Роза Мира и новое религиозное сознание

Воздушный Замок

Культурный поиск



Поиск по всем сайтам портала

Библиотека и фонотека

Воздушного Замка

Навигация по подшивке

Категории

Последние поступления

Кризис «концептуального человека» Новые старые вызовы российской цивилизации «Архетипы и символы русской культуры»: презентации книги В.Байдина Сокровенные страницы Достоевского: записи 1864 года Сокровенные страницы Достоевского Духовный путь человека в лирике А. С. Пушкина и М. Ю. Лермонтова Яркая идея (Церковь как корабль Спасения) Тепло и холод Японии Валерий Байдин: Оккультная мистерия русского авангарда Корни Коханского «Я себя потеряла в Боге» Вестничество Зинаиды Миркиной О творчестве и судьбе Г. Померанца и З. Миркиной (эссеистика) Мальчик, который читал на ходу Диалог культур: музыкально-поэтический вечер в ДОМе Синий кит (цикл стихов 2013-2016) Моё философское мировоззрение (сборник студенческих работ) Формирование духа предпринимательства в российской ментальности Универкальность как новая оптика видения универсального и уникального Православие и Коммунизм: новое пространство истории

Поиск в Замке

Новые старые вызовы российской цивилизации

Автор: Категория: Большой зал Российская метакультура Эссеистика История Файлы: Новые старые вызовы российской цивилизации.doc

Скачать статью одним файлом

Обсудить с автором в интерактивной теме
Андрей Комаров в Сборной Воздушного Замка

 

УДК 304.4; 327.8; 355.014

ГРНТИ 03.23.55

Текст прислан автором лично для публикации на портале Воздушный Замок. В Сети Интернет публикуется впервые.

 

Новые старые вызовы российской цивилизации

Комаров Андрей Анатольевич

Озерский технологический институт НИЯУ МИФИ
Озёрск, Челябинская область

 

В предыдущих публикациях мы пытались разобраться с некоторыми особенностями менталитета русского народа с точки зрения исторической и природно-климатической. Эти особенности стали основой для формирования российской цивилизации, включающей множество народов, населяющих огромное евразийской пространство. При этом сама российская цивилизация — одна из самых молодых среди мировых цивилизаций. В отличие от многотысячелетних китайской, индийской, европейской цивилизаций она зародилась чуть более тысячи лет назад и всерьёз вышла на мировую арену в течение ближайших двух-трёх столетий.

По представлению людей старых цивилизаций, развивавшихся в условиях относительно благоприятного климата, на Земле есть пространство, не предназначенное природой для существования людей (и находится оно, как мы уже выяснили в предыдущих статьях, внутри «нулевой изотермы января» [3]). Это пространство заселялось различными мифологическими существами, и никто из народов старых цивилизаций на него не претендовал. Возможно, именно это архаическое воспоминание послужило причиной возникновения устойчивого мифа о том, что в условиях, где «нормальные» люди проживать не могут, селятся исключительно неприхотливые «варвары», люди «дикие» и принципиально не способные к культурному строительству.

Здесь мне видится корень той устойчивой подозрительности, зачастую переходящей во враждебность, по отношению к русскому народу со стороны «цивилизованной» Европы. Отсюда и многовековые попытки «окультуривания» («крестовые походы» на Русь от тевтонских рыцарей до гитлеровского нашествия, освященного верховными католическими лицами — римскими папами), и попытки отхватить лакомые кусочки «лишней» земли (желательно, конечно, вместе с «диким» населением — кто-то должен на этой земле работать). И несть числа этим попыткам: с времён Киевской Руси до становления Московского царства были потеряны и часть Крыма с Таманью (Тмутараканское княжество), и земли нынешних Украины и Белоруссии, и северные приладожские и приневские земли. Последующее расширение государства Российского проходило, в основном, за счёт либо возвращения на исторические земли, либо за счет продвижения на север и восток на малообжитые и малоосвоенные территории внутри «нулевой изотермы», где претендентов со стороны более древних и сильных государственных образований до последнего времени практически не было.

Времена менялись, но вековые предрассудки никуда не исчезли. Вот почему, выйдя за последние триста лет на ведущие позиции в мировой «табели о рангах», Россия неизбежно столкнулась с двумя проблемами, непосредственно вытекающими из отмеченных особенностей её формирования. Одна из них — внешняя — связана с исторически враждебным или подозрительным отношением Запада, которое выразилось в трёх «холодных войнах», проведённых против нашей страны за последнее столетие. Вторая — внутренняя — проистекает из особенностей проявлений и деформаций национального менталитета в течение сложной истории нашей страны в XX — начале XXI века. Рассмотрим подробнее каждую из этих проблем.

