Страшный шут (после возвращения) | Библиотека и фонотека Воздушного Замка – читать или скачать

Роза Мира и новое религиозное сознание

Поиск по всем сайтам портала

Библиотека и фонотека

Воздушного Замка

Страшный шут (после возвращения)


Стихопляс на Аэродроме (принять участие)

Страница автора в Сборной Замка



Слава Сумалётов
(возвращаюсь с той стороны зеркал)

2009 - 2013

 

 

Плоть домашняя

 

Не хочет петь, но хочет пить.

Болеть не любит и служить.

А любит – вкусное, поспать.

Но больше – денежки считать!

 

где-то в промежутке

 

 

 

СТРАШНЫЙ  ШУТ

 

Сумасшедшие кругом –

озабоченные

социальным пирогом.

На обочине

отдышавшийся найдёт

радугу-дорожку.

Сел на лучик – и плывёт

в бездну понемножку.

 

Сумасшедшие хотят

ложкой звёзды мерить.

Жить завертишься – опять

станешь лицемерить.

Как им любо! Вот тебе

времени кусочек.

Небо хлюпает в трубе –

и плывёшь на ощупь.

 

Сумасшедшие текут

звёзды под ногами.

Заигрался страшный шут

в битве с зеркалами.

Заблудился в них; искал

на лесных тропинках

с фонарём лицо; икал

на своих поминках.

 

Сумасшедшие жуют

времени кусочек.

Смелый дождик, страшный шут

сердца камень точит.

Сшей же серый парашют

моему неверью!

Сон ходячий стерегут

костыли за дверью.

 

Сумасшедших не поймёшь –

простыня простая!

Всяк на радугу похож,

в каждом взоре тайна.

А взбунтует в жилах свет –

и найдёт окошко.

В схемах смерти – жизни смех,

слёзы понемножку…

 

окт.09

 

 

 

Гимн вольных кирпичей

 

Оптимистичным хором

был выбран дирижёром

кирпич  огнеупорный –

научный склад ума.

 

Танцуют все!

 

Железным приговором –

не отменить его нам

(всё остальное спорно) –

всем светит смерти тьма.

 

Всё ясно.

 

Настала нам свобода,

без выхода и входа,

ведь победил природу

научный склад ума!

 

Конец.

 

21нояб.09

 

 

(с возвращением!)

 

 

Моему зеркалу

 

Стеклянную построил сцену,

затеял неприступную игру;

слова, как птиц, разбив о стену,

сосулькой жизни таял на пиру…

 

Тщета течёт. И солнечная смерть

однажды ослепит – закончится труба.

Беги за тенью – буду век терпеть.

Но не буди во мне раба!

 

5янв.10

 

 

 

 

Стишки, родившиеся на Аэродроме «Воздушного Замка»

(о форумах, родонизме, митингах, обо мне,

дурдоме на потолке, басни козла отпущения и т.д.)

 

 

 

Антидуринг

(максимальная панацея)

Босому от Сумалётова

сей метафорический трактат

в дар безвозмездный и ненужный*

 

1.

Достаточно трактата,

чтоб сократить Сократа.

(Поэтому Сократ

не написал трактат.)

 

2.

А взять хоть Иоанна –

вот напустил тумана!

Но он был Богослов –

его удел таков.

 

3.

А Данте мог из Ада

нас трахнуть в лоб трактатом!

Но, напрягая зренье,

на рифмы тратил время.

 

4.

Не стыдно, ретрограды?

Народу это надо?

Не поздно извиниться –

и с дерева спуститься.

 

5.

Не против я поэтов –

пускай поют куплеты,

чтоб человеку дела

заполнить тьму пробела.

 

6.

Скажите только толком

на кой на ваших полках

такая груда книг –

нельзя никак без них?

 

7.

Прошу ответить кратко –

без ссылок и цитаток.

И не будите Будду

во мне – читать не буду!

 

8.

Берёте мысль. В раскраску!

И – на продажу в массу.

(Сидят, как гвоздь, на кухне –

от гордости опухли!)

 

9.

И пишут  томы, томы…

А нет бы по-простому:

всё взять и поделить!

(Должно на всех хватить.)

 

10.

Давно пора намёки,

все внутренние токи

снести в одну корзину

и выдать объективно!

 

11.

Сегодня ночью сам

мне главный по стихам

сказал, что он готов

забыть язык богов.

 

12.

Не мучить чтоб людей

свободою своей!

