Взбесившиеся лейкоциты (от Сахарова – к Пусси райот) | Библиотека и фонотека Воздушного Замка – читать или скачать

Роза Мира и новое религиозное сознание

Поиск по всем сайтам портала

Библиотека и фонотека

Воздушного Замка

Взбесившиеся лейкоциты (от Сахарова – к Пусси райот)

Категория: 


Гл.3

 

ВОЗ

А.С. Пушкин

 

КЛЕВЕТНИКАМ РОССИИ

 

Vox et praetera nihil 1

 

О чем шумите вы, народные витии?

Зачем анафемой грозите вы России?

Что возмутило вас? волнения Литвы?

Оставьте: это спор славян между собою,

Домашний, старый спор, уж взвешенный судьбою,

Вопрос, которого не разрешите вы.

 

Уже давно между собою

Враждуют эти племена;

Не раз клонилась под грозою

То их, то наша сторона.

Кто устоит в неравном споре:

Кичливый лях, иль верный росс?

Славянские ль ручьи сольются в русском море?

Оно ль иссякнет? вот вопрос.

 

Оставьте нас: вы не читали

Сии кровавые скрижали;

Вам непонятна, вам чужда

Сия семейная вражда;

Для вас безмолвны Кремль и Прага;

Бессмысленно прельщает вас

Борьбы отчаянной отвага –

И ненавидите вы нас…

 

За что ж? ответствуйте: за то ли,

Что на развалинах пылающей Москвы

Мы не признали наглой воли

Того, под кем дрожали вы?

За то ль, что в бездну повалили

Мы тяготеющий над царствами кумир

И нашей кровью искупили

Европы вольность, честь и мир?..

 

Вы грозны на словах – попробуйте на деле!

Иль старый богатырь, покойный на постеле,

Не в силах завинтить свой измаильский штык?

Иль русского царя уже бессильно слово?

Иль нам с Европой спорить ново?

Иль русский от побед отвык?

Иль мало нас? Или от Перми до Тавриды,

От финских хладных скал до пламенной Колхиды,

От потрясенного Кремля

До стен недвижного Китая,

Стальной щетиною сверкая,

Не встанет русская земля?..

Так высылайте ж к нам, витии,

Своих озлобленных сынов:

Есть место им в полях России,

Среди нечуждых им гробов.

 

1 Звук и больше ничего (лат.)

 

 

«Русская нация – раковая опухоль человечества!»

 

Вадим Булычев

 

«Всем на свете стало бы легче, если бы русская нация прекратилась. Самим русским стало бы легче, если бы завтра не надо было больше складывать собою национальное государство, а можно было бы превратиться в малый народ наподобие води, хантов или аварцев».

(Валерий Панюшкин)

«Русскому народу место в тюрьме, причем не где-нибудь, а именно у тюремной параши…»

(Валерия Новодворская)

«Народ не адекватен своим интересам. Народ, который взахлеб любил Сталина, не может быть признан адекватным».

(Альфред Кох)

«Для того чтобы купить, нужно иметь деньги. Русские ничего заработать не могут, поэтому они купить ничего не могут».

(Альфред Кох)

«Русская нация – раковая опухоль человечества!»

(Валерия Новодворская)

«Многострадальный народ страдает по собственной вине. Их никто не оккупировал, их никто не покорял, их никто не загонял в тюрьмы. Они сами на себя стучали, сами сажали в тюрьму и сами себя расстреливали. Поэтому этот народ по заслугам пожинает то, что он плодил»

(Альфред Кох)

Спланированное убийство чеченского народа – только первое звено, наиболее заметный и зримый факт в цепи бесчисленных преступлений русской империи. Геноциду подвергались здесь не только народы Кавказа, но и стран Балтии, и Украины (один голодомор 1932–1933 годов чего стоит!), медвежья лапа этого кровожадного хищника накрывала еще совсем недавно всю Среднюю Азию и Казахстан… Сегодня они на одном конце своей обветшалой империи убивают чеченцев, на другом – «не сдают» цивилизованному человечеству Кенигсберг, оттяпанный когда-то у Германии исторический город, превращенный ими в типичную совдеповскую заштатную помойку; а на третьем – зубами и когтями вцепились в нагло отхваченные у японцев в результате вероломной агрессии 1945 года Курилы».

(Борис Стомахин)

«Я русский, но я всерьез думаю, что логика, которой руководствуется сейчас мой народ, сродни логике бешеной собаки. Бешеная собака смертельно больна, ей осталось жить три – максимум семь дней. Но она об этом не догадывается. Она бежит, сама не зная куда, характерной рваной побежкой, исходит ядовитой слюной и набрасывается на всякого встречного. При этом собака очень мучается, и мучения ее окончатся, когда ее пристрелят».

