Надежда (поэма улыбки) | Библиотека и фонотека Воздушного Замка – читать или скачать

Роза Мира и новое религиозное сознание

Поиск по всем сайтам портала

Библиотека и фонотека

Воздушного Замка

Надежда (поэма улыбки)

Автор: 
Категория: 

Обсудить произведения с автором в интерактивной части портала

Ярослав Таран в Сборной Замка

 

 

НАДЕЖДА
поэма улыбки

 

В небе радуга сияет,

Для души горит надежда.

Фет


Но звуки правдивее смысла,

И слово сильнее всего.

Ходасевич

 


ПРОЛОГ

 

"Это грустное слово: Такт",–

 ты мне шепнула сквозь утренний сон.

 И пошатнулся невидимый трон...

 

1

Это нежное слово:  Такт

 

 в изумрудных качаньях и ахах девичьих

 смешливой травы

 шелестело змеиною мудростью

 вечного странника-ветра.

 

 В капельных бликах столикой росы,

 изумлённой проснувшейся сказкой

 Божьего мира,

 отражалось оно:

 

 глубокими вздохами сосен,

 колокольчиков щебетом сонным

 и молчаливой печалью

 невинных животных.

 

 Трепетало, журчало в лазурных проталинах,

 омываемо тайными водами

 целомудренно-полной луны;

 

 улыбалось, купаясь в туманном корыте

 умных озёр

 и зелёных, как юность, лугов,

 

 это слово,

 надежды смешное дитя,

 это нежное слово: Такт.

_____


 И ты слышала голос

 грудного младенца во сне...

 Это сердце нагое

 летело с молитвой на небо.

 

2

Это робкое слово: Такт,

 

 над нетронутой зеленью нашего мая

 склоняя бутончик грядущих стихов,

 так по-детски оно простирало

 в Синеву бескорыстные руки...

 

 И как будто заранее

 с нами прощались

 воздухом насмерть

 простреленные

 осенние дни.

 

 И случайным признаньем стрела

 с тетивы голубиной улыбки твоей

 сорвалась в сине-белую даль

 птичьих снов,

 

 где ребёнок-душа

 всё играет

 в лучистые звёздные прятки,

 говоря Богу вольное ДА,–

 

 изменённое судьями в АД

 в стёклах ленточных лет

 и фланелевых зим...

_____


 Когда похоть космических ям,

 прикрытая прутиками рассудка,

 колышется впереди и сзади

 узкой памяти дня

 (которой не жутко:

 ни зябко ни жарко: никак);

 

 когда нить жизни как день коротка,

 когда одна ночь и никого вокруг,

 и так жестока изнанка любви, и молчит –

 безысходен логический круг,–

 ты плачешь,

 и плач твой не слышен

 в орущей ночи.

 

 Это хитрая чернь продолжает работать

 над химерой любимых машин,

 скучая в случайностях встреч,

 не освящённых Судьбой,

 утратив дар речи, пройдя стороной

 от всего, кроме смертного смрада.

_____


 Это робкое слово: Такт

 улетело от нас навсегда,

 чтоб вернулась из плотного ада –

 воскресла святая мечта!

 

 Иная – чем снилась нам раньше с тобой.

 Иная – чем мучилась, плакала днесь.

 Иная – чем здесь умерла.

 

3

Это новое слово: Такт

 

 прозвучало тоскою забытых стихов.

 Нашей памяти плавился воск.

 И мерцала улыбка-свеча.

 

 Улыбка – кровь.

 Улыбка – слеза.

 Улыбка – капель весенняя.

 

 Качель для маленькой девочки

 Ириды.

 

 Весточка радости миру

 и наше доверие к ней.

 

 Улыбка – гармония, такт

 и гибкость ума;

 и – обречённость:

 

 в ржущей тьме мировой –

 наглядная цель

 клеветы...

 

 Улыбка – последняя боль!

 Улыбка – прекрасная бездна!

 

 Улыбка – врождённого вкуса печать.

 Улыбка – твой образ родной.

 

 Безбрежность

 и бережность...

_____


 И брызнула искрами музыки в небо

 высокая мука любви!

 И в небе зажглась

 радуга –

 земная звезда!

_____


 Это – новое слово: Такт

 засияло надеждой в забытых стихах.

 

4

Это странное слово: Такт,

 

 вдребезги прошлого швы разорвав,

 опрокинуло в Лету

 ящерный страх!..

 

 Но где-то

 сбился наш шаг...

 Заскрипел остывающей нежности

 вафельный снег...

 

 Серой лестницы вьющийся шарф,

 летаргических промахов прах –

 вампиры упадочных снов.

_____


 В том сердечном бою,

 затаившемся и непонятном,

 улыбка-пчела

 захлебнулась восторгом врасплох.