(Вдруг рассмеялся, лопнул

и крышкой гроба хлопнул.)

 

13.

Факт внешний, неслучайный

и ясный, как начальник:

один трактат на всех –

без дырок и прорех!

 

14.

Ну вот, трактат написан.

Все остальные мысли,

собрав из книг, гуртом

согнать в один альбом.

 

15.

Перескажите вкратце:

на томик – по абзацу;

по одному листочку –

на каждого. И точка!

 

 

____________________________

Варианты:

 

*… в дар бесполезный и ненужный…

Истеричный, простодушный…

Полуправильный, натужный…

Дар напрасный, дар случайный…

Царский подарок!

 

 1.

…Сократ и сам не рад…

 

…когда б Сальери яд,

сей дар Изоры… (Но это

из другого балета.)

 

…но сократил Сократа –

без совести и такта –

на тыщу лет Фоменко –

как непреложный факт –

сам написал трактат!

И не один. (Как мелко!)

 

2.

…пугая простаков,

но был он Богослов.

Таков и ты, улов.

(Зачем так много слов?)

 

3.

…мог начертить нам карту,

чтоб стало всем понятно

и стало всем полезно:

вот Ад, вот Рай Небесный…

 

…почёсывая темя,

Он тратил (гробил?) наше время…

 

…от Ада до Небес,

а не плести словес!

 

4.

Без вариантов.

 

5.

…заполнить два пробела…

Заполнить три пробела…

Запомнить краткий курс…

Не пить среди пробела…

Шагать не в ногу смело…

(Я никого не боюсь!)

Не избежать расстрела…

(Это ретроградство! И передел собственности.)

 

6.

А вот зачем! (вычеркнуть лишнее или подчеркнуть обратное):

а) Чтобы пускать в глаза пыль веков.

(Надо сделать мокрую уборку.)

б) Чтоб ничего не делать. (Даже уборку.)

в) Просто в силу привычки. (По инерции, машинально.)

г) Ни на что другое неспособны. (Так сделайте хотя бы уборку!)

 

7.

Даю одну минуту –

ответ держать по пунктам! (По буквам?)

Пункты см. в предыдущем пункте.

 

8.

…а лучше мысль раскрасить:

цветное любят массы.

(Зарифмовав например,

загнать в подходящий для этого размер.)

 

Но мысль должна быть одна, как кочерыжка.

Две – уже слишком. (Массы того не любят: выбора много.)

 

9.

…по пунктам разложить.

(Опять пункты? Не перебор? Подумаю…)

 

И правду в лоб забить.

Обухом хватить.

Гору срыть.

 

Написать инструкцию

и не ждать революцию.

 

Не напрягать читателя,

а разжевать старательно.

 

Не надеясь на его труд,

объяснить – кто кого тут.

 

И так далее – чтоб поняли,

чего вы стоили.

 

 …оглохли и протухли!

(Это об искусствоведах на кухне.)

 

10.

Без образных фантазий

и прочих безобразий –

а верный, как квадрат,

один простой трактат!

 

11.

Не вольный ветер веры

и не поэм химеры –

людей собрать в кулак

поможет только факт!

 

…и станет братом брат.

 

12.

…и дверью в небе хлопнул…

И ногу ножкой топнул… (Но это глупо.)

 

13.

Найти авторитета

последнего завета,

чтоб написал трактат,

и знать, что это факт!

 

14.

…в один пустой объём…

 

В одну тетрадку.

По порядку. (По ранжиру.)

 

Растиражировать потом,

как девушку с веслом.

 

И каждому пассажиру –

корову под седлом!

 

(Корова здесь для юмора только:

дать юмор людям надо,

чтобы не пили горькую

и смотрели молодцевато.)

 

15.

…не парьте мозги, братцы!..

Или мозгИ? (Да ладно,

не стоит напрягаться:

и так довольно складно.)

 

…На каждого – по строчке!

 

…точка, точка, точка, тире, тире, тире, точка, точка, точка… SOS!!!

 

9февр.10

 

 

 

Смирительный автопортрет

 

Диагноз ставит Доктор:

«Гипнозом станет Доллар.

Чтоб разум твой не дрогнул,

будь зеркалом надолго.

 

Пусть каждый встречный ловит

в тебе диагноз свой».

Сквозь время пламень слова

играет голубой.

 

Не образ мира милый –

подвал души узнал

своей ты в пантомиме

моих кривых зеркал.