(Валерий Панюшкин)

«Страх, который живет в душе русских, не порожден внешними обстоятельствами. Это экзистенциальный страх – он является самой основой русскости. Русский не верит никому и всего боится».

(Юрий Амосов)

«Заработали ли мы упреки в том, что пируем, когда масса чумует? Разве наш пир в конечном итоге не выгоден тому же народу? У народа нужда в богачах. Мы были бы никудышными бизнесменами, если бы не просчитывали конечный результат каждого своего шага».

(Михаил Ходорковский, Леонид Невзлин)

«Если только Россия откажется от бесконечных разговоров об особой духовности русского народа и особой роли его, то тогда реформы могут появиться. Если же они будут замыкаться на национальном самолюбовании, и искать какого-то особого подхода к себе, и думать, что булки растут на деревьях… Они так собой любуются, они до сих пор восхищаются своим балетом и своей классической литературой XIX века, что они уже не в состоянии ничего нового сделать».

(Альфред Кох)

«В этой стране пасутся козы с выщипанными боками, вдоль заборов робко пробираются шелудивые жители. < …> В этой стране было двенадцать миллионов заключенных, у каждого был свой доносчик, следовательно, в ней проживало двенадцать миллионов предателей. Это та самая страна, которую в рабском виде Царь Небесный исходил, благословляя. < …> Я привык стыдиться этой родины, где каждый день – унижение, каждая встреча – как пощечина, где все – пейзаж и люди – оскорбляет взор».

«Как приятно приезжать в Америку и видеть разливанное море улыбок! Самочувствие, внешность во многом зависят от уровня жизни. Дорога к улыбке одна – через реализацию права на богатство».

(Борис Хазанов)

«Я продолжаю считать, что известное выражение советского классика «страна непуганых идиотов» – лучшее определение, данное СССР, не утратившее своей актуальности после утраты советской империи. Это же не про границы. Это про людей. «Тяжело и нудно в стране непуганых идиотов», – написал Ильф. И кажется, навсегда».

(Наталья Геворкян)

http://stihiya.org/news_1235.html

 

 

Геннадий Мир (Геннадий Мирошниченко)

 

Русскоязычные апологеты ненависти ко всему русскому ярко иллюстрируют клинический случай в психиатрии. Ибо их руссифицированное языком сознание и подсознание, прежде всего, самоуничтожает себя. Если бы они были нормальными, то поняли бы, что нужно перейти на другой язык: турецкий, эфиопский, английский или что-то ещё. Хотя на эфиопский нельзя – эфиопы боготворят А.С. Пушкина.

 

 

Ярослав Таран

Лакейская русская обезьяна

 

Я вот ещё о чём сегодня думал, о психологическом мотиваторе чисто русского явления (патологической, слепой, односторонней ненависти к России и ко всему русскому). Именно – о психологическом. О духовном и метаисторическом основании этого «феномена» уже мы на форуме много говорили, но интересен и психологический, вернее национально-психологический его аспект. Но сначала цитата (пусть пополнит список вышеприведённых Вадимом «слепков души»):

 

«Россия же миру не может предложить ничего, кроме своих непомерных амбиций, злобы, зависти и цинизма.» Ахтырский.

 

Ничего подобного ни о Германии, ни о немцах мы никогда не услышим от немца. О французах – от француза. Об англичанах – от англичанина. И т.д. Но у части русских это уже вошло в моду – унижать всё, исходящее от русских. Не от государства, а именно от русского общества как такового. И мне кажется, что причина «странного феномена» – это вывернутая наизнанку «всемирная отзывчивость русского человека». Это своего рода лакейская «обезьяна русской миссии». Именно – лакейская, рабская.

Попробую пояснить: такой лакей словно постоянно доказывает себе и всем вокруг, что он свободен. Посмотрите: я свободен, я гражданин мира, я объективен и могу объективно смотреть и на свою Родину. И я настолько свободный человек, что не испытываю никаких национальных предрассудков, посмотрите, как я отношусь к «своим», а только по-настоящему свободный человек может «так объективно говорить о своих по крови». И т.д. и т.п. – по бесконечному кругу.

