Научное творчество как отношение | Библиотека и фонотека Воздушного Замка – читать или скачать

Роза Мира и новое религиозное сознание

Поиск по всем сайтам портала

Библиотека и фонотека

Воздушного Замка

Научное творчество как отношение

Скачать статью одним файлом


Обсудить с автором в интерактивной теме
Наталия Подзолкова в Сборной Воздушного Замка



УДК 140.8

 

Научное творчество как отношение

Подзолкова Наталия Андреевна

Озёрский технологический институт – филиал НИЯУ МИФИ

г. Озёрск, Челябинская область

 

 

Можно написать статью для сборника, а можно войти в творческий резонанс с другими авторами – что ценнее? Именно этот вопрос поднимается в статье, написанной в жанре лирического эссе и ставящей себе целью реализовать необычный социально-метафизический эксперимент. Суть эксперимента: создание между участниками научно-практической конференции атмосферы творческого диалога. Будучи много лет руководителем секции «Гуманитарное знание: теория и практика», автор надеется впервые стать свидетелем рождения коллективного произведения-синтеза, побудив молодых учёных внимательно и вдумчиво отнестись к идеям друг друга.

Ключевые слова: отношение, творческий резонанс, понимание другого, отчуждённость, Я и Ты, коллективное произведение.

 

Scientific creation as an attitude

Podzolkova Nataliya Andreevna

OTI NRNU MEPhI, Ozersk

 

You can write an article for the digest, and you can enter into a creative resonance with other authors – which is more valuable? It is this question that is raised in an article written in the genre of a lyrical essay and aimed at implementing an unusual social-metaphysical experiment. The essence of the experiment: the formation between the participants of the scientific-practical conference atmosphere of creative dialogue. Being for many years the head of the section «Humanitarian knowledge: theory and practice», the author hopes to witness for the first time the birth of a collective synthesis composition, prompting young scientists to carefully and thoughtfully consider to each other’s ideas.

Key words: attitude, creative resonance, understanding of another, estrangement, Me and You, collective composition.

 

 

«Кто произносит Ты, не имеет никакого «Нечто», не имеет ничего. Но он вступает в отношение.

Говорят, что человек познаёт мир. Что это значит? Человек обследует поверхность вещей и знакомится с ними. Он добывает сведения об их структуре; он приобретает знания. Он узнаёт то, что присуще вещам.

Но не только знания открывают человеку мир».

Мартин Бубер «Я и Ты» [1, с. 7]

 

 

Научное творчество редко рассматривают как отношение. Кумулятивный подход трактует это творчество как наращивание и усиление системности картины мира, антикумулятивисты вообще не видят необходимости соотносить новые теории друг с другом, отстаивая право независимого исследования. В любом случае, тонкая и хрупкая субстанция отношения возникает лишь от случая к случаю, например, в рамках сплочённого коллектива, работающего над интересной проблемой. Стоит вынести результаты такого исследования за пределы группы, как тончайшая ткань этой сплочённости рвётся в клочья на ветру симпозиумов и верификаций, критики и общественного признания. Понятие «научная школа» отчасти способствует возникновению отношения в пределах научного сообщества, но лишь в усечённом виде как отношение преемственности.

Что же такое отношение, и почему так важно, чтобы оно сопровождало любое творчество? Что оно привносит с собой, какую роль играет? Можно было бы написать сейчас так: в чем специфика отношения для научного творчества, какова его функция в данном процессе? И знаете, что удивительно? Эти формулировки сразу «убили» бы суть проблемы. В этом и есть особенность отношения: для него всегда важно, не ЧТО, а КАК. Даже на стадии определения. Отношение — это не катализатор, который стимулирует научное исследование, не один из параметров исследования, это также не признак научности как таковой или творчества как такового. Отношение — это, скорее, свет, который можно зажечь внутри творческого процесса; воздух, который можно вдохнуть в иссушенные лёгкие научной системы...

Разный эффект может оказывать на душу соприкосновение с Произведением. Иногда Произведение делает чувственно воспринимаемый мир прозрачнее и как будто легче, а иногда утяжеляет его, опускаясь словно плотная бархатная портьера. Всё зависит от того, возникнет ли между Произведением, Творцом и Зрителем отношение, или они остаются безучастным друг к другу. Тонкая субстанция отношения преображает миры, меняет контексты, даёт новую жизнь произведениям. Ведь отношение — это бесстрашие и доверие к тому, что «по ту сторону» тебя, но не в смысле безалаберной доверчивости, а в смысле уважительной серьёзности. То, что мне противостоит, абсолютно ТАК ЖЕ ВАЖНО, как Я. Эта важность предполагает, с одной стороны, значительность Я (в противном случае, мы сказали бы ТАК ЖЕ НЕ ВАЖНО, как Я), а с другой стороны: побуждает нас сделать следующий шаг — убрать границу между Я и ТЕМ, ЧТО ПЕРЕДО МНОЙ. Точнее сказать, эта граница исчезает сама, ведь она возможна только там, где у сторон есть разная ценность.