 

Я не обижен вами,

я таю на стекле –

подземной яви память,

бумага на столе.

 

Таинственный любовник,

очей антигерой,

свободных снов виновник,

не узнанных собой.

 

Вы пишите диагноз,

а я пишу судьбу,

вожу Тарана за нос

и смерть видал в гробу!

 

04. 01. 11

 

 

 

Лом

гимн

 

Не лежать рм-лому в пенале!

Не цвести ему в оранжерее!

Я машу своим ломом, чтоб стали

ваши розы душевно теплее.

 

Нет приёма изящнее лома,

отптимисты с ломами бесспорны!

Наши взмахи да будут синхронны

и в шеренгах рм-миллионы!

 

За забором корпят младостарцы,

на деревьях макаки-поэты,

мы с ломами шагаем по плацу,

абсолютно душевно согреты.

 

Лом сияет на солнце, как роза!

Ясен путь наш прямой и бесстрашный!

В голове ни сучка, ни вопроса!

РМ-лом расцветает всё краше!

 

Взмах ещё – и по воле народной

сдан в архив хлам культуры последний.

Мы войдём к вам походкой свободной:

«Что изволите?» – скажем в передней.

 

05.01.11

 

 

 

Стихотворец и змей

 

Навеяно в мою форточку стихотворением

Марата Шахманова «О Змее»

 

 

Змей, искушённый до ногтей,

сей стенобитный грамотей,

копытом водит (вроде жала)

в порыве жалком, возмужалом,

клешнями бивней он стучит

по понедельникам, сучит

он плавниками книжных вшей

свободных в поисках ушей.

 

Поэт по лире непрерывно

ногою левой бьёт, как бог.

А змей, по-волчьи грязно рыкнув,

в окно сомнений гонит смог!

И ляпов школьных кажет глупость,

вторгаясь в очевидный лепет.

Своею шкурной кожей пусть

аспид беспомощный ответит!

Ведь бьёт по лире здесь ногой

не кто иной, как дух святой!

 

От острой зависти тупой

змей в щелях бездны голубой

свивался  юркой запятой,

истыкал небо карло злой

адмиралтейскою иглой.

Но вдохновенья лопнет прыщ,

и строки потекут свободны,

наследство их из рода в роды

ярмо с гремушками да бич.

 

2-е апреля 2011

 

 

 

***

 

Цитата: Leonid от 15 Декабря 2011, 02:20:25

ветка, вместо первоначального намерения -

в Дальний Ящик, попала в Избранное

 

 

Твоя не канет ветка в Лету -

спасибо Путину за это!

 

 

Цитата: Мария от 15 Декабря 2011, 20:12:02

А ветку бы лучше в самый дальний ящик перенести

 

 

Вновь нетерпенье и горячка

и благоглупости кликуш

кладут надежду в дальний ящик,

и Шулеру вернув удачу,

играет Власть победный туш.

 

Опять в гудок ушла победа -

спасибо митингу за это!

 

 

 

Проснись, Академия!

 

Проснись, Академия!

Покуда мы спали,

неверно бездельники

нас посчитали!

 

Проснись, Академия!

Сонное царство

с утра понедельника

кончилось, вкратце.

 

Проснись, Академия!

Выйди нагая!

Поборемся с Тенью мы

на пьедестале!

 

Проснись, Академия!

Скинь лифчик с груди!

И с бюллетенями

в урну пади!

 

дек. 2011

 

 

 

Трель толпы

 трубная крупа

 

На той оптимистичной ноте... – концы с концами зубы сводят.

Один трамвай с ума не сходит. Гори-гори, моя тюрьма! 

К плечу плечо – мосты с мостами – ах, горячо!

Я молча шёл и вышел с вами.

Топя сомнения в вине: вы правы – истина в толпе!

Как день увидел я на дне – колючий винтик, ржавый мел и чёрт во лбе.

Как прыщ краснел. И я не смел его прогнать. Он звал народ голосовать.

Он сосчитал нас всех, как скот. По головам.

И честен был он, прав и прям.

Нас много – тучи, тучи! – страсть!

Мы победим! Тупую власть отучим красть!

Смеётся чёрт – такая мразь...

Чернеет снег, алеет крик.

И гаснет в зеркале старик.

На той оптимистичной ноте – простите нас, песок уходит...

 

13.12.11

 

 

 

Левиты

 

Не спит кочегар, летит пароВоз.

Культуру везет, он как свежий наВоз.

