Дух и буква, или три ключа, открывающих (закрывающих) Розу Мира | Библиотека и фонотека Воздушного Замка – читать или скачать

Роза Мира и новое религиозное сознание

Поиск по всем сайтам портала

Библиотека и фонотека

Воздушного Замка

Дух и буква, или три ключа, открывающих (закрывающих) Розу Мира

Автор: 


обсудить эссе в интерактивной части портала

Ярослав Таран

Дух и буква

или три ключа, открывающих (закрывающих) Розу

Открытое письмо создателям портала «Родон»

 

Конец 80-х, начало 90-х… Ветер, ветер на всём белом свете… Выходят из подполья целые пласты культуры… Роза Мира… Казалось, вот – сейчас, ещё лишь шаг… Но – ряд знаковых смертей-убийств и – равнодушие суеты сует, апатия большинства, лабиринты ватных стен на целое десятилетие: охлаждение, раздробленность, тщета. Небольшой всплеск-глоток на рубеже тысячелетий, и опять на годы – торжество здравого смысла и мёртвого воздуха. И лишь мельком, где-то на краю памяти, как одинокие огоньки в ночи – мерцают «странники-рыцари» (вернее – знание, что они есть, помогает поддерживать свой костёр). Но что-то изменилось… Я это почувствовал в 2005. И чуть позже – почти как приказ, как долг: «пришло время для налаживания связей: для Общения»…

Для каждого открытого сердца, впустившего в себя весть Розы ещё в 1990 как своё родное слово, эти долгие годы прожиты под знаком творческого становления: от первой ошеломляющей радости, через горечь и одиночество несбывшихся надежд и закаляющих сомнений, к трезвому и мужественному осмыслению. Это было трудное и наполненное время (у каждого по-своему). Пришла пора «выйти на тропу мира», чтобы собирать камни и вязать «сети», где межличностные связи – лишь первый и необходимый шаг.

С этим «настроем», начиная с 2005 (если не считать непродолжительного «вздоха» на рубеже веков), я изучал РМ-ресурсы в Сети, видел неутихающую борьбу «точек зрения», приводящую иногда к вражде и даже смерти форумов. «Миросвет», а затем «Родон» – портал, создатели которого ставят во главу угла Качество, что не может не восхищать и не приковывать внимания (одна библиотека чего стоит!), но после первого впечатления (впечатления именно «добро-Качественности» и стройной строгости подхода к наследию Д.Андреева) остаётся какое-то угнетающее послевкусие. Анализ «следов в душе» от работ создателей «Миросвета-Родона», как и изучение других РМ-ресурсов в Сети, а также анализ своей личной эволюции в постижении Розы, привёл меня к осознанию необходимости написать это письмо. Я вижу три основных «ключа» (три краеугольных слова-опоры), неверное использование-понимание которых может привести (а в случае Родона уже приводит) к глубинным подменам (а не поверхностным заблуждениям-ошибкам, неизбежным в любом творческом процессе) и в конечном итоге к убийственной измене самому духу Розы Мира. Эти три слова-ключа: Общение, Поэзия, Вера.

 

I. Общение.

 

Это одно из самых трудных «искусств жизни»: раскрытию его в душе в большей степени, чем раскрытию других «окон познания», препятствует эйцехоре, ибо «семя дьявола» наиболее враждебно не истинному знанию, а духу любви. Искусству общения надо учиться всю жизнь, преодолевая и пережигая в себе миражи ложного самоутверждения и замкнутости. Как любое искусство, общение – автономная ценность (имеющая, разумеется, свои благие следствия). Общение – это поэзия, это воздух, процесс и путь – оно не может быть средством! Общение так же отличается от «болтовни на общие темы» (выражение одного из создателей Родона), как поэма от газетной статьи.

«Толстой знал учение Христа, но не знал Самого Христа.» Роза Мира – это впервые в истории человечества личное откровение Вечной Женственности – это не учение, не концепция (вернее, концепция-каркас есть, конечно, но она далеко не главное в Её вести) – это Невеста, ожидающая Жениха…

Судьба – ещё в школьные годы – свела меня с гениальным человеком (именно: гениальность человеческих качеств, способных раскрыться в женской душе по преимуществу); что я тогда не в состоянии был ни осмыслить, ни сформулировать. Но почувствовал мгновенно, как и сотни её учеников. Это школьная учительница литературы. На протяжение нескольких десятилетий она создавала атмосферу… Причём – в физ-мат школе, что отнюдь не облегчало задачи. И было удивительно: совсем юные («последнего урожая») и уже седые и лысые («двадцатилетней выдержки» и более) ученики, сидя за партами, ловили прекрасные образцы художественного слова (такого качества исполнения достигают единицы: уровень работ Смоктуновского или Даля, но не об этом речь), и было чудо: люди, которые зачастую не в состоянии найти ни одного общего слова друг с другом, чьи попытки диалога приводят только к бесплодному «спору на уничтожение одной из сторон», а иногда к открытой вражде, – между ними, казалось, невозможно разрушить стены взаимного недоверия и подозрительности, – находили общее, лучшее, тянулись к этому духу (не умея назвать его по имени) – и стены рушились исподволь, самой атмосферой: враждебными, замкнутыми в своих убеждениях приходя, мы становились чище, открытей и добрее друг к другу, пусть на время, но память хранит и душа живится до сих пор той атмосферой. Мудрая ИЮ (инициалы) никогда не «плясала от себя», но сосредотачивалась (не деланно, а естественно – в силу своего дара) на собеседнике, и эта искренняя сосредоточенность на другом творила чудеса. Дай Бог пронести нам, соприкоснувшимся с её атмосферой, память о том воздухе свободы по любви через оставшуюся часть жизни!

Это и есть дух Розы Мира – дух примиряющей женственности. Этот дух не создаёт концепций и учений, но вдохновляет и раскрывает души; не творит сам философских и художественных ценностей, а создаёт атмосферу, в которой хочется их творить и не хочется враждовать. Дух Розы Мира – это дух общения. На планетарном уровне. Это атмосфера, в которой должны раскрыться в творческой полноте исторические религии – во взаимообогащающем диалоге (обогОщающем – мудрость языка подсказывает, в каком направлении идти).

