Грушевский, краткая история «незалежности» | Библиотека и фонотека Воздушного Замка – читать или скачать

Роза Мира и новое религиозное сознание

Поиск по всем сайтам портала

Библиотека и фонотека

Воздушного Замка

Грушевский, краткая история «незалежности»

Категория: 


Гл.1

 

Кому обязана Украина своей нынешней территорией

 

Вадим Булычев

 

Если изучать историю Украины честно, непредвзято, то обнаружится, что таковой истории почти и не существует. Есть история Киевской Руси (именно Руси – не Украины!) Есть история Малороссии, Новороссии, Слобожанщины; есть история Галицийской Руси – но нет истории Украины! Именно Украины, как некого целого, цивилизационно-исторической общности, а не тех, кто здесь проживал столько-то и столько-то лет назад. Этот факт буквально сводит с ума украинских националистов. Поэтому ими выдумано огромное количество мифов о «великой казацкой республике», о великом народе «антов» и народе «укров», которые уже строили Украину тысячелетия назад и т.д. и т.п. Самое слабое место этих мифов – существование Киевской Руси. То есть, если бы Киевской Украины – вопросов бы не было, но – Русь! Какое историческое безобразие! Здесь бедного националиста буквально «клинит». Кому интересно, может поискать на эту тему материалы в Интернете (выдумали новую версию: мол, украинцы всегда были русскими, но москали у них украли имя «Русь», «русские».)

Речь о другом. Нет ничего плохого в том, что история Украины начинается всего-то 22 года назад (в день обретения «незалежности»). Главное, не когда в историческом времени начинается государство или общность; а ради чего все начинается, какой во всем этом смысл? Или это начинание изначально бессмысленно?

И опять очень неприятная информация для «хлопцев в шароварах и с чубами»: нынешней своей территорией Украина всецело обязана проклятой советской власти. Не Бандере, не Мазепе, а Ленину, Сталину и Хрущеву. Причем, Ленину она обязана более всего.

Во времена предреволюционные на территории современной Украины были и Малороссия (Полтавщина, Киев – собственно, та самая «гоголевская Украина»), Новороссия (где я живу – Юг), Слобожанщина (Северо-Восток), Крым и много более мелких образований. Но все они составляли одно метакультурное целое с Россией.

Это был единый в своем пестром многообразии народ. Великороссы, белороссы, малороссы – все это разные этнические, родовые, племенные проявления единого народа россов, русского народа. Подобно тому как в христианской Троице три Ипостаси – едины, равны и единосущны друг другу, так и три народа малороссов, белороссов и великороссов едины, равны и составляют одну метакультурную общность, один великий народ.

С приходом к власти большевиков началась борьба с «великодержавным шовинизмом» (куда большевики отнесли и понятие триединого народа россов). В рамках этой борьбы ленинскими декретами Малороссия была переименована в Украину, и к ней были присоединены Слобожанщина и Новороссия. Так появилась Украинская ССР, прообраз будущей независимой Украины.

Далее Сталин в 1939 году присоединяет к Украине западные области (присоединенные территории, как известно, подвергаются репрессиям). И тем закладывает под будущую Украину мину замедленного действия. Больше половины нынешних украинских проблем идет отсюда. К Украине была присоединена территория, никогда не бывшая частью Российской метакультуры, а всегда тяготевшая к Романо-Католическому европейскому центру.

Наконец, Хрущев дарит Украинской ССР автономную область Крым. (За что его очень «любят» в Крыму.) Так из разнородных частей складывается будущая «незалежная» Украина. 

 

 

Геннадий Мир (Геннадий Мирошниченко)

 

Уважаемый Вадим! Вы обижаете моего родственника по матери Тараса Григорьевича Шевченко:

 

Як умру, то поховайте
Мене на могилі
Серед степу широкого
На Вкраїні милій,
Щоб лани широкополі,
І Дніпро, і кручі
Було видно, було чути,
Як реве ревучий.
Як понесе з України
У синєє море...

 

По Л. Гумилёву, украинский этнос только формируется из двух – западного и восточного. Поэтому ему ещё жить и жить. По М. Задорнову и А. Клёсову: ДНК-генеалогия русов очень устойчива. Поэтому, видимо, украинский этнос не исчезнет ещё долго.

По мне: согласен с Вами, что мина от соединения западных и восточных славян на Украине в 1939 году, скорее всего, разорвёт Украину на две части. Цепь событий последних дней ложится в классический алгоритм революций. А учитывая результат событий в арабских странах, в Югославии, да и у нас в СССР в 1991 г., этот алгоритм отработан уже хорошо. К сожалению.

