Моя Нобелевская премия | Библиотека и фонотека Воздушного Замка – читать или скачать

Роза Мира и новое религиозное сознание

Поиск по всем сайтам портала

Библиотека и фонотека

Воздушного Замка

Моя Нобелевская премия

Автор: 

 

Джон До

Моя Нобелевская премия


– Вам посылка, распишитесь. – Любезный почтальон с учтивым полупоклоном протянул мне планшет с прикрепленной к нему серебристым зажимом квитанцией и ручку.

– Я ничего не заказывал и не жду ниоткуда посылки. – Растерялся я.

– Для меня это не имеет никакого значения. Посылка пришла на ваш адрес, и я обязан вам её вручить. – Настаивал почтальон.

– Но откуда же посылка? От кого?! – Испуганно молил я почтальона.

– А мне почём знать. Я не умею читать по-иностранному.

Как бы в подтверждение своих слов, он положил левую руку на аккуратную и небольшую картонную коробку, краешек которой выглядывал из сумки. Адрес на ней, действительно, был написан латинскими знаками. Из всего адреса я успел только разобрать имя адресата «John Do» и название населенного пункта «Zabugornaya deryevnya».

Сомнений не оставалось – посылка была адресована мне.

Но откуда в нашей глуши такой подозрительно культурный почтальон? Этот вопрос я задал ему без промедления.

 – Посылка специальная и отправлена специальной почтой. Поэтому почтальон тоже специальный. – Вежливо-равнодушно ответил культурный почтальон. – Брать будете? А то мне некогда.

Вот оно что! Специальная! Что же там может быть?

Я лихорадочно начал вспоминать, куда я звонил и писал за последнее время, с кем общался и какие мысли высказывал.

Тщетно. Никуда не звонил и не писал, ни с кем не общался и никаких мыслей не высказывал. Но откуда же тогда посылка?! И зачем?! Зародившийся в недрах моего желудка крошечный испуг начал увеличиваться в размерах и приобретать вполне осязаемый железистый привкус страха.

– Никуда и низачем! – Почти прокричал я, глядя почтальону прямо в глаза.

– Что, простите? – Почтальон преданно, словно породистая собака, заглядывал мне в глаза, пытаясь по их выражению понять – означают ли мои слова согласие на получение посылки или нет.

– Никуда и низачем я не писал и не звонил! – Торжественно повторил я, вполне гордый собой.

– А мне почём знать – может и не писали, может и не звонили. ПОСЫЛКУ БРАТЬ БУДЕТЕ? – Отчетливо и с расстановкой произнося слова, спросил меня почтальон, пронзая ледяным взглядом насквозь.

Пытаясь представить, какой эффект на почтальона произведёт мой гордый отказ, я на мгновение закатил глаза кверху и испытал лёгкое экстатическое состояние.

 – БУДУ! – Услышал я из своего экстатического полусна собственный голос.

– Ну вот, давно бы так. – подобрел почтальон, подсовывая к моей руке, на удивление мне уже сжимавшей красивую шариковую ручку с логотипом «FedEx», планшет с квитанцией.

В следующее мгновение я отрешённо наблюдал за тем, как предавшая рука цинично выводила на квитанции моё имя и мою фамилию.

Очнулся я, когда машина с почтальоном уже скрылась за холмом, оставив только пыльный след на дороге.

Полным омерзения взглядом я смотрел на свою руку, которая буквально только что на моих же глазах творила своё чёрное предательство. Зачем она мне теперь? Мне захотелось взять в сарае топор и, как отец Сергий, оттяпать провинившуюся часть тела. Но я вовремя спохватился – кто же мне тогда будет рубить дрова на зиму? Практичность взяла верх.

 Секунду спустя эта же практичность подхватила оставленную почтальоном у калитки коробку и понесла её в дом. Оказавшись внутри своего неказистого жилища, я бросил коробку под лавку, для верности пихнул её сапогом подальше, к стене, и пошёл кормить поросёнка.