Самый чёткий критерий – «осевой вопрос», который помогает различать духов и ориентироваться в культурном пространстве, видеть «суть тенденции» за внешними проявлениями – это тенденция к обогащению или обеднению духовной жизни. Понятно, что за первой – Божье. За второй – противное Божьему замыслу. Этот критерий безошибочно работает на любом примере, будь то исторические движения или современные течения культурной, общественной, политической или религиозной жизни: иконоборчество, снижение религиозного качества в некоторых протестантских общинах или нац-изолиционизм, свойственный коснеющим религиозным ортодоксиям, коммерциализация искусства, космополитическая унификация,– вот примеры явного обеднения духовной жизни; и вопрос, кому это выгодно, не оставляет вариантов для ответа, кроме: тому, кому выгодно оскудение духа, ведущее в конечном итоге к бездуховности (а потом и к бес–духовности) и как следствие утрате внутренней (а потом и внешней) свободы, ибо лишённый духовного богатства человек может быть только рабом своей низшей природы и чужых внушений. Дух Розы – дух общения: взаимообогащающего (обогОщающего).

Это не новая религия (в старом смысле слова): среди пяти «пирамид» трансмифов «Высших Аспектов верховных религий» нет трансмифа Розы Мира («а шестой в Шаданакаре никогда не будет»), – это Мировая Культура во всём многообразии и содружестве национальных культурных ликов, в лоно которых вернулись исторические церкви (вернее, это религиозно-культурное единство, нарушенное ренессансом и творчески пережившее временное размежевание). Это – просвечивание Церкви Небес на Земле. «Буди! Буди!» Церковь Шаданакара – выше трансмифов верховных религий. И только в этом смысле Роза Мира – сверхрелигия. Только в таком смысле.

И нет радостнее этой атмосферы общения для человеческого сердца: общения с Божественным, общения-сотворчества-диалога читателя-зрителя-слушателя-соавтора и с жившими раньше в нашем мире, и с нынеживущими друзьями сердца. Это как возвращенье Домой… Нет ничего радостнее такой встречи, такой атмосферы, и нет ничего труднее для нас: атмосферы общения боится наше эйцехоре гораздо больше, чем чёрт ладана. Научиться общаться не легче, чем написать и пропеть гениальную песню, а из-за некоторых аспектов психики даже сложнее. Но этому надо учиться. Вектор задан. И помощь Свыше уже дана.

К великому сожалению, приходится констатировать, что сделав первый такого уровня и такого качества сайт в Сети, создатели Родона (как эволюционировавшего в направлении духовного обеднения Миросвета), начав за здравие Розы Мира, кончили за упокой. Очень хочется верить, что этот путь выбран не сознательно: в силу психологических, а не онтологических причин: от комплекса «усталости Штирлица», от многолетнего отторжения средой и битья лбом о тепло-ватные стены людской глухоты, от желания оградить любимый предмет от мелочного мусора эзотерических спекуляций и равнодушных скальпелей хирургов-самоучек, в общем: от всего «психологического кошмара», так знакомого любому творческому сознанию, рождённому в 60-70-е и созревшему к рубежу веков, а уж сознанию, вкусившему весть Розы, тем паче! Но это надо творчески, именно творчески! пережить. Будем надеяться, что создатели Родона найдут в себе силы остановиться и сделать шаг в обратном направлении: в сторону открытости и обогащения, а не всё большей замкнутости и обеднения.

Но пока этот ресурс создаёт атмосферу «отсутствия воздуха». По аналогии с приведённым выше и столь дорогим мне примером ИЮ, но – противоположным по результату, по «послевкусию»: выходя из путешествия по Родону, чувствуешь себя учеником, но – «учеником с завязанным ртом». Ты имеешь право задать вопрос, но… на ушко учителю, чтоб никто – прежде чем учитель изготовит ответ (а на этот процесс, бывает, уходит неделя и две) – не услышал вопроса. Более того, твой вопрос может быть отредактирован (иногда до неузнаваемости!) или просто проигнорирован. Ответ же учителя (анонимный) на (анонимный же) вопрос не подлежит дальнейшему обсуждению. Что это? Чей это стиль? Откуда эта закрытость, доходящая до абсурда? Ни фото, ни каких-либо элементарных личных данных создателей. Или так страшно, если кто-то в реале вдруг уличит тебя в симпатиях к «сумасшедшей книге»? Это позиция рыцаря Звенты-Свентаны без страха и упрёка?.. Говорю с горечью, с огромной горечью, потому что в человеческой искренности одного из организаторов Родона я был убеждён много лет назад…

Ученик может написать контрольную работу (статью) и даже получить за неё отметку в виде гонорара (что нормально). Правда, это присутствует по сей день лишь как недостижимо-заоблачный прыжок: видимо, настолько туп пошёл ученик. Разумеется, предварительно надо согласовать тему, потом тезисы, потом учитель отредактирует твой текст согласно обозначенным идеалам – и в качестве таковых предлагаются собственные (!!!) работы учителя (пример философской работы – «Динамическая метафизика бытия»; пример библеистической работы –«Разбор библейских оснований христианства»). Это… это же… просто неинтеллигентно… это неприлично, наконец. Я не только Д.Андреева, ни одного из философов или художников слова прошлых лет не могу представить в подобной роли, доживи кто-нибудь из них до появления интернета. Сидит эдакий Бердяев (со всем своим эмоциональным напором) или Толстой (со всем своим учительским пафосом), отвечает оракулом на анонимные вопросы, а в качестве модели для потенциальных статей, которые можно прислать, приводит СВОЮ же статью! Это насколько надо было утратить внутренний такт, даже самый элементарный вкус? Неужели во всём наследии прошлого и настоящего не нашлось ни одного достойного примера, кроме собственной работы?

Если таковы последователи (разве нет? за каждую букву бьются насмерть), то каково само «учение»?.. Не от одного человека я слышал отзыв (ссылки на РМ-ресурсы я стараюсь давать людям по возможности): «Ни я, ни кто-либо иной им попросту неинтересен. Неинтересен – в принципе.» Если атмосфера общения создаётся в первую очередь неподдельной, искренней заинтересованностью учителя (лучше: лидера, организатора) в личности того, кого он приглашает к себе (на кружок, в клуб, на сайт), то Родон удушает эту атмосферу в зародыше. Это – антиобщение. Воистину, «буква убивает дух». И худшей услуги для Розы Мира придумать затруднительно. Кому это нужно?

Существовать такой ресурс (если создатели действительно хотят служить Духу, вдохновлявшему поэта Вечной Женственности, а не Её «извечному противнику») может только в рамках «Большого РМ-сайта», на правах только одной версии из многих: например, исследования «текста» книги Д.Андреева «Роза Мира» и привязки этого «трактата-концепции» к иным источникам: религиозно-историческим, научным или философским. Лишь в этих рамках такая закрытая система, какую представляет собой Родон, может быть на благо, может выглядеть камерной, а не замкнутой на себя. Но как самостоятельный ресурс, а уж тем более как ресурс, претендующий на качественное первенство среди ростков-всходов Розы, он губителен для Её вести, Её зова – к взаимообогащающему Общению – единственной альтернативе духу антихристову в нынешнем мире! А именно Родон сейчас создаёт невыносимо-гнетущую атмосферу для «прихожан», какой не сыщешь на самых ортодоксально-закоснелых сайтах исторических конфессий. Там, по крайней мере, тебя выслушают, а уж потом начнут «рихтовать». Там заинтересованы – здесь нет интереса к личности, только к цифрам, к количеству посетивших виден интерес. Это позиция счетовода, а не философа, не учёного. Но чтобы согласиться быть только одной страницей, одной версией будущего «Большого РМ-сайта», Родону необходимо совершить внутренний человеческий подвиг. И кто сказал, что это невозможно?