Какому нормальному человеку придёт в ум (молчу о сердце) «объективно» (ключевое слово!) унижать на каждом углу свою Мать, раздевать её и показывать её язвы, чтобы чувствовать себя при этом свободным? Именно в этом подчёркнуто «объективном» (а на деле – жутко одностороннем и унизительном!) отношении к своей нации и своей стране всё лакейское нутро многих наших «неолибералов» проступает. Причём, это настолько позорно и по-человечески недостойно смотрится со стороны (чего только они сами не замечают), что их перестают уважать и на Западе, перед «свободным обществом» которого они так по-лакейски заискивают. Предателей не уважает никто, включая тех, кто пользуется их услугами.

Только чувствующий себя в глубине лакеем, будет постоянно доказывать всем, что он свободен, заглядывая в глаза: «посмотрите, какой я свободный, как я могу свободно сказать, что моя Мать сука, а вот посмотрите, я ещё и не так могу свободно сказать, ибо я объективен: мою Мать нужно убить (у Леонида Андреева в повести «Иуда Искариот» Иуда говорил, что его отец – козёл); все убедились теперь, какой я свободный человек?» Обезьяна свободнее на самом деле. У неё хоть здоровые инстинкты остались. А у этих ничего, кроме комплекса своего лакейства. И никто в мире так не позорит русских и Россию, как эти «свободные лакеи», по которым (ибо везде суются и заискивают) судят о благородном, талантливом, терпеливом и очень великодушном народе нашем. И такой народ эти «люди с короткими мыслями» презирают с высоты своей типично лакейской (смердяковской) гордыни.

Именно какое-то глубинное лакейство и есть то слово, которое одно объясняет сей странный и чисто русский феномен (Смердяков, как все Карамазовы, типично русский тип). И это онтологическое лакейство не что иное, как изнанка нашей миссии, её обезьяна. Вот почему только русским присуще это душевное извращение и никому больше. Как и само слово «русский» – единственное в русском языке прилагательное (качество; какой?), а не существительное (предмет; кто) для имени нации. Мы и в своих извращениях уникальны и общечеловечны одновременно. Только «обезьяна общечеловеческой культуры» может считать себя «гражданином мира» за счёт унижения своего и своих. Ненависть русского ко всему русскому – это та же любовь, только вывернутая наизнанку и развращённая. Лакей прежде всего развратен – во всём. И абсолютно, абсолютно лишён благородства.

 

 

КАРР (Татьяна Путинцева)

 

А «лакейская обезьяна» – как явление – получила политкорректное название «русская виктимность».

Это «мода», это пройдёт. Наверное, корень её – в усталости. Наверное, народы, как люди, могут испытывать усталость от крупных исторически масштабных «стрессов» (войн, революций, катаклизмов). И «отдельные представители» являются носителями и выразителями этой усталости. Именно из их уст доносится «убейте меня» (в смысле, нацию). Разве можно воспринимать эту истерику всерьёз?

 

 

Ярослав Таран

 

Цитата (КАРР):

А «лакейская обезьяна» – как явление – получила политкорректное название «русская виктимность». Это «мода», это пройдёт.

 

Третий век уже «моде» сей

Никакого «западничества» на самом Западе никогда не было – это чисто русское явление. Самое забавное, что западник Герцен, живя на Западе, перестал быть западником и обрушился с критикой на сам Запад. Похожая тенденция у Чаадаева. Но западники 19-го века (кроме крайних и маргинальных форм, а-ля Смердяков – Пётр Верховенский) не доходили до такого лакейского самоуничижения, как нынешние неолибералы (крайние западники уже 21-го века). Западники 19-го века – дети культуры и, по-своему, любили Россию. Нынешние крайние западники – дети Системы, и они попросту лишены той самостоятельной работы мысли и совести, что не прекращалась у западников 19-го века, а выражают, как автоматы, только то, что нужно Системе на данном этапе.

 

Цитата (КАРР):

Наверное, корень её – в усталости.

 

Скорее, в гордыне (своеобразной). «Сбросить ношу Дара» – это волевая установка Великого Инквизитора. Усталость ли это? Ну, если и усталость, то от собственной же гордыни. Гордыня тяжелее Дара. Сброшенная ноша Дара оставляет пустое место, которое заполняется «обезьяной Дара».

Так и русская презрительная ненависть ко всему русскому – это «обезьяна Русской Идеи»: вместо Дара-Долга и человеческого достоинства – гордыня разума и лакейское заискивание перед «свободными людьми». Сама эта мантра «западное свободное общество» может очаровывать только лакейское самосознание, которое видит пропасть между самим собой и свободным человеком и винит в этой несправедливости Мать: почему ты меня родила в стране рабов и господ?! (Ну, примерно такое извращение, с теми или иными вариациями.)

