Пунктик шестой. Бурный крах прочной прозы в стройном море поэзии: штиль созерцания осколков и бликов | Библиотека и фонотека Воздушного Замка – читать или скачать

Роза Мира и новое религиозное сознание

Поиск по всем сайтам портала

Библиотека и фонотека

Воздушного Замка

Пунктик шестой. Бурный крах прочной прозы в стройном море поэзии: штиль созерцания осколков и бликов

 

Пунктик шестой

бурный крах прочной прозы

в стройном море поэзии:

штиль созерцания осколков и бликов

 

Поэтом всё равно не будешь,

но соблюдать закон ты должен.

Читай прессу, не отходя от ящика!

Разуммер Зудовольникофф

 

Не даёте жить, дайте хоть работать! Никакой невозможности не осталось: всё простреливается. О еде лучше не думать: её нужно есть. Первач глуп и очкаст. Заглянул, мигнул и убежал, самодовольный и кандидат. Белый авторитет! Ум!

А он тоже, вероятно, пишет... Вы не поверите, все они, психологи, пишут! Я даже знаю, что: стопроцентно предполагаю. Но ты отгородился от меня своей гнусавой должностью (некогда, ребята, сердцем не стареть!)…

Вот они, эти пресловутые долгожданные записки. (Читайте, если не знаете, что делать.)

Ваш горе-пациент.

 

***

Я НЕ ДУРАК

записки психолога


Во всякой профессии есть эти скользкие пунктики.

Доктор Гольдберг

 ( русскоязычного писателя, Куприна А.И.)


Грядущий план круглого года

круг бесконечней, чем прямая, потому что наглядней

 

Да, лечу! Имею право! Диплом. Опыт. Практика. Дипломат. Чемодан. Лом. Каламбур. Жёсткость! Жёсткость! И вредность. И ещё раз, то же самое.

Птицы летят, а люди глядят. А психи живут. Ненавижу каламбуры.

Местожительство. Прописка. Лимит. Глобус. Чёрный квадрат. Соседи. Токарь. Алкаш! Наш клиент. Всегда неправ. А я вот бросил курить вчера!

Или сегодня?

Ну, теперь перейдём. Дело, дело, господа, прежде всего! Дело и собственность. Ваше личное дело на моём рабочем столе. Хватит демагогией заниматься! Так оно рациональнее будет.

Начальник схемы

Тунылин-Моноликин А.Д.

(Издержки конспирации!)


Время круглого года первое

с момента отсчёта, по часовой стрелке

 

Осень. Женщин нет. Сколько лет, сколько зим! А вывод один. Пойду погуляю. Как говорится: выйду!

Вперёд. Назад. Вперёд! Стоп. Упёрся. Обошёл. По всей форме: с начала до конца. Вернулся. Доистребил остатки. Зевнул и вздремнул. Скука вылезла. Деревянно уселась на стул. Вяжет чулки из нервов. Не замечаю. Терплю. Сплю. Гремит спицами. Купил ещё. Телефону говорю: как-дела-нормально-здоров-а-это-главное! Кусаю одеяло. Терплю. Пью. Лучше не бывает.

Еду на службу с чувством долгого транса. Одичали, разбрелись по пустоши души опавшие мечты, как эти листья. Тупея, учишься незамечанью. Эх, скука-чудище... Главное, души-то нет.

Еду обратно. Все силы день-урод испепелил в научных спорах.

Купил. Сижу. Жду. Чем началась ты – тем и кончишься. Я вру, когда цветы дарю.

Утром перечёл. Как только получу квартиру – уволюсь, к чёрту! Что я – дурак, в самом деле? Хорошо, что с вечера заначил пиво.

Мечта общего пользования

(Шучу так... естественно.)

 

Уговорил-таки Бытовика Витальку! (Медвежья услуга друга детства.) Устроил к нам в роли экстрасенса. Но он такой родной, щепетильный, внимательный. Авось не скучно будет нам вдвоём! У него есть новые методы и разные средства. Посмотрим-посмотрим, побеседуем, посоветуемся, полюбуемся через годик. Приходите, присаживайтесь, располагайтесь. Ведь положенье обязывает. Люблю его! Он человек ищущий.


Время года второе, холодное

 

Кончилась осень. Из выхлопных труб капает мира жир, грязный, как снег. Скоро все мы здесь заглохнем! Диссертация застопорилась тоже, сволочь.

Пришла. А я проспал!.. И выводы враждебные пошли кружить над головой её. Стихия милая... но думать-то зачем так много? Нагородила пятиэтажные кубизмы домыслов и подозрений. И я остался гордо у окна – глядеть в провалы прошлого.