«Не мы читаем книги – книги читают нас.» Если человек, прочитав «Розу Мира» (совсем немаловажный признак!), откликнулся, почувствовал своё родное слово (уже характеризует качественный выбор души!), потом начал «искать своих»,– этого вполне достаточно, чтобы отнестись к нему со всей внимательностью и заинтересованностью со стороны тех, кто считает себя продолжателями и пытается развивать творческое наследие Д.Андреева, ибо этот выбор не случаен и сделан немногими (пока «учение» не вошло в моду) – это Знак! Именно душу, в которой творческое начало раскрыто в большей степени, притягивают идеи, заложенные в книгах великого духовидца-поэта. А творческий человек имеет право на ошибку, более того – совершать ошибки, претворяя их осмысление в духовный опыт и обогащая этим себя и других, его обязанность (если это ошибки, а не сознательные подмены-измены Духу Святому); и общаться с «подобным контингентом» крайне непросто, но другого не будет, и слава Богу!

Как тяжело видеть вражду исторических церквей! но это стало невыносимо уже не единицам, а множествам, – так отзываются наши сердца на Дыхание Вечной Женственности, на Её зов и весть с тех Высот, что в христианской мистике символически отображаются как Невеста Логоса и Церковь, – так начинает Свой жертвенный спуск Звента-Свентана. И как тяжело в прошлом созерцать вражду гениев нашей культуры, например: Тургенева и Достоевского (их примирила только смерть и мудрость Синклита), так же нам должно стать невмоготу выносить вражду «либералов» и «патриотов» на РМ-форумах, ибо Роза Мира – это всепримиряющий дух в первую очередь: дух Общения. И наш долг уже здесь находить те струны, музыка которых примирит нынешних тургеневых и достоевских: Родон и другие ресурсы, чья цель – послужить Ей и Её Жениху, а не концепциям-учениям, отпечатавшимся в головах последователей Д.Андреева.

Для этой цели у нас, в отличие от прошлых эпох (эпох духа мужественного и жёсткого), есть не только благословение Свыше, но даже технический инструмент, неподконтрольный ни одному национальному государству, пока оно не стало на путь суицида,– у нас есть Интернет. Это «техническое явление» ещё совершенно не осмыслено философски, а уж тем более – метаисторически (было бы, кстати, интересно вырастить такую «ветку» на форуме: это отдельная и потрясающая надеждой тема). У нас есть инструмент. У нас есть благословение Свыше. Мы должны научиться Общению, а не отстаивать свои концепции и убеждения, сталкиваясь лбами на рассудочно-узких мостах. Мы должны раскрывать и раскрываться во взаимообогОщающем диалоге, а не закрывать и замыкаться в бесконечных спорах, скользя по зеркальным плоскостям застывающих схем. Лёгкий меч интернета выпадет из наших рук только в случае возникновения единого государства на бездуховной основе (одной из ныне существующих или будущих «доктрин дьявола»), и если это произойдёт, в том будет и наша незаживающая вина.

В прошлом веке стало ясно уже очень многим представителям культуры (и написано на эту тему достаточно) и меньшему количеству, но всё-таки не единицам, в лоне исторических религиозных конфессий, что нет иного пути ни у церквей, ни у культур после разделения-ренессанса на «духовную» и «светскую» части и зашедших, исчерпав себя в этом разделении, в духовный тупик охранения прошлого наследия или творчества «во имя своё»; нет иного пути из тупика, кроме как идти навстречу друг другу, чтобы во взаимообогащающем общении объединить церковь и культуру в Церковь – в национальный Её лик, и уж затем в лик всечеловеческий (а не общечеловеческий, что подмена!). Невиданная ранее полнота жизни и содружества ликов национальных, раскрывшихся во всечеловеческом Общении – в океане Мировой Духовной Культуры, – это отображение и просвечивание Церкви Небесной здесь. Этот Путь и есть Роза Мира.

В российской Культуре (распавшейся, как и все христианские, на церковь и культуру, с маленьких букв – обе) шаг навстречу, шаг по пути Розы из лона православной церкви сделал Ал.Мень и его последователи. (Давно из недр православия не выходило столь богато одарённого творческим словом деятеля!) Убийство отца Александра стало одним из знаковых, после чего и церковь, и культура были погружены в длительное состояние духовной апатии. Со стороны «светской культуры» такой шаг совершал почти каждый гений, кто успел достичь полноты и зрелости своего дара, их целая плеяда, где вершины вершин: Пушкин и Тютчев, Гоголь и Фет, Достоевский и Вл.Соловьёв, Бердяев и Шмелёв, М.Волошин и Д.Андреев, Арсений и Андрей Тарковские (не смог отказать себе в удовольствии просто назвать несколько имён). Кстати, что очень коробит, а по сути является изменой духу служителей Розы – духу братскому и рыцарственному!– это снисходительно-высокомерный тон по отношению к великим творцам прошлого. Этот недопустимый тон просто разлит по всей «Динамической метафизике бытия» (сокр. «ДМБ») и плещется там через края посудины, хоть и плотно сколоченной, но отнюдь не являющейся глубиной глубин. Как книги Бердяева или Флоренского отнюдь не являлись «предтечами» книги «Роза Мира» – одной из драгоценнейших вершин русской и мировой культуры, сокровищницы грандиозной и необыкновенной в чуде своего появления, но только одной из многих, а никак не самой «главной» и, упаси Бог, последней. Такой поверхностно-высокомерный взгляд на океан культуры (а подозревать автора «ДМБ» именно в таком взгляде заставляет сам тон его работ), взгляд с «окончательной колокольни» последователя «Розы Мира», является прежде всего изменой самому духу этой великой книги.

Роза Мира – это не трактат с одноимённым названием и даже не всё наследие Д.Андреева (что глубже, непостижимей и выше во многом собственно трактата). Это – вся Мировая Культура, переболевшая и победившая в себе раздробленность и враждебность, творчески оплодотворённая Духом Вечной Женственности.