 

Внешняя проблема. В тени «холодных войн»...

Каждый раз старт холодных войн приходился на период максимального ослабления нашего государства. Первая такая война, не получившая в политике и истории термина «холодная», но фактически являвшаяся ею, была развязана после революции, гражданской войны и интервенции. В ней участвовали 14 стран Западной Европы. Коллективный Запад долго не признавал новой власти, бойкотировал нашу страну политически и экономически, рассчитывая на её развал и полный переход под его управление. Однако построение крепкого государства в СССР вынудило пойти на дипломатическое признание и экономическое сотрудничество. Это сотрудничество одновременно стало для многих стран (США, Германия и др.) «палочкой-выручалочкой» при выходе из «великого кризиса» капиталистической экономики конца 20-х — начала 30-х годов XX века. Однако это вынужденное сотрудничество завершилось очередным объединённым походом на Советский Союз, в котором участвовали уже 16 европейских стран.

Вторая «холодная война» началась после завершения второй мировой войны, когда советская страна получила невиданные разрушения и понесла невиданные человеческие потери в ходе последнего «крестового похода» объединённой Европы под предводительством Гитлера. Эта война была провозглашена в знаменитой «фултонской» речи Уинстона Черчилля в 1946 году, а ударной силой, призванной добить Россию, стали США, меньше всех пострадавшие во Второй мировой войны. Германия, Англия, Япония, Франция и др. в большей или меньшей степени были непосредственно затронуты бомбёжками и военными действиями и были серьёзно подорваны экономически, поэтому США в 1945 году заняли, по разным сведениям, от 50 до 60% мирового производства, то есть стали абсолютным доминантом.

В тот послевоенный период давление на Советский Союз последовательно разворачивалось по трём основным направлениям.

Первое — военное — было связано с созданием в США атомного супероружия силами ведущих атомщиков мира (в том числе двенадцатью Нобелевскими лауреатами), бежавших из Европы от нацистов и объединившихся с целью опередить Германию, активно работавшую над созданием такого супероружия. Международной команде удалось опередить немецких разработчиков, но к этому времени Германия капитулировала, и единоличный мировой супергигант с атомной бомбой попытался радикально решить вопрос с Россией — были разработаны планы атомных бомбардировок СССР («Дропшот» и др.). Основные участники международной команды учёных расценили эти действия американского правительства как предательские, так как они работали не на правительство США, а в интересах антигитлеровской коалиции, и считали необходимым передать все свои наработки Советскому Союзу. Поэтому, когда руководство США сделало политический разворот против СССР, многие ведущие физики мира (руководитель проекта американец Роберт Оппенгеймер, немец Клаус Фукс, еврей Альберт Эйнштейн, итальянец Энрико Ферми, венгр Лео Силард, датчанин Нильс Бор и др.) сделали всё возможное, чтобы помочь советскому атомному проекту.

Второе — экономическое направление — было связано с установлением экономической блокады с помощью так называемого «железного занавеса». Так как основной ареной Второй мировой войны была Европа, то именно в Европе этот занавес и был «смонтирован». США в качестве абсолютного мирового экономического лидера выдвинули «план Маршалла», по которому они оказывали помощь в восстановлении после войны только тем европейским странам, которые не допускали коммунистические партии к участию в правительстве. Страны Западной Европы, попавшие в зону влияния США и Англии по результатам Потсдамского соглашения и оккупированные американскими войсками, приняли этот план (даже ценой правительственных кризисов, связанных с изгнанием коммунистов из правительств таких стран, как Франция и Италия, где компартии были ведущими политическими партиями и основными силами антифашистского сопротивления). Страны Восточной Европы, в значительно большей степени пострадавшие в ходе войны, так как основным театром военных действий был Восточный, а не Западный фронт, вошли в зону советской оккупации и план Маршалла не приняли, но восстанавливались с помощью Советского Союза — наиболее пострадавшего и разорённого участника войны. Преодоление возникшего колоссального экономического разрыва потребовало от нашего народа огромных усилий и достаточно длительного времени. Только через 30 лет экономический разрыв (который был в несколько раз на 1945 год!) между США и СССР сократился. Доля США и СССР в мировом промышленном производстве стали составлять соответственно 30% и 20%.