 

 

Вадим Булычев

 

Цитата (Геннадий Мирошниченко):

Уважаемый Вадим! Вы обижаете моего родственника по матери Тараса Григорьевича Шевченко.

 

Геннадий Георгиевич, у меня самого фамилия по отцу должна быть – Шевченко. Мать у меня из Подмосковья (Карповы), а отец из Украины (Шевченко). Но отец моего отца, мой дед, пал на полях сражения Великой Отечественной Войны. Мать, моя бабушка, вышла замуж повторно и взяла фамилию Булычевы. Так и я стал Булычевым. А мог бы гордо носить фамилию Шевченко (с такой фамилией в самый раз в депутаты Верховной Рады).

Теперь по сути. Глава называется «Украина – как территория». А территория современной Украины возникла именно в 20 веке. До конца 18 века Украиной (Окраиной) называлась приграничная полоса земли, на границе с Крымским ханством. Во времена Тараса Григорьевича Шевченко Крымское ханство уже не существовало, Украина-Окраина стала уже не столько политической реальностью, сколько красивым поэтическим мифом о «былой казацкой вольнице без панов и царей».

 

 

Антон Мидюков

 

Цитата (Вадим Булычев):

До конца 18 века Украиной (Окраиной) называлась приграничная полоса земли, на границе с Крымским ханством.

 

Историческая справка:

Название Украина зарождается с появлением казачества в Речи Посполитой в конце XVI века. С переходом казаков в реестр на рубеже XVI-XVII веков название Украины закрепляется за территориями, на которых действует реестровое казачество. Название Украина окончательно замещается названием Малороссия в XVIII веке, в связи с вливанием казачьей верхушки в русское дворянство. Само название Малая Русь (Малороссия) древнее названия Украина и восходит к XIV веку (первоначально так называлось только Галицко-Волынское княжество), с XVI века все земли Руси, входившие в состав Речи Посполитой.

 

 

Вадим Булычев

Запись от 5 декабря 2013 года

Грушевский

 

Для того чтобы понять, какой идеологией руководствуется украинская правящая элита (вне зависимости, откуда родом эта элита, с Востока или Запада Украины), невозможно обойти стороной такого одиозного деятеля «украинства», как Грушевский Михаил Сергеевич. Это тот самый дедушка с большой белой бородой, что красуется ныне на всех пятидесятигривенных денежных банкнотах.

 

Грушевский

 

Грушевский был первым председателем Центральной Рады Украинской Республики. Просуществовала Рада чуть больше года (20 марта 1917 года – 29 апреля 1918 года). Но в официальной государственной украинской хронике именно Первая Рада Грушевского является началом существования «незалежной» Украины. Однако больше всего Грушевский известен своим фундаментальным трудом «История Украины-Руси». Чем примечателен этот труд?

Главным тезисом «Истории...» является утверждение, что украинский и русский народы совершенно различны, у них нет ничего общего. Следовательно, нет никакого единого народа россов, единой метакультуры, судьбы, истории. Есть только один великий народ – украинцы. Они создали великое украинское государство, по недоразумению названное Русью.

Именно этой идеологии и следуют все украинские президенты – от Кравчука до Януковича. А президентом Кучмой (тот самый, которого смела «оранжевая революция») была даже написана книга под названием «Украина не Россия».

«…В своём фундаментальном труде Грушевский выражал точку зрения, что история украинцев начинается с IV века со славянских племён антов. По его мнению, Киевская Русь была украинским государством.. В отличие от большинства представителей российской науки, Грушевский считал преемницей Киевской Руси не Владимиро-Суздальскую землю, а Галицко-Волынскую. Важным элементом концепции Грушевского являлось утверждение о непрерывном развитии украинской нации. Возражая большинству историков в том, что монгольское нашествие привело к запустению Поднепровья и усилило уход населения на северо-восток, Грушевский утверждал, что главная роль в последующем заселении Приднепровья принадлежала «не пришлому, а местному населению, которое до конца никогда не исчезало». Главную же генетическую основу великорусов Грушевский видел в финно-угорском населении…

 …Грушевский придерживался мнения о широком демократизме украинцев, выразившемся в устройстве Гетманщины и состоявшем в противоречии с преобладавшим в России монархическим началом. Все проявления антирусских выступлений описывались Грушевским сочувственно…» (материал из «Википедии»)

Я не знаю, насколько искренен был в своих исторических исканиях Грушевский (скорее всего, искренен), но сама его историческая идея «мы (украинцы) и они (москали)» пришлась весьма по душе австро-венгерским властям, пытавшимся расколоть Малороссию и тем ослабить позиции России, а в идеале создать некую искусственную нацию «укров». Реализации этих планов помешал большевистский переворот в самой России. Идеи Грушевского были отчасти реализованы, но только совсем не так, как хотелось бы самому автору идей. 