А если совсем уж кратко, то по-пушкински (о Радищеве): «Нет истины, где нет любви».

Лучше не скажешь.

 

 

Елена

Запись от 7 мая 2014 года

Взбесившиеся лейкоциты

 

Льётся кровь, горят люди, горе пришло в дома. А в среде либералов продолжают говорить о свободном выборе свободного народа Украины. Бред, болезнь, извращение.

Такое поведение либералов представляется мне поведением взбесившихся лейкоцитов в организме. Никто ведь не спорит, что их работа жизненно необходима живому организму. Но вдруг случается нечто такое, что заставляет лейкоциты убивать все другие здоровые клетки крови, результат – белокровие, т.е. рак. Лейкоциты умеют только убивать. Но в здоровом организме их цель – сохранение жизни целого, служение целому. А у взбесившихся лейкоцитов цель – смерть организма, т. е. целого. При раке, как известно, ломается механизм апоптоза – саморазрушения при критичной мутации генома клетки. Раковая клетка перестаёт «видеть» целое, служить целому, её целью становится тупое воспроизводство себя любимой (вот оно: всё не-я должно стать мной) – триумф гордыни! Нет гармонии, разнообразия, взаимодействия и слаженной работы для жизни целого. Есть неконтролируемая страсть сделать всех взбесившимися лейкоцитами, есть иррациональная воля к небытию.

 

 

Вадим Булычев


Цитата (Елена):

Взбесившиеся лейкоциты

 

Очень емкая метафора. И в точку.

 

Цитата (Елена):

Такое поведение либералов представляется мне поведением взбесившихся лейкоцитов в организме. Никто ведь не спорит, что их работа жизненно необходима живому организму.

Цитата (Елена):

Но в здоровом организме их цель – сохранение жизни целого, служение целому. А у взбесившихся лейкоцитов цель – смерть организма, т. е. целого.

 

Добавить к сказанному почти нечего. Никто ведь не спорит, что оппозиция в обществе выполняет свою очень полезную функцию – в первую очередь это контроль власти, ослабление демонического начала в государственной системе. Но контроль и ослабление – это, так сказать, внешние признаки «здоровых лейкоцитов». Подлинный демократ (в старом классическом смысле этого слова) являет собой еще и совесть эпохи, будит в народе высшие нравственные принципы (как было, например, с тем же Львом Толстым, Владимиром Соловьевом и т.д.) Можно ли сказать это о современных неолибералах? Вроде бы все вышеназванные принципы сохраняются, внешне, но внутри все перевернуто с ног на голову. «Совесть эпохи, народа» – да, многие из них таковыми продолжают себя считать. Но это мнение вытекает уже не из любви к народу, а из собственной гордыни и спесивого превозношения над народом. Мы – избранные, свободные от раболепных предрассудков, высшая раса; а они – быдло, ватники, рабы Путина, стадо и т.д. и т.п. МЫ и они – вот основная подмена.

Ну, и дальше с ног на голову. Вместо контроля и борьбы за смягчение госсистемы, борьба за ее полное уничтожение. Ладно еще, если бы при этом господа либералы искренне исповедовали анархические принципы и боролись со всем, что несет в себе государственно-корпоративные модели подавления. Без разницы – Запад, Восток. Но нет же, борьба почему-то ведется только с одной государственной моделью – своей собственной. Борьба с собственной системой доходит до полного абсурда. В представлении неолиберала Россия должна полностью самоустраниться откуда бы то ни было. А в идеале – распасться на отдельные фрагменты. Вот вам и взбесившиеся против организма лейкоциты.

Все сознание такого «лейкоцита» представляет собой одну прямую линию, в конце которой мишень, в мишени российская государственность. Все что работает на поражение мишени – есть Добро. Все, что против – зло. Без разницы: нацист Ярош выступает против Путина, значит ПС УПА и Бандера – добро. Вводят санкции – замечательно, праздник! Ну, а самый главный праздник – день уничтожения России. Вот только что после смерти организма будут делать «больные лейкоциты», куда поплывут «устанавливать демократию»? Большой вопрос.

 

От Сахарова – к Пусси райот

 Ярослав Таран

 

После событий в Одессе я не заходил ни на «Выход», ни на другие рм-форумы. Как отрезало. Но сегодня получил письмо от Вадима, где он упоминает дискуссию на «Выходе». Из любопытства заглянул. И нашёл исключительную (по самовозношению) фразу! Лучшей иллюстрации придумать невозможно к этим словам:

 

Цитата (Вадим Булычев):

«Совесть эпохи, народа» – да, многие из них таковыми продолжают себя считать. Но это мнение вытекает уже не из любви к народу, а из собственной гордыни и спесивого превозношения над народом. Мы – избранные, свободные от раболепных предрассудков, высшая раса; а они – быдло, ватники, рабы Путина, стадо и т.д. и т.п. МЫ и они – вот основная подмена.