Когда мистики говорят о мире без границ, им часто возражают, что такой мир — однородная безликость. Какая цена свету, если он не подчёркнут тенями? Но не разнообразие само по себе — причина разобщённости и разграниченности мира, а представление о разной ценности его частей. «Вот мой сад и мой дом, — говорят одни, — для меня он неизмеримо ценнее, чем просто улица, поэтому я строю забор, чтобы защитить его». «А вот дом моего богатого соседа, — вторят им другие, — он кажется мне ценнее, чем мой, и я хочу присвоить его, поэтому сосед прав, что отгородился от меня высоким забором». «Вот мой внутренний мир, — говорят одни, — он ценнее для меня, чем внутренний мир другого, ведь меня так волнует, что с ним будет после смерти, мне кажется, что другие существа не могут разделить моей тревоги, они тревожатся только за себя». «А вот мой внутренний мир, — возражают другие, — он пустой и бессмысленный, а значит, где-то есть более ценные и осмысленные миры, и я чувствую себя совсем одиноко, когда думаю об этом, хотя, по правде, я вообще стараюсь не думать — поддерживать ощущение себя мне помогает только зависть и раздражение, поднимающиеся в душе при виде этих непреступных «духовных сокровищ»»...

На первый взгляд, кажется, что разная ценность и есть следствие разнообразия. Как можно сравнивать великого духовного Учителя и крошечного муравья? Если погибнет один — мир, возможно, на века потеряет свои ориентиры, а если погибнет другой — никто даже не заметит. Некоторые отвечают, что мир есть Великая Сеть или Система, в которой всё взаимосвязано — вот почему и Учитель, и муравей одинаково важны. Но это лишь внешняя сторона вопроса. Важен не способ взаимного сцепления, а незримая сила взаимного интереса, которая то возникает, то исчезает в этом живом потоке бытия. Спросите духовного Учителя: ценен ли муравей — и он, возможно, ответит, что «величественнее, чем все загадочные сплетения на границах бытия, для нас центральная реальность обычного земного часа — солнечный блик на ветке клёна и предчувствие вечного Ты» [1, с. 53]. Мудрец, постигший суть отношения, не будет пренебрежителен к муравью не из-за того, что тот как винтик встроен в систему мира — а потому, что уважения заслуживает всё, обращённое к тебе в настоящий момент. Через это обращение происходит ВСТРЕЧА с миром. Хорош какой-то элемент или плох, но только вступив с ним в отношение, вы сможете друг на друга повлиять: улучшить, оживить или чему-то научиться. Когда Учитель смотрит на муравья — муравей и есть для него весь мир.

Применимо ли всё это к холодному и строгому миру науки? Да, применимо. Хотя признать ценность другого в научном творчестве непросто, особенно, если две гипотезы выдвигаются относительно одного явления. Если какая-то из них ближе к истине, значит ли это, что она ценнее? Мир постмодерна может беспечно ответить: «нет, всё ценно, каждый по-своему прав». В теории науки эта точка зрения называется «методологическим плюрализмом». Но всё это так же мало относится к проблеме отношения, как и ответ классической науки: «ценности не равны — чем ближе к истине, тем ценнее». Показательно, что в русском языке корень латинского слова «veritas» (истина) разошёлся целым веером разнообразных значений: вера и доверие, верификация и вероятность... Для отношения важно не то, чья теория истиннее, а то, как интерес к истине помогает обнаружить рядом загадочное Ты — существо, раненое истиной подобно тебе самому. И это не безразличная толерантность, а радостное открытие: «В своих поисках я не одинок, теперь нас уже Двое!»

На замечательном интернет-ресурсе «Воздушный Замок» уже много лет идёт работа в этом направлении: «Восприятие системой себя как проекции Истины меняет отношение к другим системам-проекциям, к их отличиям и даже к логическим противоречиям, возникающим при соотнесении разных систем внутри одной системы понятий. Диалог проекций становится и способом познания Целого, и новым раскрытием каждой из культурных и религиозных систем, их обогащением за счёт нового качества общения. Для содержательного общения систем необходима определённая атмосфера, которую и можно назвать общечеловеческой культурой» [3, курсив внутри цитаты — мой, Н.П.]. Отношение — это и есть та самая атмосфера, пригодная для взаимопонимания, которая геологически медленно созревает из содружественного «фотосинтеза» бескорыстного интереса живых существ друг к другу и к миру вокруг.