Что еще интересно. Грушевский был, конечно, классово чужд Советам, но не совсем что бы чужой. После разгрома Первой Рады он бежал в Австрию. Однако уже в 1924 году Советские власти разрешили ему вернуться. Он был едва терпим, но терпим. Даже занимался научной работой и был членом Академии Наук. Скончался Грушевский уже при Сталине, в 1934 году в Кисловодске (а вот его ученики под репрессии попали). Само собой, что об этом периоде жизни Грушевского украинские националисты говорить очень не любят.

 

 

Ярослав Таран

Цитата (Вадим Булычев):

о народе «укров»

 

То есть, по этой теории этимологически Украина не от слов «окраина», «у-края» образована, а от имени нации «укры»? 

Ещё такой момент (кажется, он что-то может объяснить): Белая Русь (Белоруссия) была присоединена к Московскому царству (тогда ещё не империи) тоже при Алексее Михайловиче. Но почему-то в новейшей истории Беларуси (ни у власти, ни у оппозиции, включая прозападную её часть) не возникло ни пафоса, ни теории о древней нации «белов» и её онтологическом отличии от русских (москалей). А Беларусь натерпелась не меньше «укров» от «державного центра». И жили белорусы куда как беднее, в том числе и в советское время. 

Я хорошо помню этот контраст, когда переезжаешь на машине границу Белоруссии и Украины (буквально через километр!), как менялось содержимое сельмагов, о городах и не говорю: день и ночь. Украина и Грузия вообще были самыми богатыми и самыми высокими по уровню жизни республиками (исключаю Прибалтику, которую вряд ли можно отнести к органическим историческим составляющим империи). 

Советская Белоруссия была чуть выше Псковской и Новгородской областей по уровню, как сейчас модно говорить, «потребительской корзины» (приравнивается к «уровню жизни», сводимой исключительно к бытовым и животным нуждам). Самая вопиющая бедность в советское время (да и сейчас!) наблюдалась в исконно русских областях: Псковской, Новгородской, Калининской (Тверской), Ярославской. В какой ещё метрополии в мировой истории такое было возможно? Где могли выходцы из колоний править империей, а сами колонии жить богаче метрополии? Российская империя очень своеобразная империя, включая советский период. И пока нет ни одного непредвзятого и глубокого сравнительного историософского анализа этой империи.

И ещё одно замечание. Украина, по-моему, единственное из крупных европейских национальных образований, никогда не имевших (до 1991 г.) не только своей государственности, но и своего имени (идентификации) вплоть до вхождения в состав Московского царства. Была Польша, Литва, Крымское ханство, Османская империя, но никакой Украины не было. Украина появилась как национально-культурное образование только в составе Российской империи. Похожая история с Казахстаном (такая страна появилась на карте только в результате советской «нарезки»).

 

 

Вадим Булычев

Цитата (Ярослав Таран):

То есть, по этой теории этимологически Украина не от слов «окраина», «у-края» образована, а от имени нации «укры»?

 

Сам Грушевский вроде как подобную теорию прямо не проговаривал. Но если логически развивать идеи Грушевского далее, то именно к такому выводу и приходишь. О легендарном народе «укров» впервые поведал миру польский историк Фаддей Чацкий, еще в конце 18 века (к слову, поляки сыграли огромную роль в зарождении идеологии «украинства»).

Что касается Грушевского: его теория с исторической точки зрения спорная (многие историки Грушевского критиковали), но очень удобна правящей украинской элите. Больше всего эта элита боится потерять доставшуюся после распада Союза огромную собственность. Отсюда все метания между Таможенным Союзом и Евросоюзом. С одной стороны еще более богатые российские олигархи, с другой – Европейский бизнес, которому не нужны конкуренты, а вот рынок сбыта нужен.