                                         Вик Правдун. "Да, уж."

 

И всего живитель и виновник,

Пахнет свежим воздухом навоз.

                                        Борис Пастернак. "Март"

      

     

Не кочегары мы, не плотники1,

но сожалений горьких нет:

левиты мы, буквопоклонники (да!) –

а «Роза Мира» – новый бренд!2

 

Портрет Андреева на лацкане – (вот!),

и ни сомнений, ни тревог:

стоят на страже фильтры адские:

опти-мистичен юный бог!

 

Мы – комсомольцы Торы, Маркса ли,

Славянской Розы Правдуна,

и с высоты трактатов клацаем –

на всех, в ком жизнь ещё видна.

 

Духовный быт себе наладили –

склеп ледяной не растопить.

Мы из Америки, Голландии

научим Родину любить!

 

Да, мы давно не с тем, кто в поиске (тсс!):

трагичен путь его в миру.

Комфорт, как сон, висит на волосе,

Прикрывши памяти дыру.

 

……………..

 

Из века в век бредём и бредим:

живой в ночи – страшней всего!

Смотрите, как он наг и беден,

Как презирают все его!3

 

15.11.11.

 

 

_________________

 

1 Иисус был сыном плотника и сам работал плотником в Назарете. Что вызывало законное презрение у законников-фарисеев. «Из Назарета может ли быть что доброе

 

2Бренд (англ. brand, [brænd] — товарный знак, торговая марка) — термин в маркетинге, символизирующий комплекс информации о компании, продукте или услуге; популярная, легко-узнаваемая и юридически защищённая символика какого-либо производителя или продукта.

 

3 Смотрите, как он наг и беден,

Как презирают все его!

(Лермонтов. «Пророк»)

 

 

 

 

***

 

Цитата: Ютта от 29 Апрель 2012, 00:18:53

поддерживаю, кто боится, тот не лезет

 

 

Кто боится, тот не лезет.

А кто лезет – не боится.

По стеклу железо ездит.

И поэтов рой клубится.

 

Сотни тысяч стихоманов.

Нет читателя, хоть тресни.

Пишут, пишут – все на равных.

Кто читателю: "Воскресни!" –

 

скажет, в зеркало тайком

окунувшись, словно в книгу,

словно в Пушкина нырком,

словно в омут – с тихим криком

прыгнет в сказку кувырком?

 

Нет читателя – все пишут.

Все равны – и кошки серы.

Одинокие – не слышат.

Равнодушные размеры

равнодушный ритм колышут.

 

И читатель умирает,

как последний пограничник

поэтического рая –

под напором сотен тысяч

пишущих не уставая.

 

Переспать – как переспится.

Рифмовать легко, тем паче.

Полюбить и научиться –

подлинно – читать – задача.

 

Кто боится – тот не лезет.

А кто лезет – не боится.

И по лезвию поэзий –

одиночество толпится.

 

30.04.12

 

 

 

 

***

 

Цитата: КАРР от Вчера в 20:57:35

Нет пути иного, если

Раздирают горло песни...

Мы боялись, но полезли.

 

Путь иной: не только петь,

но читать, любить кого-то,

кроме собственных стихов.

И трудиться, и терпеть:

вдохновение - работа

над собой без дураков.

 

Пишущих полно, читатель

вымирает бесполезный.

И его стихокропатель

закопает, в гроб железный

положив своей гордыни,

равнодушия: в пустыне

сотен тысяч рифмопытов

не найти души открытой.

 

Ничего не занимает,

кроме собственных творений,

здесь поэтов. Понимает

каждый сам себя. Здесь гений

в мёртвый камень обращён.

Нет поэзии, где каждый

сам собою опьянён.

Не томим духовной жаждой

поэтический гарсон:

 

«Что изволите?..» Быть трезвым

здесь позорней, чем мычать.

И по рифмам скачет резвый

бес - довольны все, строчат...

Рифмотонны, стихотучи

застилают неба скатерть.

И читатель изгнан скучный

одиночеством на паперть.

И толпой поэты стали,

упираясь лбами "в дали".

 

01.05.12

 

 

 

Возослов

заговор от худой яви – 2

 

Воз вёз.

Вас тряс.

 

Хам в бан.

Сам в сад.

 

Дух роз –

нам рад!

 

Сон в нос.

Залп глаз:

 

Таран –

сатрап!

 

Вопрос –

кто раб?

 

Воз вёз –

весь сказ.

