1382. Я буду метаться по табору улицы тёмной (Бахыт Кенжеев, Осип Мандельштам, Александр Блок) | Библиотека и фонотека Воздушного Замка – читать или скачать сборник Переклички вестников

Роза Мира и новое религиозное сознание

Поиск по всем сайтам портала

Библиотека и фонотека

Воздушного Замка

1382. Я буду метаться по табору улицы тёмной (Бахыт Кенжеев, Осип Мандельштам, Александр Блок)

Рассылка «Перекличка вестников», выпуск № 1382

               Бахыт Кенжеев

Так горек голос твой, тихоня, проводник
то света грешного, то ненависти нежной,
то проповедует, что не для нас одних
страсть обезвожена и старость неизбежна.

Тебе, единственной, шепчу, забывши стыд:
не прогоняй меня, прости меня, сестрица,
ты видишь – радуга над городом висит,
за сердце держится, грядущего боится.

Не от её ль дуги ещё Орфей сходил
в насмешливый Аид, на жалкий поединок?
И семь её цветов сливаются в один,
и ослепляют взгляд, горя в весенних льдинах.
              Осип Мандельштам

        «Из табора улицы тёмной…»

Я буду метаться по табору улицы тёмной
За веткой черёмухи в чёрной рессорной карете,
За капором снега, за вечным за мельничным шумом…

Я только запомнил каштановых прядей осечки,
Придымленных горечью – нет, с муравьиной кислинкой,
От них на губах остается янтарная сухость.

В такие минуты и воздух мне кажется карим,
И кольца зрачков одеваются выпушкой светлой;
И то, что я знаю о яблочной розовой коже…

Но всё же скрипели извозчичьих санок полозья,
В плетёнку рогожи глядели колючие звёзды,
И били вразрядку копыта по клавишам мёрзлым.

И только и свету – что в звёздной колючей неправде,
А жизнь проплывёт театрального капора пеной,
И некому молвить: «из табора улицы тёмной…»

1925

И я провёл безумный год
У шлейфа чёрного. За муки,
За дни терзаний и невзгод
Моих волос касались руки,
Смотрели тёмные глаза,
Дышала синяя гроза.

И я смотрю. И синим кругом
Мои глаза обведены.
Она зовёт печальным другом.
Она рассказывает сны.
И в тёмный вечер, в долгий вечер
За окнами кружится ветер.

Потом она кончает прясть
И тихо складывает пряжу.
И перешла за третью стражу
Моя нерадостная страсть.
Смотрю. Целую чёрный волос,
И в сердце льётся тёмный голос.

Так провожу я ночи, дни
У шлейфа девы, в тихой зале.
В камине умерли огни,
В окне быстрее заплясали
Снежинки быстрые – и вот
Она встаёт. Она уйдёт.

Она завязывает туго
Свой чёрный шёлковый платок,
В последний раз ласкает друга,
Бросая ласковый намёк,
Идёт… Её движенья быстры,
В очах, тускнея, гаснут искры.

И я прислушиваюсь к стуку
Стеклянной двери вдалеке,
И к замирающему звуку
Углей в потухшем камельке…
Потом – опять бросаюсь к двери,
Бегу за ней… В морозном сквере

Вздыхает по дорожкам ночь.
Она тихонько огибает
За клумбой клумбу; отступает;
То подойдёт, то прянет прочь…
И дальний шум почти не слышен,
И город спит, морозно пышен…

Лишь в воздухе морозном – гулко
Звенят шаги. Я узнаю
В неверном свете переулка
Мою прекрасную змею:
Она ползёт из света в светы,
И вьётся шлейф, как хвост кометы…

И, настигая, с новым жаром
Шепчу ей нежные слова,
Опять кружится голова…
Далёким озарён пожаром,
Я перед ней, как дикий зверь…
Стучит зевающая дверь, –

И, словно в бездну, в лоно ночи
Вступаем мы… Подъём наш крут…
И бред. И мрак. Сияют очи.
На плечи волосы текут
Волной свинца – чернее мрака…
О, ночь мучительного брака!..

Мятеж мгновений. Яркий сон.
Напрасных бешенство объятий, –
И звонкий утренний трезвон:
Толпятся ангельские рати
За плотной завесой окна,
Но с нами ночь – буйна, хмельна…

Да! с нами ночь! И новой властью
Дневная ночь объемлет нас,
Чтобы мучительною страстью
День обессиленный погас, –
И долгие часы над нами
Она звенит и бьёт крылами…

И снова вечер…

1907

Выпуски близкие по теме: 80, 110, 137, 184, 188, 219, 233, 253, 268, 298, 380, 447, 477, 613, 665, 716, 798, 827, 876, 915, 975, 1023, 1081, 1122, 1223, 1240, 1264, 1281, 1294, 1371