Русская философия всеединства: традиции школы | Библиотека и фонотека Воздушного Замка – читать или скачать

Роза Мира и новое религиозное сознание

Поиск по всем сайтам портала

Библиотека и фонотека

Воздушного Замка

Русская философия всеединства: традиции школы

Скачать текст одним файлом


Вступительное слово автора и обсуждение работы – в интерактивной теме «Мировая Женственность: опыт предчувствия»
Наталия Подзолкова в Сборной Воздушного Замка
Текст прислан автором лично для публикации на портале «Воздушный Замок».
Публикуется впервые.

 

Н.А. Подзолкова
Русская философия всеединства: традиции школы

Екатеринбург
2000

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

 

Глава 1  Философия всеединства:  зарождение новой всемирной Идеи

 

Глава 2  София – вдохновительница

2.1 Влюблённый Бог

2.2 Воплощение Софии

2.2.1 Закон совпадения индивидуальности и универсальности

2.2.2 Бог, мир и София

2.2.3 Назад к антропоморфизму?

2.3 Как открывалась София русским философам

2.3.1 Владимир Соловьёв

2.3.2 Сергей Булгаков

2.3.3 Евгений Трубецкой

2.3.4 Павел Флоренский

2.3.5 Даниил Андреев

2.4 Человек и София

 

Глава 3  О софийной истине

Гносеология всеединства

3.1 Собрание цитат, предваряющих рассуждение

3.2 Органическое мышление

3.3 Организм идей

3.4 Интуитивизм

3.5 Царство Духа

 

Глава 4 О софийном добре

Этика и теодицея всеединства

4.1 Зло в мире

4.1.1 «Актуализирование ничто».

4.1.2 «Неразумное движение естественных сил»

4.2 Добро в мире

4.2.1 Критерий Добра

4.2.2 Грех и искупление

4.2.3 Личная ответственность за добро и зло в мире

4.3 Воспитание добра

4.3.1 О детях

4.3.2 Владимир Соловьев и три корня нравственности

4.4 Последнее искушение – добро насильно

 

Глава 5 О софийной красоте

Эстетика всеединства

5.1 Владимир Соловьёв и Мировая Женственность

5.2 Воплощение красоты

5.3 Образы Вечной Женственности в русском искусстве

 

Глава 6 «Круглый стол»: философы всеединства, гуманисты и российская интеллигенция

6.1 Научное мировоззрение

6.2 Этические нормы

6.3 Общий пафос гуманизма и его разрешение в философии всеединства

6.4 Русская интеллигенция

 

Заключение

Литература

 

 

 


Жизнь мира кажется нам бурною и мощною, потому что не знаем мы ещё настоящей силы и не видим, что мир коснеет, а все грозы и бури лишь сонные всплески волн дремлющего всеединства.1

Лев Карсавин.

 

Введение


Актуальность темы исследования

 

Западноевропейская философия как парадигма мышления и культуры (или культуры мышления), достигнув высочайших высот умозрения и феноменологического мастерства, переживает глубочайший кризис. Идеал, который она предложила миру – это идеал античного мудреца, уединившегося от назойливой, невежественной толпы и одиноко прозревающего сущность вещей. Если в этой умудрённой надменности и есть «радость человеков», то лишь избранных. Философия «элиты» и «массы» (Ортега-и-Гассет) вошла в плоть и кровь современного человека, стала тем базисным понятием, по которому мы измеряем свою жизнь. И вот (что одновременно и естественно, и парадоксально) «человек толпы» мнит себя элитой, а «человек элиты» решает вопрос о самоубийстве (Камю). Дальше пути нет. Необходимо пересмотреть самые истоки, самые корни той философии отчаянья, которая захлестнула всю просвещённую Европу, и сегодня пытается поглотить весь мир.