Один из создателей Родона как-то обронил фразу: «…достаточно было одной книги»… (И сколько печали было в интонации! О, эта горечь несбывшейся надежды, наверное, знакома многим сердцам, впустившим в себя весть Розы.) Если бы вообще могла существовать такая книга, её бы написал Христос. Но – эта книга пишется всем человечеством: эта книга – Мировая Духовная Культура, состоящая из отдельных книг – культур национальных, а главы тех книг – лики творцов, и одна из этих глав – творческий лик Д.Андреева. И только в таком смысле должно понимать его слова о «кирпичике», его предостережение о том, чтобы кто-нибудь не принял его весть и его самого за основателя будущей религии! Д.Андреев – поэт-провидец, поэт-мистик, поэт-мыслитель и только потом философ-концептуалист. И здесь мы подходим ко второму «слову-ключу» и ко второй, менее явной, но не менее ядовитой подмене, которую «попустили» создатели Родона.

 

II. Поэзия

 

О «втором ключе» говорить настолько же сложнее, насколько легче о «первом», потому что необходимость выйти на качественно иной уровень диалога и взаимопонимания становится всё более очевидной миру. Этот первый «аспект», «символ» (я только обозначил его словом «Общение») – лишь первый ключ к вести, которую нам принёс всем своим творческим наследием (а не только «трактатом» Роза Мира!) и всем своим жизненным и человеческим обликом Д.Андреев (в том числе, ибо он не единственный, кто «пел о Ней»). Общение – ключ к первой «двери», впускающей в человеческое сердце атмосферу живого воздуха, под чьим благотворным воздействием будут становиться прозрачными «стены разделяющие» и уменьшаться враждебность «систем и концепций». Живой воздух создаст необходимое условие для возникновения диалога, выведет на принципиально новый качественный уровень и придаст невиданную ранее глубину самому слову «Общение» на личностном, межконфессиональном и межнациональном «поле» (возникновение этого «поля для диалога» и есть отражение в нашем мире созидающегося трансмифа всечеловеческой культуры – «Аримойи»). Если этот первый «символ», это необходимое условие – сама атмосфера Общения вряд ли уже может вызвать сколько-нибудь основательные возражения и «насущная необходимость» её осмыслена очень многими (и конечно, далеко не только читателями Андреева!), и количество уже должно перерастать в качество…

Но нам, к сожалению, виден пока только обратный процесс: умаления и обеднения качеств духовной жизни. Именно дверь «перехода в качество» должен открыть (или закрыть) второй «ключ-символ». И насколько первый «ключ» очевиден, настолько второй сегодня игнорируется массовым сознанием почти полностью, а последователи Розы Мира (в лице создателей Родона, претендующих на первенство в этом ещё только зарождающемся сообществе) делают всё, чтобы исключить саму возможность открыть ту единственную дверь, что не ведёт к обеднению и оскудению Розы ещё до её раскрытия: они хотят превратить Миф в наукообразную концепцию, а Поэзию в иллюстрацию к рассудочной схеме.

Язык – один из главных «рычагов» воздействия на наше сознание и подсознание как Провиденциальных, так и богоборческих сил, один из «ключевых фронтов» небесной войны. Это борьба за Слово. Поэзия – высшая форма языка. В мирах горних, о чём нам поведал великий визионер, уста говорящих издают уже не наши «словá, словá, словá», а «целые аккорды фонетических созвучий и значений». Но «смысловые аккорды» – это и есть строфы: т.е. единицей речи, членом предложения является уже не слово, а строфа (цельный по звучанию и смыслу аккорд). Это «объёмная речь», бесконечно обогащающая и слышашего, и говорящего. И как ни покажется нам непривычным, поэзия – наиболее естественная форма речи, о чём «помнят» дети (они воспринимают поэтические структуры гораздо легче и быстрее, чем так называемую «прозу»), но «забывают» взрослые, остывая и утрачивая с годами «дар речи», подменяя его тусклым подобием – бегущей линейной строкой «разговорного языка», который в силу своей линейности искажает любой Смысл, выходящий за бытовые рамки. Поэзия (ритмически и образно организованная речь) так же отличается от «разговорного языка», как «быт» от «бытия».

О принципиальном отличии «объёмной структуры» поэтической речи от речи разговорной (собственно «прозой» её можно назвать с очень большой натяжкой: художественная проза не является линейной и на своих вершинах граничит с поэзией; но, конечно, не наукообразная «проза», на которой излагаются «концепции»: эта форма линейна по определению), о различных структурах языка, рассматриваемых как разные типы носителей информации (что, безусловно, сужает смысл!), написано уже достаточно научных трудов, чтобы понять суть этого коренного отличия и признать неспособность структур простейших и низших (несмотря на их многословие!) вместить объём информации, несомый структурами сложными и высшими (при огромной экономии средств!), что является эмпирическим фактом, наконец-то увиденным и признанным современной лингвистикой и филологией (например, Лотман и КО).

Поэзия – как высшая форма – не может служить иллюстрацией к форме низшей: поэтическое наследие Д.Андреева не может рассматриваться в качестве иллюстрации к трактату «Роза Мира», всё как раз наоборот! И недаром лучшие книги Библии написаны стихами, как и любые «высшие тексты» всех мировых религий. Это не случайно: сама структура поэтической речи способна вмещать запредельные Смыслы с неизмеримо меньшим искажением, чем прозаическая. Проекция «вести мира горнего» на объёмную структуру «энрофной» поэзии многократно ближе к подлиннику (хотя искажается неизбежно тоже, но в гораздо меньшей степени), чем проекция на плоско-линейную структуру «прозы» (только человеку, в принципе не способному к прочтению «объёмной речи», непротиворечиво-логическая вязь наукообразного языка кажется верхом «объективности»). Достигая вершин, философия переходит на афористический язык, приближаясь к мистике – приближается к строю поэтической речи. Мы видим два противоположных процесса: один ведёт к обеднению смысла (но выигрывает во внешнем наукообразии), другой к обогащению (но любители «научности» смотрят на этот путь свысока).

Весть о спуске Звенты-Свентаны, потрясающая радостью миры горние, услышанная наиболее подготовленными душами в мире дольнем, с наименьшим искажением (насколько это вообще в силах одного человека и на «энрофном» языке) передана в поэтическом наследии Д.Андреева (просто в силу самой формы!). И только вся неимоверная сложность и неисчерпаемая цельность этого духовного опыта заставила его умалить, упростить, сузить и вжать в рамки «религиозно-философского трактата», зачастую обескрыливая и «антропизируя» Весть, многоаспектную и многоокую, не укладывающуюся не только в прокрустово ложе «непротиворечиво-логической концепции», но вообще в саму структуру прозаического повествования. Ради читательского понимания (утратившего «дар речи») автор пошёл на рискованный шаг (Державин уже наспотыкался на этом пути на смех публике) – написать обширный комментарий к своему поэтическому наследию: именно этот «автокомментарий» мы и знаем как «Розу Мира».

