21. Хрустальная чаша во мраке лесном (Владимир Набоков, Александр Блок, Николай Заболоцкий) | Библиотека и фонотека Воздушного Замка – читать или скачать сборник Переклички вестников

Роза Мира и новое религиозное сознание

Поиск по всем сайтам портала

Библиотека и фонотека

Воздушного Замка

21. Хрустальная чаша во мраке лесном (Владимир Набоков, Александр Блок, Николай Заболоцкий)

Рассылка «Перекличка вестников», выпуск № 21


Был крупный дождь. Лазурь и шире и живей.
Уж полдень. Рощицы берёзовой опушка
и солнце мокрое.
                                  Задумчиво кукушка
считает золото, что капает с ветвей,
и рада сырости пятнистая лягушка,
и тонет в капельке уродик-муравей,
и скромно гриб стоит, как толстый человечек,
под красным зонтиком, и зыблется везде
под плачущей листвой сеть огненных колечек,
а в плачущей траве – серебряной звезде
ромашки – молится неистово кузнечик,
и, по небу скользя, как будто по воде,
блистает облако…

1921
          Александр Блок    

         Болотный попик    
(из цикла «Пузыри земли»)    

На весенней проталинке
За вечерней молитвою – маленький
Попик болотный виднеется.

Ветхая ряска над кочкой
            Чернеется
Чуть заметною точкой.

И в безбурности зорь красноватых
Не видать чертенят бесноватых,
            Но вечерняя прелесть
Увила вкруг него свои тонкие руки…
            Предзакатные звуки,
            Лёгкий шелест.

Тихонько он молится,
Улыбается, клонится,
Приподняв свою шляпу.

И лягушке хромой, ковыляющей,
            Травой исцеляющей
Перевяжет болящую лапу.
Перекрестит и пустит гулять:
"Вот, ступай в родимую гать.
            Душа моя рада
            Всякому гаду
            И всякому зверю
            И о всякой вере".
И тихонько молится,
Приподняв свою шляпу,
За стебель, что клонится,
За больную звериную лапу,
            И за римского папу.

Не бойся пучины тряской –
Спасет тебя чёрная ряска.

1905
        Николай Заболоцкий        

               Лесное озеро        

Опять мне блеснула, окована сном,
Хрустальная чаша во мраке лесном.
Сквозь битвы деревьев и волчьи сраженья,
Где пьют насекомые сок из растенья,
Где буйствуют стебли и стонут цветы,
Где хищными тварями правит природа,
Пробрался к тебе я и замер у входа,
Раздвинув руками сухие кусты.
В венце из кувшинок, в уборе осок,
В сухом ожерелье растительных дудок
Лежал целомудренной влаги кусок,
Убежище рыб и пристанище уток.
Но странно, как тихо и важно кругом!
Откуда в трущобах такое величье?
Зачем не беснуется полчище птичье,
Но спит, убаюкано сладостным сном?
Один лишь кулик на судьбу негодует
И в дудку растенья бессмысленно дует.
И озеро в тихом вечернем огне
Лежит в глубине, неподвижно сияя,
И сосны, как свечи, стоят в вышине,
Смыкаясь рядами от края до края.
Бездонная чаша прозрачной воды
Сияла и мыслила мыслью отдельной,
Так око больного в тоске беспредельной
При первом сиянье вечерней звезды,
Уже не сочувствуя телу больному,
Горит, устремлённое к небу ночному.
И толпы животных и диких зверей,
Просунув сквозь ёлки рогатые лица,
К источнику правды, к купели своей
Склонились воды животворной напиться.

1938

Выпуски близкие по теме: 45, 65, 81, 111, 277, 358, 510, 578, 581, 591, 654, 769, 804, 966, 977, 992, 1073, 1160, 1176, 1313, 1318, 1329, 1343, 1370, 1394