Смешной монах (до возвращения) | Библиотека и фонотека Воздушного Замка – читать или скачать

Роза Мира и новое религиозное сознание

Поиск по всем сайтам портала

Библиотека и фонотека

Воздушного Замка

Смешной монах (до возвращения)

Рекомендуем к ознакомлению: 


Поговорить с вернувшимся автором о его бывших стихах

Страница автора в Сборной Замка



Слава Сумалётов

(1988 – 2000)


СМЕШНОЙ МОНАХ
(стишки до возвращения с той стороны)

 

 

1

Сон и явь

поменялись местами снова –

вот и я

иду на выставку новых работ

художника... Ильи Глазунова.

 

1988

 

2

Блуждаю меж портретами,

сенсационно плоскими,

и вечными вопросами

с готовыми ответами...

 

1999

 

 

 

***

Можно прожить, а можно и умереть:

кто-то будет любить, а кто-то иметь.

 

1988

 

 

 

***

(в защиту государственности)

 

Счастливый и довольный марширую на плацу –

с гражданским долгом, размазанным по лицу.

 

1989

 

 

 

***

(в защиту правосудия)

 

Какой громадный таракан!

Вот это да... Щелчок!

Труп свалился на диван.

А я протёр глаза – сверчок...

 

1989

 

 

 

***

Что-то слева болит...

Ничего, я привык:

без капель справляюсь.

 

Пока не откусили язык

любители деликатесов,

хожу, издеваюсь.

 

Пока не разорван стык

на хитрых рельсах,

еду трамваем –

маршрута "детство-миг-старость".

 

Мир смешу и сам улыбаюсь.

Лишь бы не откусили язык!

К другим перебоям привык:

в общем, шутя справляюсь.

 

1989

 

 

 

***

Полёт! полёт!

Исход! Исход!

Летальный? Тот.

 

1989

 

 

 

ПЕРЕМЕНЫ

 

"Всем работать!"

Ровно в семь мы встаём

и идём на работу.

 

"Всем работать ровно!"

В семь мы встаём

и идём на работу.

 

"Всем работать ровно в семь!"

Мы встаём

и идём за восьмой.

 

1989

 

 

 

***

Не смотрите, поэты, в воду –

не пророчьте, поэты, беду;

не любите, поэты, свободу –

не дразните, поэты, судьбу:

не пишите, поэты, стихов!

 

1990

 

 

 

***

Меня они не понимали –

с трудом, но всё же я терпел.

Теперь я их не понимаю...

И это, видимо, предел.

 

1990

 

 

 

***

С улыбкой – о делах, делах, делах...

С улыбкой начинаем будней бег.

С улыбкой на устах –

упал на красный снег:

замёрз человек.

Улыбка – лучшая броня!

С улыбкой убивает жизнь меня.

 

1990

 

 

***

(в защиту хороших знакомых)

 

Быть может, и падение моё изучат до деталей.

А вам спасибо и за то, что падать не мешали.

 

1990

 

 

***

(в защиту науки)

 

Летают птицы, комары, поэты,

плевки, сплетни и кометы.

Как хорошо, когда вперёд

сознание ещё ползёт!

 

1990

 

 

***

 

Меня сегодня снова занесло:

я ей опять рассказывал о снах.

Она ж в ответ такое сделала лицо...

какое делают при травле блох.

И я не удержался на ступнях,

сел в лужу и промок.

Она сказала мне: "Прости.

Ты, в принципе, не плох.

Но ты ж невыносим,

когда витаешь в облаках!"

Сарказма ком вдруг выпорхнул из горла:

я ей шепнул, что выносимые – все в морге.

 

1990

 

 

***

 

Я вчера растревожил равнодушие:

одного человека, послушного,

правильного, раз-беспокоил!

Это было легко:

три года острой сердечной боли,

прыжки, ожоги, запои

и несколько сотен стихов.

И всего – одного! И тот – в зеркале. Ох.

 

1990

 

 

***

 

Прощай, дружок. Как хорошо!

что расстаёмся не врагами...

А заскучаешь за делами –

стучись в моё зеркальное окошко

деревянной ложкой,

что дорога ко званому обеду.

Как жаль, что ели мы руками.

Так неприлично жрать поэту!