Ловушка-подмена для последователей-продолжателей (как это типично для духовных подмен: менять высшее и низшее местами) заключается в том, что поэзия (вообще искусство) рассматривается в качестве иллюстрации к «основной концепции-трактату». Это избитая подмена многих религиозных сообществ. Но Родон идёт ещё дальше и делает типичный шаг по типичной дороге: создаются комментарии к комментарию, умаляя и искажая иногда до неузнаваемости сам Предмет. Это «искажение третьего уровня» выдаётся за идеальный «пример философской работыДинамическая метафизика бытия». И уже сам Язык начинает сопротивляться такому насилию! Отсюда неудобоперевариваемая словесная каша и тяжело-угловатые стилистические конструкции, напоминающие скульптуры Церетели.

Грех этой подмены не только в упрощении-искажении Предмета, неизбежном для тех, кто взял на себя «чёрную работу» популяризатора, необходимую на первом этапе (если, конечно, не выдавать её за «непротиворечиво-логическую концепцию», что в конечном итоге приводит к удушающему торжеству здравого смысла – одной из личин «духа пошлого» – и к измене самому Предмету, букву которого взялся популяризировать); нет, главный грех в умалении Поэзии (души любого искусства!), в сведении Её к служебной роли, к иллюстрации, к средству! Дух Розы Мира – не только дух Общения, но и дух Поэзии. (Имеющий уши да слышит.)

Первое знакомство с Розой Мира (в авторском исполнении Д.Андреева) явилось в своё время для меня своеобразным «поэтическим искушением»: как не превратиться в иллюстрацию? Как, не отворачиваясь от ослепляющего света разверзающейся вести, не утратить творческого лица? (Утрата лица – единственный непрощаемый грех в строгом, но открытом королевстве поэтической культуры.) И может быть, до времени нельзя использовать «словарь Андреева», пока сам Язык не примет в свою живую плоть эти новые и непривычные звучания?.. Но здесь нужна работа исследователей «текста» и популяризаторов, которой, видимо, предназначено было заняться нынешним создателям Родона, чтобы начать грандиозный по сложности (хотя бы в силу необходимой для этого колоссальной эрудиции) труд по «увязке-укладке» наследия Андреева в контекст мировой духовной культуры, при бережно-уважительном отношении ко всем её необоримым вершинам. Разумеется, такая работа не под силу одному или двум человеческим умам – здесь должно «заработать» целое созвездие, но для этого нужна совсем иная атмосфера, чем та, что всё более сгущается на Родоне. Очень характерный признак – отсутствие у Родона ссылок на другие РМ-ресурсы (ни единой!). Если Миросвет (там две-три ссылки ещё были) при всех натяжках можно воспринимать как ресурс, обогащающий Розу, то ряд глубинных подмен (я их здесь пытаюсь осветить в меру сил) переводят Родон в духовно отрицательное поле. Как самостоятельный ресурс (о чём я уже говорил: такой сайт может быть только одной страницей Большого РМ-портала, с иной атмосферой!) Родон становится не исследователем и популяризатором «идейного (!) наследия Д.Л.Андреева», а его дискредитацией, уводящей шаг за шагом сознание в прямо противоположном направлении – в сторону всё большего обеднения духа.

Сам Язык – один из верных помощников и проводников в духовном странствии – сопротивляется и не даёт так запросто извратить наследие великого поэта. Рассмотрим только заголовок: «Портал «Родон». Изучение и дальнейшая разработка (вместо развития!) идейного (вместо духовного или творческого!) наследия Д.Л.Андреева». Сначала вместо целостного восприятия личности-вестника, неотделимой от самой сути этой вести, нам предлагается учение, причём изложенное в первую очередь в трактате «Роза Мира», а остальное «наследие» преподносится лишь в качестве иллюстративного материала; потом всё чаще слово «учение» подменяется словом «концепция». И чем дальше, тем больше начинает фигурировать именно «концепция», сводимая в итоге уже не к «Розе Мира», а к «Динамической метафизике бытия» (рационалистически-замкнутой системе понятий с натуралистическим уклоном, по духу весьма чуждой открытому мифотворческому духу Розы), а при помощи изобилия вырванных из контекста цитат в сознании читателя «логически-непротиворечивая концепция ДМБ» плотно увязывается с концепцией «Розы Мира». Примерно ту же методику используют Свидетели Иеговы; и неудивительно, что Родон признаёт их движением «правой руки». В том, что это как раз одна из совсем уж очевидно «леворуких» сект, у меня, например, нет никаких сомнений; впрочем, эта «леворукость» не так сложно показывается, но не о них здесь речь. Также показателен пример – отношение к такому монструозному историческому вздутию, как ГКЧП «…имел в основе санкцию Провиденциальных сил» (совсем уж карикатурный прокол!). Но Язык не даст соврать: он не прощает высокомерно-снисходительного отношения к своей возлюбленной, к своей Поэзии!

Отношение к художественно-поэтическому и мифотворческому методам познания мира как к чему-то вторичному (иллюстративному), к тому же чреватому фантазийно-субъективными и эмоционально-избыточными элементами, по сравнению с наукообразными и концептуально-рационалистическими построениями, выдаваемыми за наиболее объективный способ отображения реальности,– что может быть противнее духу великого поэта-мифотворца-духовидца, по праву ставшего в один ряд в мировой культуре с авторами Апокалипсиса и Божественной Комедии. Абсолютное непонимание того, что никакая концепция, никакая закрытая, пусть сколоченная без единого логического противоречия, система просто не в силах вместить Тайну, поднимающую человеческое сердце в неисследимую область бесконечного Смысла. Только «открытая система» (чем и является поэтичеки-мифологическая «конструкция», в отличие от конструкций чисто логических) способна отражать Таинственное (не в смысле «засекреченное», но уходящее в бесконечные глубины и выси). Наоборот, декларируется – и уже без маски!– враждебное отношение ко всему бесконечному, невместимому в рассудочные схемы, ко всему «апофатическому» и «антиномическому», третируя сам подход как «догму» (?!?) и издеваясь над этими словами с упорством одержимого. Поэзия – это Тайна. Роза Мира – это Тайна, с присущей Ей «антиномичностью» и «апофатичностью» как атрибутами объёмного Смысла, хочет того трёхмерный ум, свихнувшийся на логике в безумной попытке вместить невместимое, или нет.