И третье — идеологическое направление. Приведу лишь два примера. Первый. В 60-е годы в Западном Берлине издательский концерн Акселя Шпрингера — ведущего западногерманского магната, владельца масс-медиа — воздвиг крупнейший в Германии небоскрёб, расположенный в сотне метров от Восточного Берлина. Небоскрёб был заполнен всевозможными редакциями, радио- и телестанциями, развёрнутыми в сторону Востока, светился всеми красками рекламы и был «витриной западного образа жизни». Таким образом эффектно подчёркивалась разница между уровнями жизни Западной Германии (ФРГ) и Восточной Германии (ГДР). Но необходимо учитывать две вещи: 1) экономика ФРГ поднималась на американские деньги по плану Маршалла; 2) ФРГ значительно меньше пострадала во время войны, поскольку англоамериканская авиация интенсивнее бомбила восточные районы Германии, которые отходили к советской зоне оккупации по соглашениям Тегеранской конференции. Так уничтожение Дрездена [2] вошло в историю как крупнейшая бомбардировка, соизмеримая с будущей атомной бомбардировкой Хиросимы. Действительно, на территории ГДР военные руины оставались даже в столице ещё спустя десять лет после войны (из небоскрёба Шпрингера было на что посмотреть), однако в скором времени (не без активной помощи СССР) ГДР вошла в первую десятку индустриально развитых стран мира (с населением 16 млн. против 63 млн. в ФРГ).

Второй пример. В 1969 г. я лично слышал передачу BBC о своём непосредственном участии вместе с товарищами по студенческому общежитию в «демонстрации протеста против Международного Совещания коммунистических партий в Москве». Я-то знаю, что такой демонстрации не было, а просто у нас в общежитии МВТУ им. Баумана перед началом летней сессии проходил традиционный ежегодный «весенний шабаш», не имеющий к политике вообще никакого отношения. На основании этих примеров хорошо заметно, что информация об СССР в западных СМИ часто подавалась напористо и извращённо.

Высокий уровень жизни на Западе (некоторые объективные причины которого рассматривались в предыдущих публикациях [1, 3]) и «железный занавес» (ограниченность объективной информации) делали своё дело: у нас нарастало стремление включиться в западную цивилизацию, а на Западе нарастало негативное отношение к российской цивилизации и стремление её отменить (читай — устранить). Наше стремление интегрироваться в западную цивилизацию привело к событиям «перестройки» и развала СССР, но цивилизационная несовместимость (отсутствие в русском менталитете развитого рыночного сознания рассмотрено в [4]) привела лишь к глубокому кризису — третьему за последнее столетие — и к очередной попытке Запада упразднить российскую цивилизацию.

Эта попытка сначала заключалась во втягивании предельно ослабленной страны в полуколониальное состояние. Ослабление можно почувствовать по цифрам статистики. Если в период подъёма ВВП Советского Союза по отношению к США составлял 30% в 1941 году, 40% в 1975 году, то во времена исторических катаклизмов эта доля составляла 13% в 1921 году, 16% в 1945 году, 18% в 2001 году (при том, что 2001 год был уже годом некоторого подъёма экономики после 90-х) [5]. То есть упадок после развала Советского Союза в относительной величине соответствовал последствиям гражданской и Великой Отечественной войн.

Провал попытки прямого политического и экономического подчинения России требованиям Запада привёл к разработке украинского проекта. Здесь был сделан упор на использование определённой особенности менталитета южнорусской части общерусской общности — Украины. Имея общие исторические корни и условия формирования российской ментальности, эта часть восточнославянской общности развивалась в климатически более благоприятных условиях, нежели остальная часть России. Более мягкий климат и более плодородные земли давали возможность получать большие урожаи, обеспечивая дополнительную часть — сверх удовлетворения прямых потребностей — которая шла на продажу. Следовательно, рыночный, предпринимательский навык формировался на этих территориях активнее. Поэтому Украина при прочих равных оказалась ментально ближе к Западу (да и территориально имея более близкие и тесные связи с ним) и легче поддалась призывам вхождения в общеевропейскую общность. Именно на этой почве удалось внедрить понятие «Украина — не Россия», а далее — вырастить на базе националистических настроений украинскую разновидность нацизма, представляющего настоящую «раковую опухоль» на теле российской цивилизации.

Паллиативные методы лечения этой опухоли, грозящей смертельной опасностью, применявшиеся в течение последних 15-20 лет Россией, не приносили облегчения. Опухоль разрасталась и приняла критически опасные формы. Объединённый Запад принял самое активное участие в стимуляции её роста и развития. России в третий раз за столетие брошен цивилизационный вызов, и она приняла этот вызов.

 

Внутренняя проблема. Расчеловечивание...