Тем более – с друзьями.

 

1990

 

 

 

ЗАГАДКИ

 

1

За то, что шёл с тайной на бой,

заболел я цинизма цингой.

(...)

 

2

Я люблю иногда быть искренним,

особенно – в первом ряду!

Я так громко плакал над истиной,

потому что видел в гробу.

(...)

 

3

Моя хата с краю –

сквозь ставни наблюдаю,

как твоя сгорела.

А мне какое дело?

(...)

 

4

Моя хата на краю –

ничего не знаю:

просто так горю.

И тебя прощаю.

(...)

 

1989, 1999

 

 

 

ПОШЛАЯ ИСТОРИЯ

 

Любимая случайно оказалась дурой.

Себя случайно продал друг мой.

Я замыкаюсь – и напиваюсь.

 

С упорством черепахи словами тыкал в стенку я,

пока не понял: та стена – спина моя.

Я удивляюсь – и отрезвляюсь.

 

1990

 

 

***

 

До дивной сказочной страны,

где между сердцем и мозгами

нет пропасти и нет стены

и где не топчутся ногами

по зеркалу моей вины,

мне долететь не даст

(ни наяву, ни в снах)

растущий опыта балласт

и новых разочарований страх.

Но только право улыбаться

со мною будет оставаться!

 

1991

 

 

***

(на посошок)

 

Его били – а он улыбался.

Его били – а он улыбался.

Его убили... А он улыбался.

И... с... следователь закурил!

и сошёл с ума.

 

1991

 

 

 

ЧАСТУШКИ-ПОБИРУШКИ

 

Энгельс и Маркс по Европе бродили.

В полночь им встретилась тень Джугашвили.

Ощерился Маркс и завыл на луну.

Ничто человеческое не чуждо ему.

*

Однажды в столовой купил я котлету.

Но жадно косился Ленин с портрету.

Стыдно мне стало – и я поделился.

Портрет поперхнулся, упал и разбился.

*

Вот и лопнула система!

Головою бьюсь об стену.

Это ватная стена –

мне не больно совершенно!

*

Изменилось всё, нет сил!

Я остался тем, чем был.

Изменилось, мочи нету!

Я свою свободу завернул в газету.

*

Пашка Ванюшке дал шесть рублей.

Ванька их пропил один, как еврей!

Павел ел пасту и хмуро ходил.

Павел евреев с тех пор не взлюбил.

*

В прямую свернулся сей мир без конца.

Прямая же кажет нам точку с торца.

 

1991 – 1996

 

 

 

ПОСМЕРТНОЕ АЛЛЕГРО

 

Волк серый воет на луну.

На поводке собачка лает.

Одну минорную струну

печальный бард в душе терзает.

Карась снуёт в пруду по дну.

Чего-то тут мне не хватает!..

Цветочки... птенчики порхают.

Да блики с солнышком играют,

как дети, в ряби на реке.

От мысли трудность убегает,

идёшь себе без цели, налегке.

Как редко дни такие выпадают!..

Меня обходит, обгоняет мерин-быт.

И пыль летит из-под копыт...

 

1991

 

 

 

СМЕШНОЙ МОНАХ

туш

 

В жизни всегда есть место творчеству...

Только мне в ней места нет.

Дураки, как лошади,

свой разум выносили на спине...

 

Чёрный шут на снежном фоне:

монах весной – такой смешной!

(Не унесу табак в носу:

чихну – не выдержу – до сроку!)

Монах в миру – такой живой.

 

И смех с тоской, как пёс чумной,

зимой прижался к моему порогу,

царапал дверь и жалобно скулил.

А я ж предупреждал: не выдержу!

Впустил.

 

Пёс отогрелся, слюни распустил,

сожрав три порции отборного овса.

Но я решил спровадить пса...

Заржав, он прокусил мне босу ногу.

И я взбесился понемногу.

 

Не надо гладить, розовые детки,

живучих незнакомых псов.

А лучше запирайте свои клетки

изнутри вы на засов.

(Известно, безопасно, сам таков.)

 

И вот с тех пор,

бессонный вор,

в ночи бросаюсь на людей,

безвредных, спящих и глухих...

 

И дней разнообразный сор

ложится аккуратно в стол.