Кризис, который мы имеем – плод коллективной логики мировой философии, общего хода человеческой мысли. «Бог умер!» – вот последнее слово философов. А это значит, что, несмотря на снятие религиозно-идеологических запретов, верить во что-либо сверхлогическое есть по-прежнему привилегия домохозяек. «Религия всегда живёт смертью (усталостью) философского разума»2. Эти слова Владимира Библера вполне отражают общий настрой западноевропейского философского гнозиса, которому и подчинилась современная отечественная философия.

А ведь по природе своей, по своим корням, по своим носителям, русская философия могла быть совсем другой.

«Философы верят в науку больше, чем в философию, сомневаются в себе и в своём деле и сомнения эти возводят в принцип»3, – писал Николай Бердяев. Его идеи по-прежнему можно использовать в качестве камертона подлинной русской философии. А подлинной русской философией я называю грандиозную по форме и по содержанию систему философских учений В.С. Соловьёва, Н.О. Лосского, С.Н. Булгакова, братьев Трубецких, С.Л. Франка, П.А. Флоренского, В.И. Иванова, и ряда других великих мыслителей.

Философия всеединства есть не просто система знаний. Она есть также и руководство к действию. Почему это возможно? Потому что она обладает двойственной природой: человеческой и богоданной.

Она создана людьми, их живой мыслью, разумом, гением, их чувственной интуицией и поэтическим вдохновением (не случайно среди её создателей так много поэтов: В. Соловьёв, В. Иванов, Д. Андреев и т.д.). Форма этой философии – прекрасное произведение искусства. Однако её содержание – от Бога. Оно бралось в моменты высочайшего мыслительно-творческого экстаза у самого Престола Божия, потому это содержание истинно. По той же причине оно может руководить поступками человека. Служить образцом реальной земной жизни, а также быть эталоном богопознания.

Русская философия всеединства сегодня нужна нам как воздух. В ней – надежда преодоления общечеловеческого кризиса богооставленности. С её идеями Свет и Смысл возвращаются в мир. Нельзя упустить этот шанс. А значит, дело русских философов нужно продолжать. Где же, как ни в России начинать возрождение идей всеединства? В этом актуальность моей работы.

 

 

Степень разработанности темы

 

Русская философия всеединства – это, пожалуй, одно из редчайших явлений в истории мировой философии, которое можно характеризовать появлением целой плеяды гениев, сконцентрировавшихся в одной географической точке планеты и отличающихся единством и последовательностью коллективно создаваемой философской системы. (Разве только немецкая классическая философия может быть сравнима с этим явлением).

Философия всеединства полна и многопланова. Каждый философ в ней занимает своё определённое место и раскрывает конкретный аспект системы.

Конечно, центральной фигурой в этой системе является В.С. Соловьёв. Он заложил фундамент всего строения, обозначил практически все сферы реальности, которые следует прояснять и изменять в свете идей всеединства. Это, прежде всего, софийность мира, органическое мышление, безусловность Истины, Добра и Красоты, возможность будущего богочеловечества.

Н.О. Лосский, помимо уточнения и совершенствования всей системы в целом, создал прочную и выверенную гносеологическую основу философии всеединства. Новая познавательная практика, отвечающая задачам органического мышления, получила название интуитивизм.

С.Н. Булгаков осуществил беспрецедентный опыт историко-философского экскурса. Охват его исследований огромен. Итоговый труд жизни С.Н. Булгакова – «Свет невечерний» – является по сути дела антологией европейской философии, в которой проницательный взгляд гения прослеживает зарождение и развитие идей философии всеединства.

Вклад Е.Н. Трубецкого тоже по-своему уникален. Он поднимает основополагающую для русского человека смысложизненную проблематику и раскрывает её в категориях философии всеединства.