 

 

Ярослав Таран

Дополнение:

 

По поводу того, что Киевская Русь – это Украина. Противоречие в терминах. Киевская Русь не могла быть «окраиной» («украиной») для самой себя. Русь, она и есть Русь, тут уж что написано пером (или перстом Божьим)... Киевской Русью правили князья и Новгородские, и Муромские, и Ростовские. Какая же это Украина? После Батыя – стала украиной, окраиной. Но как же быть с МалоРОССИЕЙ, НовоРОССИЕЙ, Белой Русью? Это общая судьба одного сверхнарода. 

СССР же правили и евреи, и грузины, и выходцы с Украины: Хрущев, Брежнев. Россия жила ничуть не богаче и не жирнее, чем все республики. Общее горе, общий выбор. Что теперь искать виноватого... 

Ладно, это так. Обывательские сопли.

 

 

Вадим Булычев

22 года «незалежности» – начало

 

«Незалежная» (независимая) Украина возникла на политической карте мира ровно 22 года назад. Причина появления нового государства (с рядом других государств) сейчас общеизвестна – распад Советского Союза. Одним росчерком пера вчерашняя партноменклатура стала хозяевами заводов, банков, пароходов... Хозяевами несметной собственности и немаленькой, пока смутно понимаемой территории бывшей Украинской ССР. Так стал зарождаться украинский олигархический клан (с центром на промышленно развитом Востоке Украины) и украинская националистическая элита, на две трети состоящая из выходцев с Западной Украины. Балансирование между интересами олигархата и националистической элиты – вот суть и вот проклятие всей 20-летней политики «свободной» Украины.

Но все это даст знать о себе позже. А тогда, 22 года назад, была короткая эйфория, что-то сродни «бескровному хмелю февральской революции» – ну, наконец-то освободились от властного диктата Москвы! Теперь заживем как в Европе! Москали больше не будут есть наше сало...

Что интересно, восторг освобождения от Москвы охватил не столько молодежь (молодежь была довольно аполитична), сколько людей среднего и даже пожилого возраста, всю свою жизнь и карьеру сделавших в «империи зла». И чем эта карьера была успешнее, тем яростнее поливалось грязью советское прошлое. Получалась весьма неприглядная картина: немолодой уже человек вдруг поворачивается на 180 градусов к своим прежним убеждениям и начинает с пылом маньяка славить новую идеологию, проклиная идеологию прежнюю. В общеукраинском варианте самый яркий пример – мутация печально известной «свободовки» Ирины Фарион. Будучи «спортсменкой, активисткой, комсомолкой» (как в известном фильме), будучи ярой сторонницей распространения русской культуры в западно-украинской среде, наконец ставшая членом КПСС (в довольно молодом возрасте) – с приходом незалежности Фарион резко меняет свои убеждения и становится фанатичной русофобкой.

Пример из личной жизни: моя тетка, родственница по отцу (не очень близкая, но родственница). Она уговорила моего отца в 80-х переехать в Николаев, хотя были и другие варианты. Переехали. Вначале все было хорошо. А потом тетка стала украинской националисткой и почти перестала с нами общаться. При этом она была довольно пожилым человеком, большую часть жизни прожившая в СССР и неплохо прожившая (если не считать, конечно, голодного военного детства). А так – работала в торговле, весь так называемый дефицит могла достать... И вдруг разговоры о «радянском погноблении», советских концлагерях, голодоморе и клятых москалях. Откуда сие? Я могу понять, если человек в Союзе перенес репрессии, сидел за убеждения, скрывался. Но тут: сытая, спокойная жизнь –– и вдруг, оказывается, «москали ей всю жизнь испортили». В подобной позиции мне видится какое-то предательство (пусть даже и не осознаваемое), какое-то мучительное хамелеонство... В общем, позиция эта не кажется мне до конца искренней. Когда слушаешь вот так вот «внезапно изменившегося» человека, превратившегося в рупор новой идеологии, всегда кажется, что человек играет, что сейчас он очнется и станет прежним... Увы-увы.

Доходило и до комизма. Я это уже описывал:

...У меня на работе все с ума сошли. Сразу после отделения Украины от Москвы. Буквально за одну ночь все «хохлами» сделались. А у меня всё никак российский акцент не проходит. Тётки на работе достали просто. Представляешь, подсаживаются специально ко мне и начинают своих же собственных родственников в России грязью обливать. Мол, готовить не умеют, в хатах грязь, только водку пьют. Ты не представляешь, недавно одна бабка вахтёрша, с виду «божий одуванчик», набросилась на меня в общаге пединститута. Паспорт не хотела отдавать. Орала, как зарезанная: «Москали! Понаехали тут! Всё сожрали!»... (От ветра головы – Записки неформала, гл. Иван.)

