174. Вы спросили меня о моём детстве (Максимилиан Волошин, Анна Ахматова) | Библиотека и фонотека Воздушного Замка – читать или скачать сборник Переклички вестников

Роза Мира и новое религиозное сознание

Поиск по всем сайтам портала

Библиотека и фонотека

Воздушного Замка

174. Вы спросили меня о моём детстве (Максимилиан Волошин, Анна Ахматова)

Рассылка «Перекличка вестников», выпуск № 174


Вы спросили меня о моём детстве,
Я взглянул внутрь и ничего не вспомнил…
И подумал с грустью:
Было ли оно?
О да! Оно было. Но я не знаю его потому,
Что оно ещё до сих пор не кончилось…
Ранние годы мои
Стеснены были взрослыми:
Строгими волями, книжными мыслями,
Слижком недвижными
Для детской игры.
Точно я шёл одним коридором,
Безысходным, уставленным гордыми книгами и статуями богов,
Освещённым пыльным светом,
Пока не вышел
На звонкий и синий простор
Лиловато-розовых отмелей моря,
Где вереск, и ветер, и вещие волны
Переполнили
Сердце – светом.
И я понял в тот миг, что солнце
И море и ветер –
Только игрушки
И жизнь только предлог для игры.
А потом я ушёл
В большой и радостный город,
Где живут и играют
Миллионы людей.
Там я полюбил человека,
Его лицо, его тело, его слабости и его пороки,
Его мечты, его желанья, его паденья.
О, не бойтесь…
Я никогда не играю людьми…
Я люблю всматриваться в их лица,
Читать линии их ладоней,
Заглядывать в глубину их глаз,
Тёмных, как лесные озёра,
Я люблю их бережно держать в руках…
Ощущая трепет их сердца…
И солнечную теплоту их плоти.
Но я не делаю зла людям,
Потому что бесконечная жалость
Переполняет сердце, когда я прикасаюсь к человеку.
Я никогда не нарушил
Того, что растёт.
Я ни разу не сорвал
Нераспустившейся завязи цветка.
Я собираю только созревшие
Плоды,
Облегчая
Отягчённые ветви,
И если я многим причинял боль,
То только потому,
Что был жалостлив в тот миг,
Когда от меня требовали жестокости,
Что не захотел заиграть до смерти
Тех, кто, прося о пощаде,
Всем сердцем молили
О гибели.

1911

           Анна Ахматова

 из цикла «Северные элегии»

И никакого розового детства…
Веснушечек, и мишек, и игрушек,
И добрых тёть, и страшных дядь, и даже
Приятелей средь камешков речных.
Себе самой я с самого начала
То чьим-то сном казалась или бредом,
Иль отраженьем в зеркале чужом,
Без имени, без плоти, без причины.
Уже я знала список преступлений,
Которые должна я совершить.
И вот я, лунатически ступая,
Вступила в жизнь и испугала жизнь:
Она передо мною стлалась лугом,
Где некогда гуляла Прозерпина.
Передо мной, безродной, неумелой,
Открылись неожиданные двери,
И выходили люди и кричали:
«Она пришла, она пришла сама!»
А я на них глядела с изумленьем
И думала: «Они с ума сошли!»
И чем сильней они меня хвалили,
Чем мной сильнее люди восхищались,
Тем мне страшнее было в мире жить,
И тем сильней хотелось пробудиться,
И знала я, что заплачу сторицей
В тюрьме, в могиле, в сумасшедшем доме,
Везде, где просыпаться надлежит
Таким, как я, – но длилась пытка счастьем.

1955

Выпуски близкие по теме: 28, 117, 179, 299, 342, 377, 381, 386, 507, 569, 595, 692, 697, 730, 759, 838, 860, 1029, 1048, 1206, 1377