Религиозные аспекты атеизма (дебаты и комментарии, ч. 1) | Библиотека и фонотека Воздушного Замка – читать или скачать

Роза Мира и новое религиозное сознание

Поиск по всем сайтам портала

Библиотека и фонотека

Воздушного Замка

Религиозные аспекты атеизма (дебаты и комментарии, ч. 1)


Обсудить с автором в интерактивной части портала

 

Константин Волкодав

Религиозные аспекты атеизма
Дебаты и комментарии, ч. 1

 

 [00:00:58-00:03:03] Ведущий: — Открою дебаты восхвалением Господа, Сострадательного и Милосердного. Мир всем присутствующим! Добро пожаловать и большое спасибо, что пришли. Я надеюсь, что это будут плодотворные дебаты между двумя уважаемыми ораторами, которых вы видите по обе стороны от меня. Вот ради чего мы здесь. Ради дебатов, ради открытого обсуждения, ради честного разговора друг с другом. Вот зачем мы здесь. Верно? Сегодня у нас многообещающие дебаты по вопросу «Ислам или атеизм: в чём больше смысла?» И они проходят не в вакууме и не среди каких-нибудь квантовых частиц. Нет. Они проходят в контексте всего человеческого мира, ищущего ответы. Мира, где господствуют Западные приоритеты. Мира высоких технологий и нескончаемых потоков информации. Однако, как мы, так и информационные технологии, оказались неспособны адекватно ответить на самый фундаментальный вопрос о жизни и нашем существовании.

КОММЕНТАРИЙ 1

В общем-то, всё правильно сказано, однако даны не совсем чёткие формулировки. Смысл нельзя измерить никаким инструментом, и нельзя сказать, где его больше, а где меньше. Смысл или есть или его нет. Правильнее было бы сказать: «Ислам или атеизм: что даёт человеку смысл жизни?»

Также не ясно какие «Западные приоритеты» имеются в виду? Последние двести лет на Западе доминируют секулярные, т.е. атеистические приоритеты. Фундаментальные вопросы, которые испокон веков занимали лучшие умы человечества, «как найти истину?», «как различить добро и зло?» и т.п. раньше решались в метафизическом контексте. Атеистическое мировоззрение направило вектор поиска на чисто материальные аспекты. Истинным стало считаться только то, что можно проверить экспериментом. И вообще, вместо вопроса «где истина?» приоритетом стал пользоваться вопрос «в чём больше пользы?» Вместо метафизических моральных истин приоритет получил вопрос «как стать успешным и избежать неудач» и т.п. Информационные технологии тут ни при чём. Это всего лишь техническое средство, которое ни на какие вопросы не отвечает. Но если люди подменяют живые межличностные отношения лишь сухой передачей информации, то из этих отношений исчезают некие метафизические квалиа1.

Поэт Евгений Баратынский хорошо выразил эту общую тенденцию ещё в 1842 г. в следующих строфах:

 

Век шествует путём своим железным;

В сердцах корысть, и общая мечта

Час от часу насущным и полезным

Отчётливей, бесстыдней занята.

Исчезнули при свете просвещенья

Поэзии ребяческие сны,

И не о ней хлопочут поколенья,

Промышленным заботам преданы.

 

Ведущий: — Конечно же, это и есть тот самый вопрос, на который мы будем отвечать сегодня вечером в этой лондонской аудитории.

Я, признаюсь, провёл существенную часть своей жизни, спрашивая себя: «Почему я здесь? Кто создал меня? Есть ли у меня предназначение?» Понимаете? Можем ли мы с какой-либо уверенностью ответить на эти вопросы?

КОММЕНТАРИЙ 2

Конечно же, эти вопросы волнуют человечество всю его историю. Поэтому было бы логично спросить у проф. Краусса, космолога-атеиста, как от «квантового тумана» или от «Большого взрыва» перейти к человеку, интересующемуся вопросами бытия и смысла жизни, своего некого высшего предназначения? Эволюция к этому не может быть причастна, т.к. эти вопросы чисто метафизические и не имеют отношения ни к естественному отбору, ни к приспосабливаемости ради выживания. Никакие животные не задаются подобными вопросами в принципе, и даже в зачаточной форме у них нет ничего подобного. К сожалению, участники дебатов вообще не приближались к этой важной теме.

КОММЕНТАРИЙ 3

Одинаковая «размерность» атеизма и религии

Это, пожалуй, первый религиозный аспект атеизма, на который стоит обратить внимание. В физике понятие размерности играет важную роль. Как-либо сравнивать и сопоставлять можно величины только одной размерности. Невозможно, например, сравнить массу и температуру, что-то треугольное и что-то яркое. Аналогично и в области человеческой мысли и творчества. Никто не будет устраивать диспут на тему «Математика или музыка: в чём больше смысла?» или «Шахматы или плавание: в чём больше смысла?» Никогда ещё не было дебатов на тему: «Атеизм или архитектура: в чём больше смысла?» или чего-то подобного. Но дебаты на тему «Атеизм vs религия» происходят постоянно. И происходят они точно так же, как и дебаты между разными религиями. Иногда делаются попытки подвести атеизм к «общему знаменателю» с религией, рассматривая его как мировоззрение. Но мировоззрение и есть атрибут религии. Поэтому Краусс избегает этого термина, предпочитая делать акцент на «здравый смысл». Но как бы ни характеризовали атеизм, и здравый смысл и что бы то ни было ещё, всё то же самое можно найти и в какой-либо религии. Таким образом, сам факт дебатов между религиями и атеизмом говорит об их одинаковой условной «размерности», — это одна область человеческого духа.

