159. На перекрёстке дара и судьбы (Давид Самойлов, Лариса Патракова) | Библиотека и фонотека Воздушного Замка – читать или скачать сборник Переклички вестников

Роза Мира и новое религиозное сознание

Поиск по всем сайтам портала

Библиотека и фонотека

Воздушного Замка

159. На перекрёстке дара и судьбы (Давид Самойлов, Лариса Патракова)

Рассылка «Перекличка вестников», выпуск № 159

     Давид Самойлов

        Ночной гость

                            Чаадаев, помнишь ли былое?
                                                         А. Пушкин

Наконец я познал свободу.
Всё равно, какую погоду
За окном предвещает ночь.

Дом по крышу снегом укутан.
И каким-то новым уютом
Овевает его метель.

Спят все чада мои и други.
Где-то спят лесные пичуги.
Красногорские рощи спят.

Анна спит. Её сновиденья
Так ясны, что слышится пенье
И разумный их разговор.

Молодой поэт Улялюмов
Сел писать. Потом, передумав,
Тоже спит – ладонь под щекой.

Словом, спят все шумы и звуки,
Губы, головы, щёки, руки,
Облака, сады и снега.

Спят камины, соборы, псальмы,
Спят шандалы, как написал бы
Замечательный лирик Н.

Спят все чада мои и други.
Хорошо, что юные вьюги
К нам летят из дальней округи,
Как стеклянные бубенцы.

Было, видно, около часа.
Кто-то вдруг ко мне постучался.
Незнакомец стоял в дверях.

Он вошёл, похож на Алеко.
Где-то этого человека
Я встречал. А может быть – нет.

Я услышал: всхлипнула тройка
Бубенцами. Звякнула бойко
И опять унеслась в снега.

Я сказал: – Прошу! Ради Бога!
Не трудна ли была дорога? –
Он ответил: – Ах, пустяки!

И не надо думать о чуде.
Ведь напрасно делятся люди
На усопших и на живых.

Мне забавно времён смешенье.
Ведь любое наше свершенье
Независимо от времён.

Я ответил: – Может, вы правы,
Но сильнее нету отравы,
Чем привязанность к бытию.

Мы уже дошли до буколик,
Ибо путь наш был слишком горек,
И ужасен с временем спор.

Но есть дней и садов здоровье,
И поэтому я с любовью
Размышляю о том, что есть.

Ничего не прошу у века,
Кроме звания человека,
А бессмертье и так дано.

Если речь идёт лишь об этом,
То не стоило быть поэтом.
Жаль, что это мне суждено.

Он ответил: – Да, хорошо вам
Жить при этом мненье готовом,
Не познав сумы и тюрьмы.

Неужели возврат к истокам
Может стать последним итогом
И поить сердца и умы?

Не напрасно ли мы возносим
Силу песен, мудрость ремёсел,
Старых празднеств брагу и сыть?
Я не ведаю, как нам быть.

Длилась ночь, пока мы молчали.
Наконец вдали прокричали
Предрассветные петухи.

Гость мой спал, утопая в кресле.
Спали степи, разъезды, рельсы,
Дымы, улицы и дома.

Улялюмов на жестком ложе
Прошептал, терзаясь: – О Боже!
И добавил: – Ах, пустяки!

Наконец сновиденья Анны
Задремали, стали туманны,
Растеклись по глади реки.


На перекрёстке дара и судьбы
Однажды, белой ночью, в час невнятный,
Крылатый повстречался человек…

Он, как и я, был полон ожиданьем,
Хотя и знал давно свою дорогу.
А я брела окольною тропою,
Ориентиров вечных не теряя,
И встречи нам ничто не обещало…
Но две звезды уже дышали в небе,
И два огня плясали за рекой.
И песни две слились в единый голос,
И тропы наши с ним не разошлись…
Два самых одиноких существа во всей вселенной,
Мы не смели друг другу рук озябших протянуть,
Хотя и билось между нами пламя:
Живой огонь, как пёс, кидался в ноги,
Лизал в плечо и норовил в уста…
Но сквозняком тянуло невозможным
Из всех далёких уголков вселенной…
Он без меня погибнет – это ясно.
Я напишу стихи – жива останусь,
А может, он спасён, а я погибла?
Так и стоим: и разойтись не смеем,
И рук друг другу нам не протянуть…
О чём мне Господа просить – не знаю,
И в этом я опять грешнее всех.

Выпуски близкие по теме: 85, 132, 167, 210, 214, 242, 315, 322, 378, 419, 450, 539, 608, 614, 667, 682, 750, 797, 901, 906, 931, 934, 950, 965, 1009, 1079, 1082, 1090, 1097, 1126, 1156, 1170, 1214, 1238, 1253, 1270, 1275, 1295, 1315, 1326, 1330, 1337, 1346, 1356, 1362, 1372, 1379, 1392, 1411