Но далеко не все граждане бывшей Украинской ССР были за отделение от Москвы (отмечу и этот факт, справедливости ради). И даже те, которые были «за», оговаривались при этом, что очень не хотели бы терять культурные и экономические связи с Россией.

Впрочем,  восторги по поводу отделения от москалей прошли довольно быстро. Экономический, финансовый кризисы, закрытие заводов и безработица, и прочие «прелести дикого рынка» быстро дали понять, что дело совсем не в Москве. Но итогом короткой социальной эйфории отделения от Москвы стало незаметное такое появление в украинских городах отделений националистической партии «Рух» («движение» по-русски; в чем-то партия – аналог литовского «саюдиса», который также переводится – как движение). Сперва отделения Руха появились в Центральных областях Украины, а потом уже на Юго-Востоке. Конечно, руховцы – это не нынешние боевые отряды нацистов, это больше идеологи украинизма, а не боевики. Тем не менее «идеологическая прополка» русскоговорящего Юго-Востока началась.

Но вернемся к «хозяевам заводов, шахт, пароходов». Одно из самых больших заблуждений политического бомонда России по поводу Украины выражается в убеждении, что новоявленные донецкие миллиардеры пророссийски ориентированы. В силу того факта, что говорят на русском языке, живут в пророссийских регионах и их бизнес многими нитями связан с Россией. Так-то оно так, но это «так» имеет свое второе дно. Нет более страшного сна для украинского олигарха, чем сон, в котором российский олигарх отнимает у него «нажитое непосильным трудом». Поэтому главной задачей первых лет незалежности для олигархата стала выработка идеологии, кратко сформулированной вторым президентом (выходцем из Восточной Украины) Кучмой: Украина – это не Россия. Это что-то совершенно другое, но что?

Срочно потребовалась идеология (и люди, эту идеологию пропагандирующие), которая бы доказывала пророссийско ориентированным жителям страны, почему Украина никак не может идти в сторону России, а должна непременно двигаться в Евросоюз. Евросоюза олигархи тоже побаивались (Евросоюзу не нужны «Мотор-сичи», «Юж-маши», местные самолеты и корабли и, тем более, донецкие угольные шахты; Евросоюзу нужен рынок сбыта своих товаров – все просто и прозаично). Но европейские комиссары далеко, путь к ним долог (Турция уже 50 лет им идет), а Россия – она рядом, она совсем близко.

Но самое главное – не Евросоюз и Россия. Требовалось создать свою нацию, свою историю, свою элиту, наконец, свою «мову» (язык). И тут выяснилось, что все это давно есть на Западной Украине – и кадры, и идеология. Так начался массовый переезд идеологов украинизма в Киев (отчего Киев стал постепенно все больше говорить по-украински). Представители западноукраинской творческой элиты заняли идеологическую нишу нового незалежного государства, олигархат Восточной (и частично Центральной) Украины занял финасово-экономическую сферу. А у подножия украинского Олимпа остался разделенный на две разные части (украиномовную и русскоговорящую) народ. Но только теперь эти части делались неравными: одни объявлялись настоящими украинцами, титульной нацией; вторые – постсоветским быдлом, москалями.

 

 

Вадим Булычев

22 года незалежности – украинизация

 

Первые прелести украинизации русскоговорящие регионы Украины стали ощущать где-то осенью 1993 года. Украинский язык стал единым государственным языком, обучение в высших учебных заведениях и школах стало переводиться на «державную мову» (государственный язык). Но если преподавание гуманитарных дисциплин переводилось на украинский язык относительно безболезненно, то перевод строго научных, технических, медицинских дисциплин осуществлялся весьма болезненно. Многих терминов просто не существовало в «держ.мове», приходилось их выдумывать на ходу. 

Не знаю, как проходила украинизация в других регионах, но у нас, в городе корабелов, больше всего от нее пострадали кораблестроительные ВУЗы. Многие преподаватели не смогли перестроиться на новые идеологическо-языковые рельсы, в итоге были уволены и обречены на нищету. У моего хорошего знакомого так спился и умер отец, который был очень неплохим специалистом по кораблестроению, но не смог свыкнуться с новыми украинскими реалиями.