 

Кто зол –

тот слез.

 

Козёл –

рыдал.

 

Кто жил –

без слёз?

 

Без грёз –

кто ждал?

 

Кто пел –

горел.

 

Костёр

погас.

 

Но шёл

осёл.

 

Простил –

и спас.

 

И отпустил…

 

И рос в душе его запас

весёлых дум…

 

Пусть грянет пир!

 

За вольный ум,

за точность фраз,

за вечный штурм!

 

Так, выпьем с тем,

кто не коптил

воздушных стен!

 

Кто раздавал –

а не копил.

 

Не предавал –

тащил свой воз.

 

Угрюм, упрям…

 

Последний тост:

за милых дам!

 

03.08.12

 

 

 

Возослов

заговор от худой яви – 3

 

Воз-торг здесь неуместен!

Воз-врат открыт. Рок строг.

Нам воз-вращаться вместе,

вздох, сотканный из песен,

воздушный омут строк.

Дыханье твоей вести ­–

как поцелуй в висок.

Пусть ничего не весит

твоих веков песок

в часах сиюминутных.

И сноп вопросов трудный.

И вязок зла сироп.

В сей яви беспробудной –

следы слепых сирот.

Пусть бегают по кругу.

Воз-даст не по заслугам

снов утренний воз-ток,

последней правоты

улыбка. Не труды! –

лишь совести глоток

уносит из тщеты.

Как поцелуй в висок –

дыханье трав и звёзд.

Любвеобильный бог

зарю в подоле нёс.

 

01.09.12

 

 

 

Там нет зеркал…

 

1.

 

На свете смерти нет. Но есть дурная воля.

Когда б мой дух оставили в покое,

как резво б он пустился на дебют!..

Но глянь из зеркала - как раз тебя прибьют,

посадят на цепь соловья...

Нет, лучше смертным буду я!

 

 

2.

 

Где всё во мне и я во всём, там нет зеркал.

Лукавый там не правит бал,

Там нет ни зла, ни лжи, ни смерти.

Там хорошо и без зеркал, поверьте.

 

Но мы все здесь. Наш выбор - мир сей.

Здесь тюрьмы и дворцы... Примерьте!

Итог у них один. Одна у них и дверь.

И эта дверь есть зеркало. Разбейте!

 

 

3.

 

Где нет ни старости, ни хитрости, ни лжи,

где время не разорвано на части,

где лица - это лики, а не маски для ханжи,

где истина не разрушает счастье,

там зеркала не более нужны,

чем ветру костыли или кобыле платье.

 

09.08.12

 

 

 

Литературный героизм,

или графоманна сырой бесконечности

(устный инструктаж перед погружением)

 

Моему писателю по наклонной во вразумление,

Сергею Сычёву с поклоном и Джону До посвящение

от Славы Сумалётова кругом прямая речь

 

На реку смотрит Джон:

он – одинокий ветер,

она – река времён.

Нескучно дням на свете,

когда они вдвоём!

 

Писатель, будь как Джон:

текуч – как первый встречный,

как ветер – верен. Легче

сноси капризы жён,

но чти всегда закон!

 

Вещей тяжёлый сон

смотри, как смотрит Джон:

прозрачен станешь, смел,

как Джона взгляд речной,

как речь его новелл,

как ветерок ручной.

 

Стиль нежен как снежок,

как ручеёк смешон, –

писатель, не пижонь!

Стань весел и умён

и волен и влюблён,

поняв, что понял Джон,

Джон – одинокий ветер,

тепло ему на свете.

 

Спокоен, как налим,

слов кирпичи клади;

толпы не подхалим,

не льсти и не кради;

награды не взыщи,

лишь воздухом дыши!

Дыши – как дышит клён,

распахнуто, как Джон.

 

Упорно помолчи

у доменной печи,

но, встав самим собой,

ты помни, что герой

не собственность твоя

и не второе я.

 

Течёт его строка,

как времени река,

где устье и исток,

как пол и потолок,

едины испокон –

таков судьбы наклон!

 

Не будь же однобок,

как пирога кусок,

писатель-полубог!

Разматывай клубок,

волк одиноких строк,

и даже став как Джон,

знай: Джон не эталон!

Ты за собой следи

или с ума сходи.

 

Пусть дни текут за днями,

темно пусть впереди,

слов глиняное пламя

вращай, как вздох, в груди;

поймав себя шутя

и время сжав в горсти,

попрыгай как дитя,

а после отпусти.