Особое место занимает среди философов этого направления П.А. Флоренский. Возможно, что отнесение его к традициям школы всеединства является несколько произвольным. Но, на мой взгляд, без его религиозного осмысления Софии, без его интуиций о Красоте, Добре и Святом Духе, без его антиномичности Истины разговор о всеединстве просто невозможен. Кроме того, в трудах П.А. Флоренского даётся исчерпывающий взгляд на всеединство изнутри православия. С.Н. Булгаков тоже был священником, но его сочинения более всемирны, в них нет того специфического трепета русского сердца, которым отличается каждое слова отца Павла Флоренского.

Одним из самых загадочных философов всеединства является Л.П. Карсавин. Его функция скорее мировоззренчески-устроительная. Он, как и П.А. Флоренский, стоит несколько особняком, на всё смотрит как-то иначе. Именно поэтому его откровения имеют необыкновенную силу воздействия. Они ломают застарелые парадигмы мышления, сметают привычную аргументацию и почти осязаемо выстраивают внутри человеческого сознания стены нового всеединого мироотношения.

Ещё скажу отдельно о Д.Л. Андрееве. Его «Роза Мира» является по сути единственным в мире сознательным проектом философии всеединства. Многое из того, что было интуитивно прочувствовано и теоретически предугадано русскими философами, получило в ней плоть и кровь живых сверхмировых сущностей. Вечная Женственность Владимира Соловьёва стала Звентой-Свентаной, а Царство Духа Николая Лосского воплотилось в Логосе Шаданакара.

Этот список можно продолжить ещё некоторым количеством важных и существенных имён, прямо или косвенно относящихся к философии всеединства. Это и С.Н. Трубецкой, и В.И. Иванов, и Н.А. Бердяев, и С.Л. Франк. Это, конечно, К.Э. Циолковский, А.Л. Чижевский и В.И. Вернадский, ведь русский космизм, по сути дела, дитя философии всеединства – попытка серьёзного научного осмысления новой вселенской парадигмы мышления. Здесь не обойти и школы Рерихов, и учения Е.П. Блаватской. И даже А.Ф. Лосев, часто критиковавший систему всеединства, тоже являлся носителем её идей.

Наверное, каждый крупный русский философов нашего столетья, так или иначе, «пропустил» через себя истины всеединой философии. Следы этих истин можно встретить повсюду. Однако нас интересуют истоки, школа, особое и очень специфическое направление русской философии. Поэтому я остановилась в своей работе только на тех именах, которые считаю определяющими в момент становления и развития философии всеединства.

 

 

Цель и задачи исследования

 

Итак, философия всеединства как система кажется обширной, многогранной и проработанной. И, тем не менее, она нуждается в новом прочтении, в новом творческом переосмыслении, в новом проживании. Ведь на самом деле она ещё только ждёт своего настоящего развития. Всё, что мы сегодня имеем, лишь первые шаги – самые смелые, отчаянные, решительные, но не устойчивые. Наша цель, охватив всю глубину и дерзновенность поставленных проблем, помочь философии всеединства «встать на ноги».

Отсюда и конкретные задачи настоящей работы:

— Прояснить смысл основных категорий философии всеединства, чтобы продемонстрировать их роль в формировании нового позитивного мироотношения.

— Выявить центральную образующую идею философии всеединства – идею софийности мира – и попытаться раскрыть через неё ключевые аспекты бытия людей.

— Произвести синтез учений внутри школы всеединства, с тем, чтобы, выявив и примирив с центральной идеей существующие разногласия, оценить, наконец, целостность системы.

— Исходя из нового «цельного» мироотношения, постулируемого философией всеединства, попытаться определить смысл и назначение человека в полилоге: Человек – София – Бог.

— И, наконец, подчеркнуть актуальность и непреходящее значение идей всеединства для решения сегодняшних философских, социальных, психологических и политических проблем, которые, на мой взгляд, до сих пор не разрешены именно вследствие непонимания (или забвения) принципов конкретного всеединства.



1 Карсавин Л.П. Saligia, с. 54.

2 Библер В.С. От наукоучения – к логике культуры, с. 318.

3 Бердяев Н.А. Смысл творчества, с.262.