Райские испытания. Глава 2. Джако | Библиотека и фонотека Воздушного Замка – читать или скачать

Роза Мира и новое религиозное сознание

Поиск по всем сайтам портала

Библиотека и фонотека

Воздушного Замка

Райские испытания. Глава 2. Джако

Автор: 

 

Глава 2. Джако

Жако постучал. Дверь открыл старик. Было видно, что ему уже много лет. Лицо сильно испещрено морщинами, но спина прямая. Волосы были по-прежнему густые, но совершенно седые. Жако взглянул на руки: когда-то они были очень сильные, казалось, что и сейчас они сильны, только немного устали, кость широкая. Он посмотрел старику в глаза: внимательные, спокойные, без тени старости, смотрели пытливо, но без настороженности. Жако почувствовал безотчётную симпатию к этому старику. Пауза затянулась.

– Вам что-то угодно, сеньор? – старик первым прервал её.

– Да, простите, могу ли я видеть сеньора Джако Джо­релли?

– Это я.

– Я бы хотел поговорить с вами о Джордано Фуко.

Реакция старика крайне удивила Жако. Его глаза расширились, он смотрел на Жако в изумлении. Жако не понимал, что случилось.

– Простите, может быть…

– Кто вы такой, сеньор, кто дал вам мой адрес и почему вы обратились именно ко мне?

– Я только что приехал из вашего родного города. Я собираю информацию о Фуко, – он протянул ему журнальную статью, – но там никто ничего не знает, и мне сказали, что единственный, кто может помочь мне – это вы.

Старик внимательно прочёл статью, снова удивлённо посмотрел, что-то пробормотал и впустил Жако в дом. Внутреннее убранство дома было под стать хозяину – такое же старое, но в полном порядке и чем-то притягивающее.

– У вас хороший дом, – сказал Жако, чтобы начать разговор.

– Садитесь, – Джако указал ему на диван.

 

Жако провалился в старый удобный диван и прикрыл на мгновение глаза, ему стало так спокойно, будто, закрыв двери дома, он попал в другой мир.

– Итак, почему вас интересует именно Фуко и почему именно сейчас? Отвечайте честно и не темните, я не люблю недомолвок.

– Да я и не собирался ничего скрывать от вас. Понимаете, я сам по роду занятий путешественник, обходил и повидал уже немало. Я путешествую, сколько помню себя, но с некоторых пор я стал писать. Вы, наверное, не читали моих книг, но, простите за нескромность, их читают по всему миру, – он протянул Джако свою книгу. – Я пишу о своих походах и ищу материалы о старых, малоизвестных путешественниках. Однажды я наткнулся на заметку о Фуко и поразился, что об этом человеке ничего неизвестно, и стал искать. И вот я здесь, может быть, вы могли бы мне помочь?

Старик продолжал внимательно смотреть на Жако. Потом он полистал его книгу, даже прочёл пару страниц.

– Ну, допустим, – сказал он, захлопнув книгу, – у меня есть кое-что для вас. У меня большой архив по истории Пальмурети, я работаю с ним, и только несколько дней назад я нашёл несколько папок, которые никогда не видел. Я был удивлён, да и до сих пор не понимаю, каким образом они мне не попадались раньше. Так вот именно в этих папках я и прочёл впервые о Фуко. Там были описания его географических открытий, его письма, дневники и… – старик замолчал. – Так что вы пришли поразительно вовремя.

– Могу ли я взглянуть на них?

 

Старик принёс папки, и Жако погрузился в чтение. Скоро он совершенно увлёкся этим. Тут было о чём почитать, и было такое, за что можно ставить памятник. Когда он устал и откинулся на спинку дивана, в его глазах было неподдельное восхищение. Старику это явно понравилось.

– Вот и я был так же поражён, – сказал он, хотя Жако не вымолвил ни слова.

– Скажите, куда же делся памятник Фуко, где его могила, почему память о нём совершенно стёрлась, ведь это же был действительно великий человек?