 

Недвижная, как сон,

бежит река времён.

На реку смотрит Джон.

И шепчет ветерок

писателю в висок:

смотри на человека –

как смотрит Джон на реку.

 

                                            14.09.12.

 

 

 

 

Узнаваемые портреты

 

*

Добропорядочный, как запад,

но трупной гнили слышен запах

из тайных ненависти ям,

и алчный взгляд его упрям.

 

*

Потоки патоки, как похоть,

струит патологоанатом:

мой гражданин, мой мирный атом,

доколе подневольно охать?

 

*

Бунтует вечно только раб.

По головам считают стадо.

Катком законник топчет сад.

Голосование – услада!

 

*

Свободе равенств учит хам.

Как фарисея сладок стиль!

В минуту мрачной радости

все бесы в гости будут к нам.

 

15.09.12

 

 

 

 

Баллада о розомере

 

Кто явил миру первый

розомер-регистратор?

Гавриил Птицефермов

и мадам Трансформатор.

 

Курсом движимый верным,

оглушённый трактатом,

там умов чистит скверну

капитан грубоватый.

 

Пашут как на галерах,

мирно пишут плакаты

Гавриил Птицефермов

и мадам Трансформатор.

 

Ты вдали, видишь, медный

постамент? То награда

всем коням, кто не предал,

не ушёл из отряда.

 

Ты придёшь, конь примерный,

к голубому квадрату,

конкурент же наш нервный

упадёт на лопатки!

 

Сжала в лапках химера

черенок от лопаты,

циферблат безразмерный

подмигнул ей, порхатый.

 

И рассеялись стрелы

на чужбине несладкой.

Командор нашёл дело,

отряд сгинул куда-то.

 

Не родившись, сгорел он,

всех дорог регистратор...

Места тёплого веры

чем восполнишь растрату?

 

В потолок глядит белый

одиночной палаты

Гавриил престарелый...

Что ж, мадам, не зашла ты?

 

                                завтра

 

 

 

 

Эпитафия

 

Мы занимались дружбой регулярно,

но время кончилось – и мимо потекло.

Нельзя сойтись двум полюсам полярным

и в мир смотреть через зеркальное стекло.

 

2012

 

 

 

 

Себе к 1-му апреля на добрую память

 

Пока мой автор занимался родонизмом

и вдаль глядел, я занемог:

душа скорбит литературным героизмом

и утекает между строк.

В бессонных думах часового механизма

я ощущаю холодок…

 

Брожу по Замку привиденьем,

стихийно аритмичный волк.

А глянешь в зеркало – там гений!

Ты лучше выдумать не мог?

 

Как для саврасовских грачей,

найдётся ли художник верный

для миллионов рифмачей?

Инет раскинул свои вены,

текут по ним и наши вздохи.

Сидят на ветках и токуют,

и пишут, пишут и смакуют

самих себя тьмы одиноких.

 

Да, вряд ли кто и вспомнит ныне…

Что Слава? Мимолётный сон.

Но есть река. Присядет Джон –

и смотришь, где твоё унынье?

Течёт душа в реке времён,

как песня в небе пташкой пляшет,

прощает падших и непадших,

и всяких разных, как себя –

всех узнаёт она любя.

 

Что ж, хорошо, что раз в году

ты видишь в собственном пруду

безбрежный неба океан –

и дымом стелется Таран.

 

Хотелось и начать иначе,

не так закончить уж тем паче.

Но есть на каждого Тарана

свободные законы жанра!

И будет день – мой день законный!

Поздравь меня, стекло немое!

А повстречаешь в недрах Джона,

ты подмигни ему, герою.

 

29 марта 2013

 

 

 

 

Стихи к КАРР

 


Прими подсказку от самой Природы:

Чтоб избежать мучительных потерь,

Ступай к своим. Держись своей породы,

Мой бедный зверь...

                                                                         КАРР

 

О, сколько Вы меня не понимали!

Но время шло и пело на дрожжах.

Мы можем с Вами говорить стихами.

А буквы – прах.

 

Мы будем спорить по привычке.

И понапишем много-много дров.

Но главным остаётся – наша птичья

порода слов.

 

Мы вечные соседи – по палате:

кому – "Гнездо", кому – "Аэродром":

за птицеслов – по правде и по плате –

един дурдом.