Войти в отношение через научное творчество не так сложно, как кажется, потому что многие «ключи» такого вхождения науке знакомы: непредвзятость, свобода от эмоциональной обусловленности, бескорыстие. Осталось добавить совсем немного: непривязанность к результату, внимание к настоящему, а главное, радость бытия. Это не мистика, это те качества, без которых засыхает и чахнет сегодня мир учёности. Да, серьёзность у научного творчества уже есть, но это, скорее, мешающая серьёзность снобизма: «мы заняты чем-то важным и общезначимым, нам не до шуток». Серьёзность отношения — в другом: в сосредоточенности на радости познания, в самозабвенной включённости в коллективный творческий процесс, в осознании ответственности за то, чтобы ВСТРЕЧА миров и идей состоялась. Ведь истина — не добыча, которая достаётся одному победителю, а сама суть жизни, в которой предстоит жить всем.

 

Впереди научно-практическая конференция «Дни науки — 2019», вот уже девятнадцатый раз институт готов собрать в своих стенах студентов и преподавателей, учёных и опытных «производственников», чтобы послушать доклады, обменяться опытом, поучиться ведению научных дискуссий. Люблю это время накануне. И всё-таки в этом году ощущение особенное: а вдруг получится? Идея очень простая: сориентировать всех докладчиков секции на чужие выступления. Сместить центр внимания каждого со своих идей, которые всегда хочется представить в выигрышном свете, на идеи остальных участников, убедить всех, что именно там — в других докладах — заключено самое существенное. Приёмы, которыми эта идея будет реализовываться, не так принципиальны, как убеждённость в насущной необходимости усилий в этом направлении. Как показала практика нескольких столетий развития научного знания, понимание не возникает само собой — оно требует работы, «сама по себе» нарастает только отчуждённость.

Несколько раз в течение этого года на занятиях городского Философского семинара я пыталась осуществить синтез разных точек зрения выступающих с докладами людей в письменном тексте. Это интересная практика, но, как заметил ещё мудрый Сократ, тексты «безответны»: «думаешь, будто они говорят, как разумные существа, но, если кто спросит о чём-нибудь из того, что они говорят, желая это усвоить, они всегда отвечают одно и то же» [2, с. 133]. Чужая точка зрения, будучи превращённой в текст, уже не способна тебе возразить или проявить встречный интерес. Конечно, можно сплести из текстов прекрасный венок, в котором мысли разных людей существенно дополняют и усиливают друг друга [2], но сами авторы останутся в стороне от этой гармонии. Могут ли тексты вступить в отношение? Конечно! И это отношение перекидывает мосты над временем и даёт уникальную возможность встретиться сквозь века, но всё-таки оно носит оттенок идеальности. Поднимая глаза от книги, в которой только что «беседовал» с бесконечно близким, но всё-таки бесплотным «духом платоновского Сократа», видишь перед собой чуть смятую страницу, чашку остывшего чая, ветку клёна за оконным стеклом... и понимаешь, что в двух шагах от тебя находится реальный человек — не Сократ, не Будда, а живое воплощение Настоящего, кладезь безграничной актуальности — и можно сказать ему заветное «Ты» и начать разговор...

Передо мной четыре разных работы: исследование совместимости психологических методик, исследование теорий языка как поиск оснований для взаимопонимания, исследование теорий возникновения базового внутриличностного конфликта, и наконец, сравнительный анализ науки и религии в духе позитивизма. Разные области знания: психология, философия языка, метафизика и философия науки. Разные мировоззрения, разные стили изложения, разные характеры авторов, даже разные мотивы, побудившие их написать тексты. Смогут ли эти люди не просто слушать, но и по-настоящему слышать друг друга? В данном случае, отсутствие опыта научного дискутирования только на пользу, потому что, к сожалению, этот опыт ведёт, как правило, к притуплению взаимной чуткости. Что случится, если на самой первой научной встрече сориентировать ребят на Диалог, на то, что в результате обмена мыслями может возникнуть новое совместное Произведение? Что будет в нём особенного? То, что «содержание такого Произведения не является суммой слагающих его индивидуальных частей, как кристалл не является суммой граней. Замысел соборного Произведения первичен и появляется до прихода в него индивидуумов, хотя раскрывается через них – и через их взаимоотношения и взаимосвязи, которые не менее важны для раскрытия Замысла, чем каждое дарованье в отдельности» [3]. Но Произведение требует Творцов. Чтобы стать ими прямо сейчас необходимо войти в отношение, уловить его высочайшую звонкую частоту и настроить свои мысли на со-творческий резонанс.

 

 

Библиографический список

 

1. Бубер М. Я и Ты – М.: Высшая школа, 1993. – 175 с.

2. Волошинов А.В. Венок мудрости Эллады: Античная философия в портретах и судьбах от Фалеса до Боэция. – М.: ЛЕНАНД, 2019. – 272 с.

3. Таран Я. Интерактивное искусство – Солярис / Доклад для конференции к 110-летию Д.Л. Андреева. [Электронный ресурс]. URL: https://lib.rmvoz.ru/bigzal/interactive_art_reality/soljaris.