1394. Тот день был одним из даров совершенных (Зинаида Миркина, Даниил Андреев) | Библиотека и фонотека Воздушного Замка – читать или скачать сборник Переклички вестников

Роза Мира и новое религиозное сознание

Поиск по всем сайтам портала

Библиотека и фонотека

Воздушного Замка

1394. Тот день был одним из даров совершенных (Зинаида Миркина, Даниил Андреев)

Рассылка «Перекличка вестников», выпуск № 1394


И я вступаю в медленность ветвей,
В великий ритм, в совсем иную скорость.
И наконец-то всей душой своей
Я слышу мирового Дирижера.
Я слышу. Я угадываю. Вот
Внезапный блик, переплетённый с тенью,
Ещё один труднейший поворот,
Еще одно точнейшее движенье,
То самое, какого просит Он,
То самое, что мне необходимо.
Так весь глухой круговорот времён –
Мое боренье с волею незримой?
О, Господи, я слышу голос Твой,
Душа сейчас внимательна и зряча.
Вступленье в вечный танец мировой –
Вот в чём моя великая задача.
И я вхожу в медлительность ветвей,
В их полные значения повторы.
И всей душой, всей волею своей
Прислушиваюсь к воле Дирижера.
            Даниил Андреев

                  Кровь мира
(из поэмы «Песнь о Монсальвате»)

Тот день был одним из даров совершенных,
Которые миру дарит только май,
Когда вспоминаем мы рощи блаженных,
Грядущий или утраченный рай.
Луга рододендронов белых и дрока
Дрожали от бабочек белых и пчёл,
Как будто насыщенный духом и соком,
Трепещущий воздух запел и зацвёл.
Обвитые горным плющом исполины
Безмолвно прислушивались, как внизу
От птичьего хора гремели долины
И струи журчали сквозь мох и лозу.
Всё пело – и дух миллионов растений
До щедрых небес поднимала Земля,
Сливая мельканье цветных оперений
С качаньем шиповника и кизиля.
И солнце, как Ангел, тропой небосклона
Всходило над миром, забывшим о зле,
Для всех, кто припал к материнскому лону,
Для радости всех, кто живёт на земле.

Уж день истекал, когда вышла Агнесса,
И свет предвечерья сквозь кружево леса
Упал на задумчивое лицо,
На грубое, скошенное крыльцо.

. . . . . . . . . . . . . . . . .

Усталая от нескончаемой муки,
В своём запылённом сером плаще,
Сложила благоговейные руки,
Помедлила в розоватом луче.
И вдруг, – точно девочка, быстрая, гибкая,
По тёплым ступенькам сбежала с улыбкой
Туда, к побережью, в зелёную вязь,
Где в папоротнике тропинка вилась.

Спускался таинственный час на природу:
И пчёлы, и птицы, и ветер утих,
Как будто сомкнулись прохладные воды
И низкое солнце алеет сквозь них.

– Как торжественно всё, как таинственно!..
Всё молчит, всё склонилось друг к другу…
Ах, пройти бы с тобой, мой единственный,
По такому вот мирному лугу!
Сердце в сердце, дыханье в дыханье,
Взгляд во взгляд, неотрывно, бездонно,
Сквозь цветенье, сквозь колыханье
Этих Божьих садов благовонных!..

Дорога исчезла. Но всюду, как вести
Младенческих лет непорочной земли,
Сплетались у ног мириады созвездий,
Качаясь и мрея, вблизи и вдали, –
То желтых, как солнце, то белых, как пена,
То нежно подобных морской синеве…
И сами собой преклонились колена,
И губы припали к мягкой траве.

– И не плоть ли Твоя это, Господи,
Эти листья, и камни, и реки,
Ты, сошедший бесшумною поступью
Тканью мира облечься навеки?..
Ведь назвал Ты росу виноградную
Своей кровью, а хлеб – Своим телом, –

И, навзничь склонясь в глубокие травы,
Темнеющий взгляд подняла в вышину,
Где чудно пронзённые светом и славой,
Текли облака к беспечальному сну.
Как будто из смертных одежд воскресая,
Весь мир притекал к золотому концу,
К живым берегам беззакатного рая,
К простершему кроткие руки Отцу.

– Дивно, странно мне… Реки ль вечерние
Изменили теченье прохладное,
Через сердце моё текут, – мерные,
Точно сок – сквозь лозу виноградную…
Вот и соки – зелёные, сонные…
Смолы желтые, благоухающие…
Через сердце текут – умилённое…
Умоляющее…
Воздыхающее…
То ль растворяясь в желаемом лоне
       Стала душа
Смолами сосен на дремлющем склоне
       И камыша…

. . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . .

Или сердце ударами плавными?..
Или колокол – шире, всё шире, –
Будто благовест!.. благовест!.. благовест!..
Будто Сердце, Единое в мире!..
И просияло на тверди безбурной
       Сердце одно,
Бегом стремительным сферы лазурной
       Окружено.

Слова отлетели, растаяли,
Исчезли блёклыми стаями,

И близкое солнце, клонясь к изголовью,
Простёрло благословляющий луч, –
Бессмертная Чаша с пылающей Кровью
Над крутизной фиолетовых туч.
Сознанье погасло…
                         И мерно, и плавно,
Гармонией неизреченной светла,
Природа течением миродержавным
Через пронзённую душу текла.
Пока на Бургундской волнистой равнине
Туман перепутал леса и сады;
Пока не зажглось в вечереющей сини
Мерцание древней пастушьей звезды.

1934-1938

Выпуски близкие по теме: 7, 9, 21, 22, 55, 62, 65, 81, 111, 125, 138, 165, 172, 191, 222, 277, 289, 300, 347, 358, 391, 413, 418, 510, 609, 617, 637, 641, 679, 699, 773, 795, 852, 862, 891, 977, 992, 1059, 1073, 1119, 1160, 1172, 1203, 1241, 1256, 1271, 1276, 1318, 1321, 1324, 1334, 1355, 1366, 1373, 1378, 1412