 

Итак, фраза Фёдора Синельникова (в ответ, кстати, на мой пост о Соборной Душе России):

 

«Какой народ – такая и душа, какая душа – такие и вестники ее... »

Фёдор Синельников.

 

Интересно, к какому народу Синельников себя относит? к высшей расе? это не фашизм по сути? случайна ли тесная связь либералов и нацистов, плечом к плечу, на Украине?.. Впрочем, комментарии излишни. Фраза Синельникова всё объясняет сама.

Да, такое хамско-высокомерно-бессердечное (смердяковско-лакейское) отношение к народу и есть путеводная нить неолибералов. Куда она ведёт и откуда – по-моему, понятно. Но после Одессы – нам просто не о чем больше разговаривать. И незачем. И это уже навсегда: такое не забывается и не прощается.

Меня интересует другое. Тенденция измельчания российской демократической оппозиции: от Сахарова – к Пусси райот. От самопожертвования и благородства – к высокомерному лакейству и низости. Народ иначе как гопниками уже не называют. И пишут о деградации и обыдлячиваньи народа! Зеркало. Но вот откуда такая говорящая тенденция, такое разительное вырождение русского западничества, о чём это нам говорит? (Это очень непростой вопрос. Однозначного ответа на него у меня пока нет.)

 

Вдогонку к вопросу об измельчании либеральной российской оппозиции и русского западничества. Интересно сравнить волны русской эмиграции – первую (период революции и гражданской войны), всю советскую и постсоветскую. Масштаб личностей идёт по нисходящей, особенно это заметно в постсоветской волне. А русофобия и лакейско-высокомерное отношение к народу – по восходящей, доходя в постсоветской волне уже до абсурда и плохо скрываемой ненависти. Показательно, что у дворянской эмиграции такого отношения к народу – как к быдлу, гопникам, ватникам и т.д. – не было в помине, но было, наоборот, чувство вины перед народом. У нынешних – никакого чувства вины нет в помине, но есть либо обида, либо высокомерное презрение. По Бердяеву: чувство вины по отношению к Родине и народу – чувство свободного человека, чувство обиды – чувство рабское, а надутая спесивость – типично лакейское. И если сравнить русских западников 19-го века и нынешних, то картина будет уже вполне комическая. Интересно, что у славянофилов подобной тенденции не наблюдается. Хотя само разделение на западников и славянофилов давно символическое.

Также интересно, что в среде российской бюрократии понижение масштаба личностей стало заметным уже в 19-м веке, а после 1917-го – масштаб личностей в верхних слоях государства оставался и остаётся по сей день стабильно низким. Постсоветский период никак не отличается от советского в этом плане.

 

 

Ярослав Таран

Запись от 4 июля 2014 года

 

Давайте называть вещи своими именами: неолиберал не предатель Родины, а предатель тех ценностей, которые защищал классический либерализм. Все эти ценности превратились в фигуру речи, в политический флюгер, в демагогию. На Украине сейчас десятками (а может, и сотнями, это мы спустя годы только узнаем) без суда и следствия сажают инакомыслящих. И сажают – это если ещё «повезло», а то и просто убивают. Свобода слова в состоянии аналогичном любому становящемуся фашистскому режиму. Я уже не говорю о военных преступлениях против человечности. И где либералы, где правозащитники? Русское правозащитное движение своей безнравственной позицией по отношению к событиям на Украине совершило над собою моральный суицид. Такое впечатление, что сама среда неолиберализма выдавила из себя всех порядочных и честных людей и превратилась в антисреду, абсолютно разрушительную и для личности, и для страны. Союз неолиберализма с неонацизмом не только показателен, но и закономерен. По-другому и быть не могло. А почему? Это нужно анализировать – и не с политической колокольни, но с позиций нравственных и философских. Это серьёзнейшая проблема и очень страшный симптом, чреватый самыми плачевными следствиями для общества. «Взбесившиеся лейкоциты» – это рак. Аналогия один в один. И закрывать глаза на такую мутацию в среде русского западничества русская интеллигенция (всех спектров, но демократическая – в особенности!) не имеет права, если хочет выжить и сохранить себя и свою Родину. Это не «пафос», не преувеличение, но диагноз. И диагноз грозный.