1325. Когда над городом последним взревёт последняя труба (Александр Блок, Марина Цветаева) | Библиотека и фонотека Воздушного Замка – читать или скачать сборник Переклички вестников

Роза Мира и новое религиозное сознание

Поиск по всем сайтам портала

Библиотека и фонотека

Воздушного Замка

1325. Когда над городом последним взревёт последняя труба (Александр Блок, Марина Цветаева)

Рассылка «Перекличка вестников», выпуск № 1325


    из цикла «Город»

Вечность бросила в город
      Оловянный закат.
Край небесный распорот,
      Переулки гудят.

Всё бессилье гаданья
      У меня на плечах.
В окнах фабрик – преданья
      О разгульных ночах.

Оловянные кровли –
      Всем безумным приют.
В этот город торговли
      Небеса не сойдут.

Этот воздух так гулок,
      Так заманчив обман.
Уводи, переулок,
      В дымно-сизый туман…

1904



Город в красные пределы
Мёртвый лик свой обратил,
Серо-каменное тело
Кровью солнца окатил.

Стены фабрик, стёкла окон,
Грязно-рыжее пальто,
Развевающийся локон –
Всё закатом залито.

Блещут искристые гривы
Золотых, как жар, коней,
Мчатся бешеные дива
Жадных облачных грудей,

Красный дворник плещет вёдра
С пьяно-алою водой,
Пляшут огненные бёдра
Проститутки площадной,

И на башне колокольной
В гулкий пляс и медный зык
Кажет колокол раздольный
Окровавленный язык.

1904

          Заводские

                  1

Стоят в чернорабочей хмури
Закопченные корпуса.
Над копотью взметают кудри
Растроганные небеса.

В надышанную сирость чайной
Картуз засаленный бредёт.
Последняя труба окраины
О праведности вопиёт.

Труба! Труба! Лбов искаженных
Последнее: ещё мы тут!
Какая на-смерть осуждённость
В той жалобе последних труб!

Как в вашу бархатную сытость
Вгрызается их жалкий вой!
Какая заживо-зарытость
И выведенность на убой!

А Бог? – По самый лоб закурен,
Не вступится! Напрасно ждём!
Над койками больниц и тюрем
Он гвоздиками пригвождён.

Истерзанность! Живое мясо!
И было так и будет – до
Скончания.
                  – Всем песням насыпь,
И всех отчаяний гнездо:

Завод! Завод! Ибо зовётся
Заводом этот чёрный взлёт.
К отчаянью трубы заводской
Прислушайтесь – ибо зовёт

Завод. И никакой посредник
Уж не послужит вам тогда,
Когда над городом последним
Взревёт последняя труба.

1922



                  2

Книгу вечности на людских устах
Не вотще листав –
У последней, последней из всех застав,
Где начало трав

И начало правды… На камень сев,
Птичьим стаям вслед…
Ту последнюю – дальнюю – дальше всех
Дальних – дольше всех…

Далечайшую…
                        Говорит: приду!
И ещё: в гробу!
Труднодышащую – наших дел судью
И рабу – трубу.

Что над городом утверждённых зверств,
Прокаженных детств,
В дымном олове – как позорный шест
Поднята, как перст.

Голос шахт и подвалов,
– Лбов на чахлом стебле! –
Голос сирых и малых,
Злых – и правых во зле:

Всех прокопченных, коих
Чёрт за корку купил!
Голос стоек и коек,
Рычагов и стропил.

Кому – нету отбросов!
Сам – последний ошмёт!
Голос всех безголосых
Под бичом твоим, – Тот!

Погребов твоих щебет,
Где растут без луча.
Кому нету отребьев:
Сам – с чужого плеча!

Шевельнуться не смеет.
Родился – и лежи!
Голос маленьких швеек
В проливные дожди.

Чёрных прачешен кашель,
Вшивой ревности зуд.
Крик, что кровью окрашен:
Там, где любят и бьют…

Голос, бьющийся в прахе
Лбом – о кротость Твою,
(Гордецов без рубахи
Голос – свой узнаю!)

Еженощная ода
Красоте твоей, твердь!
Всех – кто с чёрного хода
В жизнь, и шёпотом в смерть.

У последней, последней из всех застав,
Там, где каждый прав –
Ибо все бесправны – на камень встав,
В плеске первых трав…

И навстречу, с безвестной
Башни – в каторжный вой:
Голос правды небесной
Против правды земной.

1922

Выпуски близкие по теме: 72, 390, 395, 493, 536, 572, 598, 628, 646, 727, 743, 753, 776, 834, 924, 973, 1005