Любите, дети, лошадей:

от вас спина болит у них!

 

1991

 

 

 

***

 

За право быть услышанным – необходимо умереть.

А коли хочется пожить – необходимо повзрослеть.

И коль болезнь здесь приняла тоски хронические формы –

ох, нужно выполнять общественные нормы

и пользою свободу обрезать.

Теперь – терпеть: молчать.

Но только бы не пережать...

 

1991

 

 

 

***

 

Ты кроток – и грех мой любой,

наверное, можешь простить.

Но если я вдруг поскользнусь пред тобой,

то станешь ногою в живот меня бить:

ты слабость не сможешь простить.

 

1993

 

 

 

***

 

В начале было слово, а затем – предметы;

каких же "дел" вы ждёте от поэта?

Вмещает слово: мысль, и звук, и пластику, и чувство,–

и все "дела" несёт в себе искусство.

 

1994

 

 

***

(в защиту семьи)

 

".........!!!"

Зато все свои.

 

1994

 

 

 ***

(в защиту сатиры)

 

Лгите до пота! Лгите без меры!

Ждите потопа или холеры!

 

Ладно, пуганые.

 

1994

 

 

***

(в защиту справедливости)

 

Всё во имя человека!

Всё для блага человека!

 

Тоже мне пуп Вселенной.

 

1994

 

 

***

 

Вечными бирюльками стихов

люблю я смерть смешить,

чтобы жить без страха и легко –

то есть не грешить!

 

1994

 

 

***

 

Смириться с подлостью, нечистотой людей

возможно... может быть.

Но как смириться с мерзостью своей?!

А не смирясь – как жить?

 

1994

 

 

***

 

Не приведи мне бог когда-нибудь сказать:

"Любовь – это..."-

и написать трактат из девятнадцати слов,

длинный и умный, как этот.

 

1994

 

 

КНИГА

 

Отныне лишь друзья идут ко мне.

А до рабов – мне дела нет.

Нехитрый, брат, секрет.

 

1994

 

 

***

("сколько лет, сколько зим!")

 

– А ты совсем не изменился...

– Да ещё как!

 

1994

 

 

***

Слушать душу Пушкина,

ночные лучи Тютчева,

светлое лето Фета...

Меморандум Черномырдина.

 

1994

 

 

***

...Но гордо светит разума звезда!

И ада широки врата,

и в ад не верит, кто идёт туда.

 

1994

 

 

***

Страшней, чем в морге свет тушить,

улыбка мягкая эстета без души.

 

1995

 

 

***

"Поднимись, товарищ! пора!! просыпаться!!!"-

так в душу мне с утра он орал.

"Не имеет права поэт пресмыкаться

пред временем!"– я властно сказал.

И будильник, треснув, навек замолчал.

 

1996

 

 

***

О светлый разум, совесть успокой:

у нас всё скверное оправдано тобой.

 

1996

 

 

***

В стихах "вещей" кто не искал,

по "стилям" дух не разлагал,

лишь вдохновения алкал

да рост души следил живой,–

тот от корысты временной

мысль изречённую очистил.

 

1996

 

 

***

Однажды если сквозь

законы польз, туман ума

прольётся солнце: из зеркал

смех брызнет через край,

прервётся круг и пузырём

рассудок лопнет вдруг!..

При чём тут я?

 

1996

 

 

***

В благом "жить как писать" –

желанье Богом стать.

 

1997

 

 

ДЕМОН

 

Остывшей красоты

тяжёлый ангел – слеп:

разумной пустоты

блужданье – вечный склеп.

 

7-8 февр. 1999

 

 

***

Мир трагичен:

я эгоистичен.

 

авг. 1999

 

 

 ***

 

Стали безвоздушные

в горле дни: тяжёлая

наполняет комнату

пустота души...

 

Станешь тут терпимее:

вылезешь из логова,

всё остришь да нравишься –

милый человек!

 

2000

 

 

 

***

 

Без осужденья

смотрю на это...

на наше племя.

Уж не краснея,

сношу советы

и с вожделеньем

считаю деньги.

(На всём готовом

не въедешь в ад!)

Конечно, дети...

И быть здоровым...

Уж демократ

почти что я!..

Но станет словом

здесь жизнь моя.

 

10 февр. 2000