Зримое появление в исторической реальности ростков Розы Мира мы увидим тогда (и сможем по праву сказать: «люди, смотрите, вот первые зори золотого века, о котором написано в книгах») и лишь тогда, когда сначала в Интернете (лучше: Сети) – одном из наиболее динамичных и интерактивных проявлений того, что Вернадский называл «ноосферой»,– а потом в более плотной реальности, появится «ресурс-место-Дом», где люди с преобладающим творческим началом, не нашедшие «домашнего тепла и внимания» ни в исторических конфессиях (в нынешнем их состоянии), или вынужденно сжатые там, ни в социальном плане (за редким исключением), начнут чувствовать свою нужность, будут услышаны и окружены дружественным вниманием, обретут атмосферу живого воздуха, которую не спутает человеческое сердце ни с каким суррогатом вовек! Только тогда последователи Розы могут по праву считать себя Её служителями, а не самозванцами, вожделеющими стать первыми у трона «основателя будущей сверхрелигии» (т.е. «непротиворечиво-логической концепции»). Что это будет? По типу религиозно-философских обществ Серебряного Века, как на башне Вяч.Иванова; приют-пристанище творческого духа, как в волошинском Коктебеле; или по образу и подобию литературно-поэтических клубов 60-х, или рок-клубов 80-х, или дома-ковчега Ал.Меня? Но это будет – и будет шире, глубже, интереснее и плодотворнее, ибо есть на то благословение Свыше и есть, что тоже немаловажно, небывалый инструмент: Интернет-Сеть, на таком инструменте можно исполнить «Игру в Бисер» (другое имя Розы Мира).

Но для этого должно измениться отношение к Поэзии… и не только в головах создателей Родона, а в массовом сознании, на «заштампованную мельницу» которого (что бы ни декларировали взявшие на себя труд «разработки идейного наследия Д.Л.Андреева») как раз и льётся ручеёк их деятельности. А в массовом сознании (чего не было, пожалуй, очень-очень давно, если вообще было когда-нибудь) слово «поэт» в современном его исполнении игнорируется как факт. На социальное дно отправляли и не раз, но чтобы полный и принципиальный игнор за абсолютной ненужностью… В общем, не может быть, потому что… ну, тут разные причины озвучиваются, а по сути всё та же искромётно-чеховская идиома: «не может быть, потому что не может быть никогда». Родон же, разумеется, вещает с точки зрения «единственной непротиворечивой концепции» и безапелляционным тоном (да и куда эту «апелляцию» подавать: некуда – чисто технически) о том, что «нет великой литературы и искусств». Эта установка по-всякому варьируется словесно, но с непроходимым постоянством вбивается в головы: то под соусом «упадка духовной культуры», то «катастрофического срыва миссии», то под «торжеством космополитической доктрины», то под простым «невозможно в виду отсутствия атмосферы». А приводимые извне примеры существования в наше время этой «великой литературы» (только загнанной в подполье, глубокое как никогда, потому что оно вырыто изнутри: добровольным равнодушием самого народа, а не насильником-диктатором) объявляются «необъективными и малохудожественными». Абсурд непримиримой установки на отсутствие «духовных ценностей в современном искусстве» (в принципе! а не только на его коммерческой поверхности) доходит до таких «логически-непротиворечивых» ходов: не может быть, так как нет Розы Мира, и пока она не появится, любые заверения о том, что существует «великая литература и искусства» необъективны и могут произносится только современными авторами (а кем ещё, интересно? Пушкиным?) и т.д. и т.п. (Любопытство можно удовлетворить сполна в ленте «вопросы и ответы».) Только как же она появится, эта самая Роза, если нет и не будет «великой литературы и искусств»? Да никак!

Да, к сожалению, внушать именно эту установку Родон изо всех сил помогает тому, кто не выносит Общения и Поэзии. И тут я подхожу к самой тяжёлой духовной подмене создателей портала. Именно осознание «третьей подмены» (а на самом деле, уже не подмены, а прямой измены Её Духу) и послужило мне последним побудительным пинком для написания этого письма.

 

III. Вера.

 

Дар созерцания инфернального закулисья, тёмной изнанки мира – тяжёлый дар. Судьба сатирика («метасатирика») страшная судьба. Чтобы описать зло (чтобы описать вообще что угодно), художник должен впустить и пропустить через себя художественный предмет. Сатирик («метасатирик» – разница только в степени осознания потусторонних источников) неизбежно – через очи своего дара – впускает в себя тьму, и она разрушает душу. Это суровый закон духовной жизни: на чём по преимуществу концентрируешь внимание, тем и становишься. Смотришь на небо – в глазах отражается небо, а глаза – зеркало (лучше: окно – око) души. Только самые могучие обладатели этого страшного дара, дара прозревания низин и болезней бытия, могли нести свой крест сквозь земную жизнь, не омрачаясь психически, благодаря компенсации последствий адского видения – даром созерцания Высот Света: Иоанн Богослов, Дант, Достоевский, Чехов, Д.Андреев. Но человеческий путь менее могучих носителей сатирического дарования – жертвенный путь самосожжения. Не наделённые равным по проницательной силе – «оком Света» (или даром великой любви к миру и людям, как у Чехова), способным компенсировать душевные последствия от пропускания через психику тёмного материала, они являют собой жизненные руины: даже такой гигант как Гоголь! не говоря уже о менее религиозных «энергоносителях» (в наше время: Высоцкий, Башлачёв, Довлатов).

Созерцание (пусть и аналитически-гадательное) панорам геополитической изнанки: всей этой грызни уицраоров, холоднокровного разврата интеллектуалов-игв, вихреобразных воронок вампирических эгрегоров, кровопийц-велг и прочей нечисти; размышления над планами и санкциями Урпарпа, и сооружение, исходя из этого умозрительного созерцания, статей и статей, – всё это может привести к катастрофическим срывам психики.

Эволюция взглядов, по крайней мере одного из основателей Родона (здесь я могу опираться на некоторый личный опыт), являет собой такой пример «завороженности изнанкой»: всё меньше отводится места «анализу» действий Провиденциальных сил (из статьи в статью эти Силы всё больше начинают выглядеть как вечно проигрывающие, слабые, по остаточному принципу: основной текст - 90% и более – посвящён «рекогносцировке» демонического стана, а потом, одним из пунктов: «ну и Синклиты там… что-то… но всё без толку»). Такая «завороженность изнанкой» неизбежно приводит к крайне пессимистическим взглядам на текущую действительность и её потенции (хотя слово «пессимизм» в нынешнем его наполнении является больше реакцией на подслеповатый современный «оптимизм»). Вернее, к беспросветной подавленности психики это приводит, заставляя замкнуться в личном, избегать открытости, ходить в маске, бояться общения и т.д. и т.п.