– Памятник, понимаете ли… Раньше в Пальмурети ставили деревянные памятники, а город пережил два сильных пожара, так что памятник, я думаю, сгорел. Память исчезла вместе с памятником, потому что человеческая память коротка и избирательна. Когда люди живут в эпоху героев, они помнят о них, когда же они живут в эпоху серости и обыденности, то героев забывают, потому что они очень раздражают людей, раздражают просто тем, что они были, люди не понимают их и предпочитают забыть. А могила – могилы у Фуко нет...

Жако вздрогнул.

– Как это нет? Почему вы в этом уверены?

– Дело в том, что здесь есть описания всех путешествий. Вы видите, что по возвращении Фуко подробно их описывал, он был, к счастью для нас с вами, очень педантичен. Но дело в том, что Фуко отправился в своё последнее путешествие, из которого уже не вернулся.

– Откуда вы знаете, что оно было последнее?

– Извините, – сказал Джако, – я совсем не знал вас вначале и не показал вам кое-что.

Он поднялся и принёс несколько листков бумаги.

– Вот, это подготовка к его последнему походу, описание которого нам уже не суждено прочесть.

Жако прочёл написанное, потом ещё раз, потом ещё и удивлённо взглянул на Джако.

– Ничего не понимаю, что это такое, что это за странные вещи, что он хотел найти? Вот, например, тёмное небо. Что за бред, как небо может быть тёмным? Он тут даже пишет «чёрное небо». Звёзды, что такое звёзды, что это за слово?

Старик сидел, скрестив пальцы.

– Да, это странная история, но учтите, что Джордано был очень уравновешенным человеком, и позвать в дорогу его могла какая-то очень важная причина.

– Но какая?

– Письмо. Что с вами?

Жако почувствовал, как тело его покрывается холодом и цепенеет.

– Что с вами? – спокойно спросил его Джако.

– У вас есть это письмо?

– Есть.

– И… вы можете дать мне его прочесть?

– Вам могу.

 

Старик вытащил письмо из кармана пиджака и протянул его Джако. Тот внимательно прочёл его, вернул старику, потом порылся в своей сумке, достал своё письмо и протянул Джако, тот пробежал его глазами.

Наступило молчание.

– Давайте пить кофе, – сказал Джако.

Они прошли на кухню.

– Ну и что вы собираетесь теперь делать? – спросил Джако.

– Странный вопрос, идти туда.

– Вы – храбрый человек. Учтите, что даже Джордано не вернулся оттуда, а ведь раньше люди были намного сильнее, чем нынешние, простите.

– Понимаете, дорогой Джако, бывают случаи, когда я не могу рассуждать, мой дух влечёт меня так сильно, что я не в силах противостоять ему. Я знаю, что должен идти туда, и всё остальное теряет всякий смысл. Я весь дрожу от нетерпения. Я должен идти туда, потому что должен жить, а жить без этого я не смогу.

– Браво, Жако, браво, хорошие слова, даже слишком хорошие!

– Джако, пойдёмте вместе. Ведь мы оба причастны к этой тайне, значит, и идти нам обоим.

– Не совсем, мой друг, мы не совсем равны. Первая причина – я стар, я не дойду, я слишком поздно узнал об этом. Я живу в этом доме и не могу приехать даже в свой родной Пальмурети, нет сил. Нет сил, да и о чём говорить с людьми? Раньше я хотя бы мог поиграть на трубе, знаете, слов люди уже не понимают, но музыка иногда трогает их. Я разговаривал с ними на языке своей трубы, я плакал и кричал от восторга. Люди слушали меня. Теперь я и этого не могу.

– Да, я знаю, Сильвия до сих пор вспоминает вас.

– Сильвия!!! – старик почти подскочил на стуле. – Сильвия ещё жива? Ну и как она?

Жако развёл руками.

– Ну да, конечно, конечно, – грустно улыбнулся Джако. – Вот вам и ещё одна причина, почему я не могу приехать в Пальмурети. Сильвия, Сильвия! Если бы вы знали, какая это была девушка. – Он улыбнулся, прикрыв глаза. – Сильва…

– Джако, – тихо произнёс Жако, – а какая вторая причина?

Старик открыл глаза и немного подумал.

– Я не получал письма.