Но больше всего языково-идеологической обработке подверглись общеобразовательные школы. Оно понятно (так происходит при всех режимах): дети – будущее, дети – залог сохранения Системы в раскручивающейся новой временной спирали. Главное возмущение активной русскоязычной части Украины в новой школьной программе вызвал не столько факт перехода на «держ.мову», сколько идеологическая составляющая.

Изменения больше всего коснулись, как это обычно бывает, гуманитарных дисциплин: истории и литературы. 

Вот, в качестве примера, страница из «истории древней Украины». Обратите внимание, написано (понятно и без перевода) – «наидревнейший период украинского народу...», т.е. сто сорок тысяч лет назад уже существовал украинский народ!!! Это вам не убогие русские. Вот такие «знания» преподают в украинских школах:

 

древние укры

 

Русскоязычным детишкам русскоговорящих родителей теперь объяснялось: есть МЫ (украинцы) и ОНИ (москали, россияне). ОНИ НАС триста лет гнобили, мы триста лет были у них рабами – наконец-то (слава Украине! героям слава!) мы свободны. И теперь наша дорога только в Европу, центром которой мы и так всегда являемся.

Отдельная тема – советский период. Почитав некоторые украинские учебники истории, можно прийти к выводу, что весь «советский проект» был создан с единственной целью – геноцид украинского народа (ленинская языковая политика, огромное количество украинцев, занявших в советской империи высокие посты, – об этом, естественно, умалчивалось: зачем делать сложной простую идеологическую картинку?) В итоге школьники писали в своих сочинениях о том, как советские танки расстреливали народ в центре Киева за то, что те говорили по-украински (это не шутка).

Досталось и русской литературе. Ее перевели в разряд «иностранная литература» и резко сократили количество часов на ее изучение. В разряд «иностранная литература» попал даже Гоголь! Споры о том, считать ли Гоголя украинским или русским писателем, идут до сих пор. При этом больше половины жителей Украины за включение Гоголя в украинскую программу, но... не надо забывать, в чьих руках находится украинская идеологическая машина. Даже 200-летний юбилей великого писателя остался незамеченным украинским официозом. Те мероприятия, что все же прошли, в основном были организованны Россией. На экраны вышел «Тарас Бульба», также снятый россиянами. 

Интересное отношение к фильму (и к самой повести) у украинских националистов (да и отчасти у украинской культурной элиты) – плохой фильм, москальская пропаганда (Гоголь продался москалям); казаки должны говорить не «русский», а «украинец»; Тарас Бульба поминает «православного царя» (значит, «москальского») – это совсем ужас! Самый положительный персонаж произведения Андрей... Да, вы не ослышались! Андрей, младший, тот, кто из-за любви к женщине совершил предательство, – он самый любимый персонаж из «Тараса Бульбы» у украинского националистического бомонда (почитайте об этом в Сети). Образ предателя вызывает восторг (а есть еще Мазепа, конкретное историческое лицо и тоже предатель, и тоже герой). 

Странная закономерность – Украина ищет свое собственное метаисторическое лицо, пытается нащупать свой путь, понять свою миссию. Все это прекрасно. Но вот только чем сильнее в этом поиске националистические, антироссийски настроенные силы пытаются показать, что МЫ (украинцы) никакого отношения не имеем к НИМ (москалям проклятым), тем уродливее получается новая «украинская идея» (в которой, чтобы насолить москалям, героями становятся предатели). В конечном итоге все превращается в анекдот: назло маме отморожу уши.

 

Историческая перспектива (чем хуже, тем лучше)


Ярослав Таран

 

Вадим, как ты считаешь, сама Украина – как отдельное государство – имеет историческую перспективу? Не является ли это государство искусственным порождением, гомункулом именно советского периода? Не единственный ли и самый органичный выход – это распад Украины на две или даже три части, каждая из которых сама (свободно!) решит свою судьбу? Иначе, будет так трудно избежать грузинского варианта. Тоже ведь советская Грузия, с приклеенными к ней искусственно Южной Осетией и Абхазией, была кабинетным порождением. Только Украинский вариант может стать покровавее Югославского кризиса (не дай Бог). И самое страшное – детонатором большой войны, если не Мировой. Не лучше ли будет, если искусственное государство, появившееся на свет из УССР, просто прекратит своё существование и даст право народам, его составляющим, самим решить свою судьбу?

К слову, Казахстан такое же искусственное советское порождение, как и УССР. А вот Белоруссия – не советское порождение, и Прибалтика не советское, и Армения (только Карабах в составе Азербайджана – советское), отсюда и совсем другая судьба – у каждого свой, ему органичный путь. Но Казахстан не укладывается в эту схему никак! Потому только вопросы у меня и ответа-рецепта нет.