Я знаю реакцию одной молодой девушки после ознакомления с оригинальными метаполитическими работами Родона: «не буду рожать детей». И ой как закономерно! к иным выводам – на эмоциональном уровне – и придти невозможно. Это всё та же вода на ту же мельницу, её уже столько лет льют Свидетели Иеговы и консервативно-ортодоксальные силы в христианских конфессиях (а теперь и «передовые отряды» Розы!), суть этих внушений такова (если очень грубо – она варьируется и преподносится под разными соусами, но суть одна): ничего уже не нужно («нет литературы и искусств» да и не надо уже), поздно, приход антихриста предрешён в ближайшем будущем, нужно думать о личном спасении, а мир уже не спасти, конец, всё пропало… и т.д. Преувеличение силы Зла не менее опасно, чем преуменьшение её (даже второе – духовно здоровее!). Кому выгодна такая установка, кому хочется внушить людям: «нет больше великого человеческого творчества, просто нет, да и не надо: я гряду!» – понятно, кому. И тот же голос, то же заговаривание, то же методическое вдалбливание слышится из статьи в статью на портале Родон, из ответа в ответ о современной метаистории этот голос всё громче, всё настойчивее, всё нахальнее: «нет уже духовной жизни, нет и не надо, я гряду!» Кому это выгодно? Кому больше всего нужна паника в рядах противника? Какого вы духа, последователи Розы Мира?

Есть афоризм: «не важно что говорят, а важно – кто и зачем». Почему личность иногда выбирает в качестве служения что-то по духу ей весьма чуждое? Очень интересен психологический анализ художественного образа Иуды Искариота в одноименной повести Л. Андреева. (Не духовно-идеологические корни восстания-измены, которые лучше увидел сын писателя, а именно психологические мотивы.) Эта мучительно-жгучая потребность быть любимым учеником, первым после Учителя, стать одесную у трона (причём трон мыслится в ближайшем будущем на земле, конечно); зависть, соперничество и враждебность к другим ученикам вьётся красной огненной нитью через всё повествование и затягивает душу неставшего апостола в пучину отчаяния от несбывшегося (любимым он так и не стал!), к мести от ревности и в то же время к тайной надежде, что Учитель сойдёт с Креста, на который Его обрёк «мудрый ученик», и этим покорит толпу и воцарится… Можно привести и другой пример: как грузинский мистик, созерцатель тёмных царств, сначала выбрал путь в действующей ортодоксии (видимо, по старой памяти – по аналогии пути «великого инквизитора»), но очень быстро переориентировался на зарождающееся и ещё гонимое учение будущего, способное придти к власти в случае революционных сдвигов, в отличие от православия. Правда пришлось на всю жизнь нацепить маску материалиста… Но зато сама возможность, открывающаяся перед этим ещё малопопулярным учением, не в пример возможностям исторической церкви… Кто больше всего раздражает, вызывает ревность и зависть у претендующего на «первого ученика»: отнюдь не враги его Учителя, а другие ученики, вот кого надо отодвигать любыми способами, ибо они заслоняют Учителю его, единственного. Но горе самому Учителю, если Он не оправдает надежд этого «первого ученика», горе этому учению, если оно не станет признанным так и в тех рамках, которые определил для него «первый ученик»…

Да, своих врагов, зло надо знать. Надо различать духов, уметь видеть под маской личину, а под личиной суть – и в личной жизни, и в политической, и в движениях культурно-религиозных. Надо знать, но не надо преувеличивать и этим придавать злу бόльшую силу, вселяя веру в него! Верить надо в Бога, а не в дьявола. Концентрироваться на Свете, а не на тьме. Уповать на свободу творения, благословенную Свыше, и творческую любовь, а не внешнюю силу. Да, умаление духовности во всех сферах жизни в последние десятилетия настолько очевидно, что говорить об этом – играть в беспроигрышную игру: возразить по существу нечего. Это прискорбный факт. Но это только одна сторона исторического процесса, только одна сторона! Ещё Пушкин предостерегал от односторонности в оценке исторических событий и не уставал бороться с любыми (справа ли, слева ли), но односторонними (всегда искажающими и уводящими от истины!) взглядами на действительность, как прошлого, так и настоящего. Никогда не следует забывать, что почти все исторические движения носят двойственный характер. Но действие Провидения находится в потаённо-благодатной сфере человеческой свободы, поэтому не бросается в глаза, в отличие от демонических маскарадов, стремящихся эту свободу подавлять соблазнительной очевидностью внешней аргументации. Но только нравственно свободная, внутренне обусловленная и прорастающая в сердце истина имеет настоящую ценность и действенность: красота сильнее меча, любовь сильнее разврата, несмотря на падения, отступления и предательства множеств. Не на полях битв уицраоров и не в ставках игв решается судьба мира. Она решается на наших кухнях. Что мы читаем, что обсуждаем, о чём разговариваем – это важнее всего! Здесь, в тихом свете наших бесед работает над нашим миром Провиденциальное Начало, и плоды Его труда (как не раз показывала история) долговечней, а главное действеннее всех нагромождений противобога, способного одерживать лишь временные и лишь внешние победы (сама же война проиграна демонами бесповоротно уже 2000 лет назад). И не надо забывать, что люди не роботы и не марионетки: мы для этих адских полчищ такой же иной мир, как и они для нас; наш свободный выбор влияет на их мир и определяет его судьбу не меньше, чем обратное влияние: есть связь между мирами, но она не причинно-следственная!

Кто знает, каких воистину губительных сценариев мы избежали за последние два десятилетия? От чего нас удалось уберечь Провидению и какой ценой? Платой за избежание каких непоправимых срывов явились эти 20 лет духовной апатии? Я вижу только одну из опасностей (наверняка их было больше): при такой температуре накала духовных поисков и как следствие политических страстей (в массовом сознании), какая была в конце 80-х (один съезд народных депутатов, который смотрела не отрываясь вся страна в прямом эфире, чего стоит!), при таком градусе кипения гражданская война при скором падении империи III Жругра была неизбежностью. III-й был обречён кармически после Сталина, как I-й после Грозного и II-й после Николая I, его бы не спасли уже никакие реформы, никакие годуновы, скопины, столыпины или горбачёвы. Это настолько ясно, что более чем удивление вызывает версия Родона о «провиденциальности гкчпистов и т.д.». Но для современной России с её ядерным погребом такое падение, всегда чреватое смутами и гражданскими войнами, могло обернуться не только катастрофой для метакультуры, но угрозой для существования жизни на Земле (данный сценарий заключал в себе огромный риск перерастания гражданской войны на просторах бывшего СССР в Третью Мировую). Любой чуткий человек не мог не поразиться, с какой быстротой упал градус политических страстей в начале 90-х, с какой скоростью общество было погружено в летаргическую духовную спячку, в равнодушие ко всему, кроме животно-инстинктивного (читай: рыночно-попсового). Да, эта цена была велика. Художнику, пробудившемуся к творчеству на рубеже 80-90-х, пришлось делать выбор: либо идти на предательство своего дара ради социальной адаптации в тисках «сниженно-пошлого ценза», либо уходить на многие годы в унизительную немоту, одинокое противостояние уже не диктату государства, как это было всегда и стало привычным (почти нормальным), а диктату народа, массового равнодушия и апатии. Цена велика. Но и беды были предотвращены страшные.