Внутренняя проблема российской цивилизации, с которой она столкнулась в XX — начале XXI века, проистекает, как уже отмечалось, из особенностей проявлений и деформаций национального менталитета. Строго говоря, исторически XX век с его потрясениями начался не в 1900, а в 1914 году. До 1914 года мировое сообщество жило в представлениях XIX века. Хотя признаки наступления новых времён множились, они растворялись в общей рутине существования. Но — началась мировая война. Первая мировая! Человечество со всем его многовековым обществом не было психологически к ней готово. Мировая — это значит: невиданный охват стран и миллионы людей, ввергнутых в неё. Технически её участники к этому времени с помощью науки и изобретательства были оснащены оружием массового поражения (пулемёты, химическое оружие и т. д.) и получили возможность его применения. Теперь противник поражался массово как обезличенная далёкая толпа. Результат — невиданная мировая бойня! Если поставить рядом для сравнения картины Василия Верещагина — знаменитого баталиста конца XIX века, участника русско-японской войны, и Отто Дикса — знаменитого немецкого художника, участника Первой мировой войны, то знаменитый верещагинский «Апофеоз войны» покажется почти пасторальной картинкой.

В этой войне что-то надломилось (а может, и сломалось) в душе не одного человека, а человечества. Человечество — расчеловечилось. Для огромной массы людей, прошедших через ту войну, жизнь человеческая потеряла всякую ценность.

Это обстоятельство повлекло за собой чрезвычайно жёсткие (и даже жестокие) способы решения социальных и политических вопросов в первой половине прошлого столетия как в России (а затем в Советском Союзе), так и во многих странах Запада. Тяжёлые военные и социальные потрясения, многочисленные людские потери, которые понесла наша страна, привели к определённой накопленной усталости народа, к стремлению успокоиться, отдохнуть — и на этом фоне закружилась голова от возможностей наслаждаться европейскими красотами и выбирать колбасы и сыры из трёхсот сортов при снятии «железного занавеса». Изменения в условиях жизни и широкая информатизация создали условия для существенных ментальных сдвигов в сознании народа. Довольно многочисленная эмиграция из страны, сопровождающаяся весьма завистливым отношением к этому, во многом объясняется не только реальной тяжестью и опасностью жизни в России 90-х годов, но и массовой подвижкой в такой характеристической черте народа, как бессребреничество. Деньги, нажива стали реальной жизненной целью множества россиян.

 

Возможно, я излишне оптимистичен, но у меня создаётся впечатление, что морок, охвативший в 90-е годы население нашей страны, постепенно, с трудом, но рассеивается, и здоровый менталитет народа восстанавливается. Тот цивилизационный вызов, который сегодня приняла Россия, проявился в удивительной для остального мира форме: так, как воюет Россия на Украине, не воюет никто — с максимально бережным отношением к мирному населению, спасая народ от его собственных мерзавцев. Это — продолжение подвига Советской армии, освобождавшей немецкий народ от его нацистской заразы в 1945 году. Судьба русских — освобождать другие народы и заканчивать войны. И нет в нас той ненависти, которая взращивалась и в Германии, и в нынешней Украине. Ведь «если ты ненавидишь, значит, тебя победили».

 

Библиографический список

  1. Комаров А.А. Дерево и камень как средовые истоки глубины исторической памяти // XX Всероссийская научно-практическая конференция «Дни науки – 2020». Материалы конференции. – Озёрск: ОТИ НИЯУ МИФИ, 2020 – С. 217-221.
  2. Комаров А.А. Комплиментарность как важнейший элемент русской ментальности // XIX Всероссийская научно-практическая конференция «Дни науки – 2019». Материалы конференции. – Озёрск: ОТИ НИЯУ МИФИ, 2019 – С. 179-183.
  3. Комаров А.А. Почему Россия – Россия // XVIII Всероссийская научно-практическая конференция «Дни науки – 2018». Том 2. Материалы конференции. – Озёрск: ОТИ НИЯУ МИФИ, 2018 – С. 105-108.
  4. Комаров А.А. Формирование духа предпринимательства в российской ментальности // XXI Всероссийская научно-практическая конференция «Дни науки – 2021». Материалы конференции. – Озёрск: ОТИ НИЯУ МИФИ, 2021 – С. 253-257.
  5. Селищев А.С. Макроэкономика: Открытая экономика. Причины экономического роста. Динамика рынков. – СПб.: Питер, 2005. – 459 с.

 

Подпишитесь

на рассылку «Перекличка вестников» и Новости портала Перекличка вестников
(в каталоге subscribe.ru)




Подписаться письмом