 

 Это с вольной любовью

 сестра жалость боролась впотьмах.

 

5

Это страшное слово: Такт

 

 захлестнуло стихией любовных страстей

 вековечную стужу железных ветров!..

 Но осьминогом палёным тянулся за нами

 рваного прошлого дымчатый шлейф.

 

 От сгоревших мостов

 буро-ржавые нервные пятна

 кругами

 расходились по водам прозрачным судьбы.

 

 Будто бурь отшумевшего звёздного моря

 немые следы – умершие рыбы

 на пустынном песке

 говорящих во сне берегов,–

 

 в ночной памяти наших речей

 зияли чёрные дыры

 чуждого горя.

_____


 Безымянные будни,

 в дом наш входившие алчно,

 с целенаправленной хитростью нас упрощали

 и плели паутины тугих новостей.

 

 И дышали навзрыд, тяжело, неопрятно.

 Душным и пряным

 было минувшее лето.

 

 И кричали истцы справедливостей

 в глубину твоих видящих глаз,

 претендуя на выдачу ласк,

 регулярных и тёплых, как дача!

_____


 Это страшное слово: Такт

 для утративших главную цель

 стало глупым и слабым:

 как солнце – простым!

 

 Это страшное слово: Такт,

 как Любовь отражается в зеркале тьмы,

 в мутных лужах остывших очей

 улыбнулось беззубой улыбкой Войны.

 

6

Это грозное слово: Такт

 

 разметало все справки заслуженных прав,

 обнажив на последней странице

 зачитанных временем глав

 кровавые наши скрижали.

 

 И бледные лица увидели мы.

 

 И над ними

 взметнулся,

 для объятия крылья раскинул

 и замер

 Спасителя Крест.

_____


 Но, не внемля биенью сердец,

 мы научно бродили по спящему миру –

 и сердца, как в остроге, в груди замерзали.

 

 А гномы влезали

 на рыхлого времени шаткие башни

 и строили плотные дыры

 под замкнутым намертво небом.

 

 Гадая на числах и датах,

 лечились они:

 

 горбатыми сутками, сплетнями, дачами,

 футболом, кроссвордами и домино,–

 затыкая, как кляпом, кромешным вином

 щемящую боль и тоску –

 память древнюю дачников бедных...

 

 Ждёт котят, неугодных хозяину, пруд,

 комариным укутанный войлочным роем;

 получивший формальный уют

 за отказ от покоя и воли –

 шевелится рассудочный спрут...

 

7

Это вещее слово: Такт

 

 тайным вихрем влетело к нам,

 сотканное

 из серебряных нитей

 всемирного голоса

 нашего Леля,

 в облаке розово-белом грядущего

 голубя девственной Сини.

 

 И песня-улыбка

 из флейты ручного бельчонка –

 грибного дождя –

 великою силой прощения

 пролилась в быта мелочный страх.

 И таяли стёкла обид и утрат.

 Непониманья трещал гуттаперчевый лёд.

 

 И холодное "он и она"

 из несчастной реальности

 плавилось в добрую сказку:

 рождалась таинственно "ты"...

 

 И наполнился солнечной трелью

 весь воздух – и ты

 была радость, горящая в небе,–

 увидев себя в моём сне,

 мне дарила меня наяву.

 

 И души бушующих рифмами рек

 лаской своих нескудеющих рук

 творили бессмертие наше:

 наше общение – наши стихи.

 

 И нахлынув потоком несметных прозрений

 на трясины и груды голодных страстей,

 лучезарною негой омыли

 наши раны и наши грехи.

 

 Наши больные сердца

 в единое Слово

 любовною радугой слили!

 И в колыбели небесной качали.

 И молочною грудью рассвета питали.

 

 И скрежет зубовный огромных умов

 смирился пред тихой свободою Утра –

 пред невинной улыбкой твоей,

 

 Надежда – царица – бессмертная птичка –

 душа наших песен;

 имя твоё – нежный ключик от рая:

 вешних трав и раскрывшихся вер

 чистота –

 добровольная власть без кнутов и цепей –

 дверь из плена –

 единая цель и последняя тайна

 и мера вещей – Красота.

_____


 Это – вещее слово: Такт,

 прорубив в грешной памяти певчую щель,

 претворило в Поэзию траурный прах!

 

8

Это вечное слово – Такт:

 

 мир – без него – умирает,

 жизнь – без него – суета или месть.

 

 Как испытание верностью небо нам Такт посылает,

 чтобы мы с благодарностью встретили смерть.

____________


Это грустное слово: Такт

поцелуем – улыбкой Любви

запеклось на твоих удивлённых устах.

 

1994, 1999