Для меня пока ясно одно: Украина, оторванная от Российской метакультуры, обречена на духовное, культурное и нравственное вырождение. А Российская метакультура понесёт хотя не смертельный, но очень тяжёлый урон, сравнимый с ампутацией большой части физического тела для человека. Это не занимает тех, кто видит во всём лишь происки демона имперской государственности, а свободу воспринимает абстрактно, в отрыве от судеб конкретных людей и культуры в целом. Есть дурная свобода, злая свобода, которая приводит лишь к горю и хаосу, на место которым приходит потом тирания как единственная альтернатива. Не каждая свобода благо. Свобода порождается только содержанием, в отрыве от которого не существует вообще и является умозрительной абстракцией. И в разговоре об Украине мне бы меньше всего хотелось оперировать какими-то формальными абстракциями, потому что за этим всем стоят судьбы людей, культур, столетий – ЖИВЫХ.

 


Вадим Булычев

 

Ярослав, ради ответа на эти вопросы я и открывал ветку. Я не знаю пока ответа. Но на уровне внутреннего ощущения нет такого чувства у меня, что я живу в сложившемся государстве (не только у меня, но и у многих моих знакомых). Наоборот, с каждым новым майданом, с каждой очередной революцией подспудно растут сепаратистские настроения. Конечно же, подобные настроения бродят среди нашего поколения (чуть моложе нас и старше); но те, кто смог хорошо устроиться в новых реалиях, уже «страдают сепаратизмом» заметно меньше. С молодежью вообще непонятно. То она кажется аморфной, аполитичной массой, жертвами украинских школьных экспериментов; то вдруг среди молодых людей оказываются весьма радикальные сторонники сближения с Россией или сторонники отделения от Западной Украины.

Если Украина не только сохранится, но и наметит выход из всех своих противоречий – это будет чудом, мистическим знаком, что за Украиной что-то стоит, что это не случайное образование.

Украину могла бы спасти федерация. Но нынешний политический бомонд об этом пока и слышать не хочет.

 

 

Слава Сумалетов

 

Разве цель «арабской весны» – свобода арабов? Чем же укры лучше арабов? Лес рубят – щепки летят. Цель (свобода!) оправдывает средства. И т.д. Тип революционера так же стар и неизменен, как тип чиновника. Оба порождены одной и той же духовной сущностью. Разность потенциалов – необходимое условие работы государственной машины. Революционер нужен чиновнику не меньше, чем чиновник революционеру. Оба высекают одни и те же страсти из людей. Оба работают на самую пагубную из властей – власть политики над душами.

Чем хуже, тем лучше. Это и есть подлинная цель политических кукловодов и подлинная движущая страсть тех, кто ловит драйв от протеста как такового и кого последствия «майданов и вёсен» для их участников волнуют не больше, чем судьбы компьютерных персонажей после выхода из игры. Ну, погибнут в междоусобице одна-другая сотня тысяч, но ведь ради мечты-идеи! Издержки свободы. Если это не большевизм, не насилие над реальностью ради абстракций (только немножко другая одёжка), то что тогда большевизм? Большевизм тоже начинал с лозунгов о свободе…

 

 

Вадим Булычев

Пару слов о Кучме

 

Эпоху Леонида Кучмы, второго президента «незалежной» (президентствовал: 1994 – 2004 г.) можно назвать «временем застоя», относительного, конечно. Именно при Кучме были выработаны основные стандарты внешней политики державы: приезжаешь в Россию, рассказываешь о том, что курс на сотрудничество и сближение в единое пространство неизбежен (в итоге газ по умеренным ценам), – приезжаешь в Европу, говоришь нечто противоположное: мол, с пути евроинтеграции не свернем, торжественно клянемся. В итоге кредиты, правильный имидж и будущие гарантии политической элите – в случае чего сбежать на Запад и там безбедно жить, как борцам за светлое демократическое будущее.