07.11.10

 

________________________

Или так:

 

Куда бы нас ни бросила судьбина

И счастие куда б ни повело,

Всё те же мы: нам целый мир чужбина;

Отечество нам Царское Село.

 

 

 

***

 

Я не пошёл дорогою отцов,

И оттого - мученье и услада -

Я помидор в эпоху огурцов,

Я леденец в системе шоколада.

                                                         КАРР

 

Аэродром на потолке моём –

игра теней из дома жёлтых мух.

Мир за окном – один большой дурдом.

Я в нём играю, виноватый дух.

 

Перебирая корнеплоды вслух,

я тешусь ими разум потрясти –

дать предпоследний грозный шанс

людьми остаться в смертный час

врачам народа. Мой матрас

плывёт по млечному пути!

 

За панегирик Вам пудовое мерси.

Как ни крути, я понимаю Вас:

природу птичью в клетке соблюсти

не просто (если захотеть).

Я не сумел – за рифмами успеть

себя от жёлтых мух сберечь:

меня, как Кэт1, сгубила речь.

 

Для каждого ловца положен свой удел,

свой бунт, своя мечта. Умение терпеть –

находка для меча. Во тьме сверкает мел

на потолке моём – зовёт аэродром.

Я за ночь десять раз зажечься, умереть,

влюбиться, охладеть испробую на нём.

 

Подавленный собой корпит дежурный грач,

хихикает сестра, скучает мозг-палач.

Но спирт горит не зря – и глядь, как раз герой!

Мечты кипят! скрипит аэродром,

весь мир в руке! какая польза в том,

когда твоя душа не верит в образ свой?

 

Пардон. Увлёкся, как всегда. Татьяна!

я Вашими стихами без верного стакана

сегодня пьян, здоров, завистника Тарана

гоню взашей – наушник докторов!

на мой аэродром пустить я не готов

тебя, предатель розамирных форумов!

 

_______________________

1 Кэт – радистка-разведчица в тылу врага; во время родов обратилась за помощью к родной речи, что её и сгубило, если бы не спас Ганс чадолюбивый и не выручил Штирлиц (тайный самоотверженный жрец родной речи; когда выпивал - молча пел).

 

 

 

Заговор от худой яви

 

Летит оса.

Лето. Сад.

           КАРР

 

Воронье гнездо. 

Вороное крыло.

Воля без слов.

Старт!

 

Правь эту явь,

правь её – от,

правь её – до.

Сон – ремесло.

Взлёт!

Сад.

 

Карр!..

Кружится май –

дням рад.

Покидает гнездо

Икар.

 

Кружится грай.

Бьётся весло

об лёд.

Сколько снесло

лет, глав…

Слов ремесло –

ад.

 

Карр!

Страх прав.

Ты – раб.

Сон лжёт.

Всё прах.

Стон. Край.

 

Земля, земля, я раскат,

буди жён!

Смех. Плач. Звон.

Будет лад, будет рай!

Карма, играй!

Эх ра, ещё ра...

 (За кадром – карр-карр!)

Фильм снят.

 

Сад.

Свет свят.

Свет свят.

Спи.

 

09.11.10

 

 

 

 

Басни для бас-гитары,

написанные Козлом отпущения,

к которому я тоже приложил руку

 

 

№1

КОЗЛОКРАТ

 

Козёл пасёт овечье стадо

(баран упрям – козёл умён)

и вдаль глядит, красив как бог!

Но осуждать его не надо –

он сам собою осуждён:

он в этом стаде одинок.

Вот красоты тяжёлый рок!

И добру молодцу урок,

кому девичий люб восторг:

им опьянясь –

не лезь во власть.

 

15.09.12

Продолжение, увы, не исключено

 

 

№2

КОЗЛОДЫР

 

Крайне тупой и бескрайне бездарный

вышел сегодня в халате из спальной,

пять сотен тысяч химер ликовали

в том беспробудном душевном подвале, –

что же, бывает с людьми и козлами.

 

Может, не будем лукавить частями,

биться об стенку рогами и снами –

скопом забудем, простим и оставим

вражьих врачей и себя в идеале, –

чёрные дыры сопят в одеяле.

 

Холодно в мире и пусто в астрале –

только не злиться, не думать о хаме! –

взять бы разлиться всей дури стихами –

и насладиться бездарно-бескрайним,

ум отпустив на тропинку в тумане.

 

Всё ж оно лучше, чем топать ночами,

или на форуме жить с зеркалами,

или на митингах – с фигой в кармане,

или топить эту тупость в стакане,

или проигрывать деньги в печали.