Ведущий: — Однажды я спросил епископа: «Какова цель жизни?» И он сказал мне: «Пойди учиться на теолога, получи степень». Я не призываю вас к тому же, не говорю получать учёные степени в теологии. Я прошу вас присутствовать здесь на двухчасовых дебатах между двумя уважаемыми гостями.

КОММЕНТАРИЙ 4

Конечно, епископу не следовало так отталкивать человека, задающего непростые вопросы, и возлагать на него ношу, которую он не сможет понести. Но теоретически епископ прав. Если ответить кратко, то могут неправильно понять. И даже двухчасовая лекция не очень-то поможет. Иисус Христос учил апостолов более трёх лет, а они всё ещё многого не понимали. Теологическое образование требует гораздо больше времени, чем, например, изучение физики или математики. В XIX веке в России обучение в Семинарии и Академии занимало 12 лет. Столько же длится обучение сейчас у буддистов. Я изучаю христианство более 20 лет, получил докторскую степень, но вижу перед собой целый океан неизученного. И вообще, несмотря на две тысячи лет напряжённой работы богословской мысли, ещё длинный ряд важных вопросов остаются без ответа.

Конечно же, вообще любые дебаты не способны раскрыть тему полностью. Это всего лишь развлекательное шоу для тех, кто не хочет читать книги. Но мы используем их, чтобы показать наглядный пример точек зрения спорящих сторон.

[00:03:12-00:03:50] Ведущий: — Но что, конечно же, мы можем сделать, чтобы составить наше мнение по сегодняшней теме, это использовать наш разум, наш интеллект... И хорошим подспорьем будет непредвзятость. Мусульманин вы или христианин, кем бы вы ни были, во что бы вы не верили, мы должны непредвзято рассматривать любой вопрос. Мы должны быть откровенны. И действительно, я жду этого от вас и, конечно, от себя самого. Потому что не просто быть ирландцем, бывшим ирландским католиком...

[00:03:55-00:05:17] Ведущий: — Этим вечером две крупнейшие системы убеждений, если вам так нравится, один на один будут пытаться доказать свою правоту. И неважно, на чьей стороне вы находитесь, к концу вечера вы будете знать больше об атеизме, исламе и, надеюсь, взглядах на мир, которые они предлагают. За этим мы здесь. И сегодня... каждому из выступающих мы дадим по 25 минут, и далее они вернутся за трибуну минут на 10, а затем минуты на 3 будет «перекрёстный огонь»... Только без оружия! Ничего огнестрельного вход пускать нельзя. Ладно? Хорошо? Хотя, я признаю, что слова могут быть опаснее ядерного оружия... Также нужно сказать, что вы, уважаемые зрители, получите возможность задать вопросы или сделать замечания. И далее последуют небольшие итоговые речи.

[00:07:18-00:07:47] Тзортзис: — Сегодняшний вопрос: «Ислам или атеизм: в чём больше смысла?» Я хотел бы доказать, что если мы будем использовать наш разум, нашу способность к мышлению, мы определённо придём к выводу, что в исламе больше смысла. Для доказательства я использую всего два простых аргумента. Первый аргумент: ислам имеет смысл исходя из происхождения Вселенной. Второй аргумент: ислам имеет смысл исходя из природы рассуждений Корана.

КОММЕНТАРИЙ 5

Тзортзис задаёт направление всей дискуссии: «Если мы будем использовать наш разум, нашу способность к мышлению...» За исключением очень краткого упоминания о морали, все вопросы обсуждались с чисто рациональной точки зрения. Это неизбежно привело к погружению в область физики и математики, которую Тзортзис глубоко не изучал. Говорить с космологом о космологии, не изучив в достаточной степени естественные науки — абсолютно контрпродуктивно. Это всё равно, что школьнику спорить с академиком. Поэтому неудивительно, что Тзортзис смотрелся довольно слабым оппонентом по сравнению с Крауссом, и его аргументы были неубедительны даже для многих мусульман. Ему следовало говорить о «Вселенной» внутри человека, о тех многих удивительных качествах, которые есть только у человека. К сожалению, он этого не сделал, и подробно комментировать его аргументы мы не считаем целесообразным и ограничимся лишь несколькими краткими комментариями.

Однако слабость аргументации Тзортзиса ещё не означает торжества идей Краусса. Вовсе нет! Если бы на диспут были приглашены верующие учёные, которые есть и среди коллег Краусса, они бы без труда обличили его неправоту.