Еще один интересный момент. Когда Кучма баллотировался на второй срок, рейтинг у него был ненамного выше рейтинга Ельцина (также перед вторым сроком). Но если пиар-технологи Ельцина использовали в предвыборной компании страх россиян перед возвращением коммунистов (опять всех посадят и всё запретят), то в предвыборной программе Кучмы были использованы совсем иные приоритеты. Кучма обратился к русскоязычному населению Юго-Востока Украины, уже познакомившемуся с первыми прелестями украинизации. Был обещан референдум по вопросу придания русскому языку статуса второго государственного. Увы, прошло уже более 15 лет, а вопрос этот так и не решен. Кучма был первым, а потом то же Янукович обещал в своей предвыборной программе (аж два раза!) Но... Украина не Швейцария, это точно (что положено Юпитеру, не положено быку).

 

 

Вадим Булычев

Об «оранжевой революции» – внутренние ощущения

 

Первая репетиция будущей оранжевой революции была еще в начале 2001 года. Но революционные митинги были довольно жестко подавлены. Многие активисты сели на полгода в СИЗО. Я был летом 2001 в Киеве (во время визита на Украину Папы римского), приходилось общаться с этими людьми, только недавно выпущенными из изолятора.

Тогда же на политической сцене появился Ющенко (до этого тихий незаметный чиновник высокого уровня, не так давно женившийся на бывшей сотруднице ЦРУ) и Юлия Тимошенко, спасающаяся от уголовного преследования в большой политике.

Одной из фатальных ошибок Кучмы стала попытка повторить российский вариант с преемником. Преемник был выбран крайне неудачно. В отличие от бойкого, подвижного Путина, это было что-то большое, медленно говорящее и вдобавок с «юностью хулигана и уголовника». И как впоследствии выяснилось – не очень решительное. «Профэссор», одним словом. Так на Украине называют Януковича.

 

Оранжевая революция. Главное ощущение тех дней (это незабываемое ощущение: такого больше в новейшей истории Украины не было) – совершается некий глубочайший цивилизационный выбор. И этот выбор не в том: быть ли с Путиным, верить ли в возрождение советской империи, верить ли в Януковича – все это внешняя газетная идеологическая пена. Большинство людей, голосовавших за голубых и против оранжевых, не испытывало каких-то особых восторгов по поводу «путинской России» (Россия воспринималась больше как данность, как естественное положение вещей, наподобие Солнца, восходящего на Востоке и заходящего на Западе; как общий язык, культура, многочисленные родственные связи). Это гораздо глубже «советизма»! Конечно, были и те, кто ностальгировал по советскому прошлому, кто верил в возможность возвращения в СССР, но таковых все же было меньшинство. Люди выражали свой выбор в пользу оранжевых или голубых на каком-то глубочайшем иррациональном уровне. Это совершенно четкое ощущение тех дней. Ощущение некоего последнего цивилизационного выбора – это с одной стороны. С другой – можно поздравить украинско-галицийских идеологов и наследников пана Грушевского. Их работа не прошла даром. То, что есть МЫ (укры) и ОНИ (москали), проявило себя в событиях тех дней в полной мере. Идеология разделения выплеснулась из кабинетов на городские площади. Поэтому особой трагедией было, когда линия разделения на МЫ и ОНИ вдруг пролегала через семьи, через родных, друзей. Да, на Юге и Востоке большинство голосовало за голубых, но так же оказалось, что немало людей и у нас поддержало оранжевых. Их было, конечно, значительное меньшинство, но все же. Опять же выбор тех или других совершался где-то в иррациональных глубинах психики. И порой в лагере оранжевых или голубых оказывались совсем неожиданные люди.

Украина в те дни напоминала разворошенный улей. На политические темы говорили везде: на работе, дома, на улицах, в транспорте и т.д. и т.п. После оранжевой революции это политическое возбуждение сменится глубочайшей апатией.

 

Ющенко на Майдане во время оранжевой революции:

Ющенко на майдане

 

 

Вот что еще интересно и что не очень укладывается в либерально-идеологическое клише: предвыборные программы оранжевых и голубых – святая святых выборной демократии. Я как раз тогда проводил сравнительный анализ оранжевых и голубых агитматериалов – подрабатывал. В предвыборной агитации голубые решили играть по европейским правилам. Это стало одной из причин их поражения. Регионалы публиковали большие статьи с многочисленными процентно-экономическими выкладками и такими же экономически-скучными обещалками. Программа оранжевых наоборот была больше лозунговой, кричащей, с расчетом на молодежь. В особенности это касалось партии Юлии Тимошенко. У самого Ющенко программа называлась, кажется, «десять шагов навстречу простому украинцу». Надо ли говорить, что ни один пункт этой программы выполнен не был? Отчего рейтинг Ющенко на Украине уже давно, как говорится, ниже плинтуса.