 

Так закруглю сию басню в финале:

что я сказал, вы поймёте едва ли,

равно и то, что вы сами сказали, –

хуже всего упиваться моралью,

в горло чужое вцепившись сквозь марлю.

 

18.11.12

 

 

№3

КВАРТЕТ

воз, навоз, воздух и роза

 

Осёл, Козёл, Таран и Сумалётов

очнулись посреди болота,

смешали карты и расчёты,

запутали углы блоксхем

и опостылели здесь всем,

пугая, как немой вопрос,

строителей картонных роз.

 

Людей свободных запрягают

зачем, как мух, в угрюмый воз,

в заумный бисер там играют,

зачем строителям навоз,

и свежий воздух, и зерно?

Как чирей замок их возрос,

зачем он нужен?! Всё темно.

 

С той стороны инет-холста

торчит незримый корнеплод ...

Мораль сей притчи без хвоста:

где нет любви, там правит страх,

глумливый грубый антипод,

качая правду на весах,

сердца тасует счетовод.

 

27 июля 2013

 

 

 

Стихи ко мне и обо мне

(на правах саморекламы)

 

 

Обо мне от моего автора

(из его письма КАРР)

 

…Нет, Сумалётова попутали Вы зря:

ему Аэродром не нужен:

он без того того (не я),

и для людей старается к тому же.

 

Патетика, палата, сумалёт,

дурдом, подвижничество... Птица!

породу воздух выдаёт,

Вам за иронией не скрыться.

 

Мы вечные соседи (не родня!),

но упреждаю: не взыщите,

когда по полочкам разложите меня,

среди останков душу не ищите.

 

Зарифмовать мне ничего не значит,

хоть корм в коня, хоть топот под ногами.

Но здесь стою – и  не могу иначе:

о смерти и любви я думаю стихами.

 

И замолкает робко голова,

когда вопросы выше, глубже, тоньше,

чем дважды девять трын трава, –

смиряешься, как пред попом псаломщик:

 

молчишь и молишься невольно

на языке богов (забыв родной).

Не до призванья тут и не до боли,

а выжить, выплыть... Шторм такой,

 

что думать некогда – спонтанно

летит строка – наудалую,

и смысл рождается гортанный,

рассудочную сеть минуя.

 

Отдышишься когда, прочтёшь,

поправишь ляпы... Боже, ужас!

За что сие мне?! После  врёшь:

мол, написал я... поднатужась.

 

Я не пишу стихов! Не знаю,

как это делается. Если

могу чего понять, то прозой излагаю.

Поэзия рождается в посмертье.

 

Случается как случай – не спросясь.

Как чудо – властно и свободно.

Как поворот судьбы, как связь

с молчанием.  Как кода

 

над Марианской впадиною. Там

не до патетики и пафоса. Когда

дар речи –  всё! – надежда, капитан.

И ты один, и небо, и вода...

 

А это написал я – как рифмовку.

Здесь только опыт, пройденный давно.

Достаточно умения, сноровки,

чтобы вертеть сие веретено.

 

Так Сумалётов пишет зачастую.

Он для того и нужен мне в придачу.

С ним посмеюсь, поплачу, порифмую.

Я не пишу стихов – я не могу иначе.

 

09.11.10

 

 

 

***

        Ещё Сумалётову от его автора

 

Как утро и вечер, как осень с весной,

мы вместе навечно – и врозь мы, герой.

 

 

(вариант):

 

Закат и восход незнакомы,

не виделись осень с весной.

Покой и удар метронома…

Так вместе и врозь мы с душой.

 

06.09.12

 

 

 

***

Мне от КАРР

 

КПД  для селяви. Ода.

 

Вой койотов, вопли оцелотов -

Всё поёт Вам славу, Сумалётов.

Вы же сами - Вы признались - Слава.

Так на что же Славе эта слава?

 

Множество шаманств и набормотов

Есть у гениев и прочих обормотов.

(Мы таких не ждали оборотов,

Что себе дозволил Сумалётов).

 

Вы крадётесь полу-невидимкой

С Вашею вербальною сурдинкой.

Глушите Вы ею, Сумалётов,

Гром литавр и дикий взвыв фаготов.

 

Вам не одиноко, не уныло

На тропинке Хармса Даниила?

В наше время, знаете ли, круто

Бремя абсурдиста-баламута.

 

15.05.2010