Подходит к концу второе десятилетие власти над душами мёртвого воздуха. Преодолеть это удушье как раз и должны первые ростки Розы: роль песчинки, с которой начинается кристаллизация, сыграет сама книга «Роза Мира» – с её неслыханной широтой охвата и глубиной затронутых тем, поэтической высотой и этической безупречностью,– она способна привлечь людей с преобладающим творческим началом. Сначала в Интернете начнут расходиться как бы концентрические круги от брошенного кирпичика-книги, появится портал-ресурс (уже появляется!), откуда сможет изливаться в мир Живой Воздух. Женственное Дыхание смягчит сердца, будет учить их искусству Общения, учить создавать атмосферу – и Поэзия вновь станет витать в воздухе. (Связь языка, поэзии как его высшей формы, с историей является одним из мощнейших орудий духа: как подъём или упадок поэтического слуха приводил к подъёму или упадку национального бытия («поэт, ты царь») – тема для отдельной беседы: см. мою статью «Свобода Слова. Поэтический манифест»). И люди вновь начнут понимать стихи и не смогут больше удовлетворяться суррогатами изолгавшейся жизни. Так мертвый воздух, самозванно воцарившийся в сердцах, начнёт вытесняться Живым – Воздухом Свободы по Любви. Она ждёт нас. И верит в нас.

 

Подведём итоги. Я постарался рассказать о трёх, на мой взгляд, главных ключах-символах, открывающих двери в нашем сердце для принятия Розы Мира – отображения на Земле Церкви Небесной последних веков – откровения Вечной Женственности. Я вижу три этих ключа-слова как этапы пути обогОщающего. Рассмотрев претендующий на качественное первенство один РМ-ресурс в Сети в этих трёх ключевых точках и сквозь призму «осевого вопроса» (помогающего легче всего увидеть основной вектор, суть тенденции в самых различных областях человеческой деятельности): ведёт ли эта деятельность к обогащению или обеднению духовной жизни?– можно резюмировать (с горьким, очень горьким чувством):

  1. Общение. Способствует ли Родон созданию атмосферы взаимообогащающего общения, вне которой говорить о Розе Мира не имеет ни малейшего смысла? Нет. Наоборот: на этом портале создаётся гнетущая атмосфера антиобщения, ведущая только к обеднению и оскудению духовной жизни – в той её области, что обогащается исключительно через общение-диалог, – к обеднению как посетителей ресурса в единственном предлагаемом им амплуа «ученика с завязанным ртом», так и самих создателей портала, всё более отгораживающихся от других РМ-ресурсов и замыкающихся в своем по-человечески неизбежно ограниченном «опыте-концепции», а в итоге лишающих себя любых оплодотворяющих влияний извне.
  1. Поэзия. Способствует ли «Родон» расширению, обогащению сознания на пути от более простых форм восприятия и «языковых конструкций» к более объёмным и сложным формам: от трактата «Роза Мира» к поэтическому и мифотворческому наследию, как Д.Андреева, так и всей Мировой Культуры? Нет. Всё с точностью до наоборот: духовное, творческое сначала сводится к идейному наследию, потом к «непротиворечивой логической концепции», а поэтической части (бόльшей даже по фактическому объёму, не говоря уже о смысловом!) отводится роль иллюстрации к основной концепции. Сам же трактат «Роза Мира» (написанный великолепной прозой! но тем не менее его можно адекватно рассматривать только как авторский комментарий к откровению-вести, переданной неизмеримо полнее в высшей языковой форме – «поэтическом ансамбле») всё более переплетается и окутывается наукообразными схемами, типа «ДМБ» (до полного неразличимого слияния в идеале, как я понимаю). Эта схематизация, сведение высшего к низшему (даже на формальном уровне!) и есть то, что называется испокон веков «буква убивает дух». При помощи таких методик незаметно выхолащивались и обеднялись все великие откровения в человечестве.
  1. Вера. Обогащает ли духовную и творческую жизнь знание о событиях метаистории – поданное в интерпретации Родона? К сожалению, и в этой области (наиболее оригинальной из всего представленного на сайте) в конечном итоге читатель приходит к обеднению: к ущербному восприятию реальности – неспособности видеть «обратную сторону медали», а именно: различать не только очевидно тёмные, а также светлые тенденции в современном искусстве и мире (их якобы нет!); а если идти до конца по дороге, вымощенной метаполитическими размышлениями создателей портала, то кроме творческой апатии, разочарования и замыкания в личном на этом пути не найдёшь уже ничего. Это путь паникёра. (Метаисторического, но тем хуже, ибо затруднительно уличить.) Женственный Дух требует от своих рыцарей мужественной веры воина – веры до конца, несмотря ни на что! Отнюдь, не трезво-здравого смысла (так часто скатывающегося в пошлость и трусость!) Она ждёт от своих верных, не многоумного анализа планов «вражеского генералитета», не замкнутости перед ратями Тьмы, а открытости, стойкости, веры в конечную победу на своём участке «поля боя». Веры несмотря ни на что!

 

Мы плоть от плоти, кровь от крови

Культуры русской – на её фронтах

не генералы, а солдаты.

Долг воина – сражаться до конца.

Исхода нет: в тылу – предательство, кругом –

вторженье тьмы унылой! Но другого

достойного мужчины выбора

не может быть: испившему

живой воды литературы нашей,

её творцов дымящиеся судьбы как свою

приявшему и в сердце

впустившему Истории России

пульс огненный и страшный,–

и быть не дóлжно

иного – кроме

последней правоты последнего солдата.

 

Из всех культур, живущих ныне, только

Христовой Истины вкусившая способна

вместить всечеловеческую Правду.

Трагичными бывают судьбы

свой путь забывших наций. Нам же –

бороться до конца, как просит совесть.

Быть трезвым, вольным, зорким

и умереть с оружием в руках –

единственное право воина:

не верящий в победу, он –

самоубийца или сумасшедший.

 

Так, любящий, поддавшись разочарованию

в своём Предмете, потеряет зренье –

саму возможность видеть Главное.

Земные очи слишком коротки!

«Любовь слепа» – то аксиома черни.

Любовь одна лишь зряча!– это

надежды свет и стойкость воина.

Залог победы – вера вопреки.

Иного нет.

 

янв.-февр. 2009