…Вспомнил о посылке я только через четыре дня. Я сидел один в своём доме. За окном хлестал унылый затяжной дождь. Промозгло-серое небо… было промозгло-серым. Заняться было совершенно нечем, и тут я подумал о ней.

Минуту или две я вспоминал – куда же я засунул эту посылку. Вспомнив, я заглянул под лавку. Она лежала там и терпеливо дожидалась.

Из всего обратного адреса я разобрал только, что посылка была из Стокгольма.

Взмахнув ножом, я вскрыл коробку. Одержав победу в битве с двадцатью слоями красивой упаковочной бумаги, я извлёк на свет одиноко висевшей под самым потолком лампочки большую круглую медаль и какой-то диплом.

Медаль напоминала золотую, но я никогда в жизни не держал в руках золота, поэтому вполне мог заблуждаться относительно металла. На этой медали красовался барельефный портрет какого-то бородатого мужика. По контуру медали читалось «Nobelevskaya premiya.» с точкой на конце.

Я был окончательно сбит с толку и напуган.

«Это ошибка! Это какая-то досадная ошибка! – пульсировало в моём мозгу. – Мне по ошибке прислали чужую Нобелевскую премию! Что же будет! Подумают, что я прохиндей и самозванец. Какой позор! Надо срочно поставить в известность власти».

Я нервно заметался вокруг одиноко стоящего посреди пустой комнаты стола. Вспомнив о дипломе, я схватил его в надежде, что он прольёт хоть немного света на эту досадную историю и подскажет мне имя его настоящего хозяина.

Латинские буквы прыгали у меня перед глазами. Я и раньше не был знатоком языков, но тут поглупел окончательно. Из всего обилия текста я смог вычленить всё ту же зловещую надпись «Nobelevskaya premiya.» с точкой на конце и своё собственное имя.

«Наверное у них в канцелярии работают одни русские. Всё перепутали!» - лихорадочно пронеслась в моей голове мысль. «Но откуда они взяли моё имя? Всё это очень странно».

Я обладаю очень редким сочетанием имени и фамилии. Мне не пришлось узнать тепла семейного уюта, поэтому не у кого было спросить о тайне их происхождения. Но всё же! Не с потолка ведь его взяли, вписывая в диплом!

От досады я смахнул коробку со стола на пол. Из коробки выпал конверт, такой же белый, как и обёрточная бумага, и шлёпнулся на грязные доски пола. Как же я его не заметил раньше!

Я нагнулся и поднял с пола конверт. В него было вложено два гербованых листа дорогой бумаги. Один лист был исписан латиницей. Взглянув на второй, я издал вопль ликования  - текст на нём был напечатан по-русски. Привожу его почти дословно, опустив некоторые интимные подробности.


«Уважаемый господин Джон До! Доброе Вам время суток!

Нобелевский комитет по сетературе имеет честь сообщить Вам своё решение о присуждении Вам Нобелевской премии за <…> год. )))))))

Для членов комитета вдвойне почётно сообщить Вам, что Вы являетесь первым обладателем этой почётной награды, учреждённой вследствие бурного развития пока ещё мало изученного культурного феномена.

Нелёгок был выбор комитета, но каждый его член ИМХО отдал свой голос в Вашу пользу, выразив тем самым своё единодушное мнение.

После изучения 9 671 работ 2 364 аффтарав на 26 литературных сайтах комитет остановил свой выбор на Вашем рассказе <…>, заявленном Вами на конкурс <…> на сайте Л<…>ет.Ру.

Комитет отмечает, что премия присуждена Вам за талантливо созданный Вами образ… (дальше неразборчиво)…

Нас вдохновила Ваша смелость и вера в себя после того, как на предыдущем литературном конкурсе Вы заняли 18 место из 19. После этого Вашего шага мы тоже поверили в себя.

Причитающаяся вам денежная премия в размере <…> не позднее трёх дней после получения нами подтверждения о получении вами посылки будет конвертирована в баллы и добавлена к Вашему сетевому рейтингу.

 

С уважением, Густав и Карл.»

 

КОНЕЦ.