Одна лишь память, смерти плеть почуя, неслась галопом наперерез всем торжествующим заботам! Так в море скачет волнорез. А снег валялся и чернел. И тросик сна будильником порвался… Город шизофреников, молчишь?!

Мой аккуратный разум по коридору шлюхой шлялся и нагло лез с рецептом к Васе, чудаку хромому! Не Вася он, а Ваня, может быть. (Я знаю.)

И не чудак, но математик Коля он. (Я помню! Просто проверяю иногда себя.)

В мерцаниях ночного попустительства хлебали бром они вдвоём. Пусть пьют, больные всё же люди. А я не стану. Нет, никогда! Мечта-коробочка, моя отдельная, как сбудется – уволюсь.

У Коли шторм... Колú, колú, колú его, калеку! Чтоб вас в противогаз! и в омут правды с головою: раз, раз, раз!..

Бесплатный исцелитель

 Дрында-Дурокол

Люблю Бытовика. Вот человек! при деле. Не то что я... в лимите.


Третье, того же года

 

Неслипающиеся макаронины быстрого реагирования? (Загадка рекламная в метро.) Ответ: извилины, где собака зарыта. Обсуждение: какая ещё собака?! Да голова! (?) Да. Ибо мозговая кость самая сладкая. Попробовал. Понравилось? Тсс! типы кругом: уличат – начнут объяснять: сведут на нуль весь кайф. (Ненавижу!!! каламбуры.)

Чертей давлю в постели. Ох, разболтались нервы! Но я в чертей не верю. Чёрт знает что! Они неизлечимы.

Пришла весна – промок скафандр. Круговорот вина в народе – поминки царские природе.

И вновь цветы я ей дарю и ананасовы скрипучие обрезки с угрюмой щедростью жую. Шампанское хлещу уж из горлá – и хлещет пена изо рта. Вот разыгралася, стихия! От скуки – в погремушки надувных страстей.

Рококо – расписные гробы.

А утром я гребу по шахматному морю коридора – и слышу в спину хищный шёпот главврача с Бытовиком. Я им живьём не дамся...

Наверх! Разбить усталости борта! и штопать ветром паруса! и хлопать веки об глаза! Не то, коллеги, кровяная колбаса вам вскоре перестанет сниться!

Эй, ты!.. А ты – не я?.. Нет, он не я... Ребята!!! пошутил.

Проклятая апатья: целых полчаса не можем утопиться.

 

Буря мглою небо кроет.

Матом бурю – моряки.

Протрезвев от перепуга,

перешли на кулаки.

Перевёрнуто каноэ –

и всплывают мертвяки:

то по двое, то по трое...

Понимают все друг друга!

 

Купил. Дошёл. Так жутко, что хоть к токарю иди...

Способный гений (уволюсь – откроюсь)

 

Боюсь Бытовика. (Надо бросать пить на работе.)

 

Четвёртое. Круг заткнулся.

Чего и следовало ждать. Я их предупреждал!

Стихопаты!!!


Мой разум самых вечных правил,

когда не в шутку занемог...

Что-то не то... Забыл!

Что-то подобное у Бальмонта было. Мило.

 

Год прошёл стороной. Как все они, сходят… Ничего не сделал. Только работал весь год. Диссертация поганка! Развёлся. Женился. Опять развёлся почти. Ничего интересного. Окна врут и молчат. Смотришься в них по ночам, после помоечного дождика в рыбно-молочный четверг: ску-ку-ки-ши. Газетвы.

А вот и лето! со свинцовым зонтиком. Ненавижу синоптиков! И на донышке мухи ползают, как дураки. А мне закон прописан! Квадратное дно в девять метров. Круглый год – сутки напролёт – токарь пьёт. Ты наш клиент. А он возьмёт как даст во всю мне морду! бескорыстно... Я сын судьбы и пасынок фортуны. Но это моя тайна. Уволюсь – откроюсь. Это легко. Нет явного, в котором не было бы тайны. Надо только приглядеться непредвзято, как проснувшийся марсианин. И дух засквозит из затёртых вещей! Мои психи в чём-то правы, присматриваясь и обдумывая спинки кроватей, ложки и соседей по зрению. Нет, пусть явное остаётся явным! Так спокойнее.

Как бы не раскусил меня Бытовик. Он в последнее время ходит и улыбается, быстро сужая круги...

Лето кончилось – а боль осталась. Прошла грядущая пора.

Но далеко не ходи без судьбы. И не режь мне правду в глаза без наркоза!

Врач народа

Автóрмозг-Псих Е.Я.

 (устал малость... накрываюсь!)