всеединства выражается в свойствах самоподобия целого, голоморфности частей и ктойности всех состояний. Ментальная диада (“сущее – бытие”) определяет саморазличение сущего в виде трех моментов развития, самоподобие которых определяет тройственную структуру сущего и идеи. Высшие формы абсолютного субъекто-бытия возникают как единство трех первичных субъектов, рождается триипостасный абсолютный субъект. Его бытие-Логос задает вечную норму всякого ктойного бытия.

Самоуподоблением в частях из абсолютного рождается относительное бытие. Вначале это ноуменальный мир идей, затем – мир воплощенных сущностей, в том числе онтология общечеловеческого субъекта. Бытие – арена действия ноуменальных существ-сущих. Философия превращается в учение о живом, витологию. Воплощенные субъекты проходят свои пути восхождения в субъектных онтологиях. Пример анализа субъектной онтологии Соловьев дает на материале мировой истории. Он выясняет базисные измерения общечеловеческого субъекта, его подсубъекты и  характер общего закона развития. Факты и динамика мировой истории получают свою интерпретацию в рамках общих концепций логики всеединства. Структура общечеловеческого субъекта подобна таковой абсолютного субъекта, но не полностью совпадает с нею. То же следует сказать и о динамике относительных субъектов: здесь возникают отрицательные начала, которые могут деформировать общий ход закона развития и потребовать преодоления искажений в специальном методе абсолютизации (критике отвлечённых начал).

Мы кратко изложили здесь логику “Начал” дедуктивно, отправляясь от логики абсолютного. В общем случае следует заметить, что в “Началах” Соловьев еще достаточно утопичен, слишком сближает идеи онтологии воплощенных субъектов с диалектикой абсолютного. Дальнейшее его развитие выразилось как в детализации общей концепции, так и в её осложнении эмпирическим характером реального всеединства.