КОММЕНТАРИЙ 6

В спорах о религии логические аргументы и доказательства контрпродуктивны

Можно по-разному относиться к Библии, верить или не верить, но, несомненно, одно: на её основе можно построить непротиворечивую теорию человеческой психологии. Она выдержала испытания на протяжении тысячелетий. А в естественных науках ни одна теория не проверялась так долго.

Одним из ключевых моментов библейской концепции является повествование о дереве познания добра и зла. В качестве воспитательной меры, чтобы первый человек мог проявить доверие и любовь, Бог заповедал Адаму: «От всякого дерева в саду ты будешь есть, а от дерева познания добра и зла не ешь от него, ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрёшь» (Быт. 2:16-17). Но Ева поддалась искушению змея (диавола) и вожделела запретный плод знания и ела и дала мужу своему (Быт. 3:6). Диавол всегда обманывает, представляя Бога завистливым и злым. А интеллектуальное знание, которое он предложил, в отрыве от доверия и любви к Богу, легко становится злом. В мире было и есть немало злых гениев, людей, чьи интеллектуальные способности, несомненно, выдающиеся, но они одержимы злом.

И в падшем мире знания всегда высоко ценились как средство, дающее власть над природой и другими людьми. Жрецы и маги, платоники, гностики и многие другие вплоть до современных атеистов — все отдавали приоритет знаниям.

В библейских текстах тоже восхваляются премудрость и знание (и наоборот, порицаются невежество и глупость). Однако контекст говорит о том, что премудрость и знание должны следовать за искренней любовью к Богу и ближнему, правдой и добродетелями. Таким образом, Библия различает мудрость, сходящую свыше (которая полна милосердия и добрых плодов, беспристрастна и нелицемерна), и мудрость земную, душевную, бесовскую (Иак. 3:15).

В начале IV века гонения на христиан в Римской империи прекратились2, и, вскоре после воцарения императора Константина, христианство возвысилось до статуса государственной религии. Однако вследствие этого вхождения в эллинистический мир оно подверглось колоссальному влиянию греко-римской культуры. Из неоплатонизма были восприняты представления об интеллектуальном знании, как самодостаточной добродетели. Конечно, мы отмечаем лишь общую тенденцию, а исключения из неё были всегда и везде.

Богословие стало апеллировать к интеллекту, излагаться логично, как научная система. На Западе в этом преуспел Фома Аквинский (1225-1274). В своём фундаментальном труде «Сумма теологии» (лат. Summa theologiae) он изложил пять доказательств бытия Бога на основе Логики (науки) Аристотеля. Почти тем же самым занимались и на Востоке. На целое тысячелетие это стало трендом. Было написано множество книг, где доказывалось существование Бога, опираясь на разум и здравый смысл.

Кстати, исламская мысль следовала в этом же русле (не случайно Тзортзис ссылается на рациональные доказательства средневековых исламских теологов). Исламские теологи могли бы просто переписывать доказательства бытия Бога у христианских, т.к. в этом отношении христианство и ислам говорят об одном и том же. Вообще, на становление ислама оказали влияние и христианский аскетизм, и буддизм и неоплатонизм. Но это уже другая тема.

В христианских странах среднее и высшее образование включало и изучение разного рода доказательств бытия Божия. Но вот появился атеизм, и были написаны другие книги, где уже, наоборот, доказывалось, что Бога нет, и тоже со ссылками на разум и здравый смысл. Стали учить молодёжь по этим книгам. В Советском Союзе 70 лет активно пропагандировали атеизм, запрещая доступ к любой позитивной информации о религии. Однако как только пал коммунистический режим, люди стали массово обращаться к христианству. Были переизданы старые и написаны новые религиозные книги. Через 30 лет некоторая часть христиан, видя недостойное поведение некоторых представителей Церкви, разочаровались в христианстве и стали переходить кто в другую религию, кто в атеизм.

Аналогично было и в Турции, где Мустафа Кемаль в двадцатых годах XX века стал насаждать секуляризм. Кемаль преклонялся перед наукой и видел в сциентизме счастье человечества. Но пропаганда атеизма не помогла. Через несколько десятилетий люди снова стали массово обращаться к религии.

Так и качаются эти «качели» веками. Все многочисленные доказательства, и с одной и с другой стороны, как-то не помогают. Давно пора понять, что логические доказательства в области метафизики не работают! Это область, где всё зависит от выбора между добром и злом, между добродетелью и пороком. Логика и здравый смысл могут играть здесь вспомогательную роль, но никак не главную.

[00:10:59-00:11:24] Тзортзис: — Но что же говорят космологи? Например, Александр Виленкин, друг профессора Краусса, в своей книге «Мир многих миров», говорит: «Наши знания больше не позволяли космологам прикрываться вероятностью предыдущей бесконечной Вселенной. Выхода не было. Им приходится лицом к лицу столкнуться с проблемой начала мира». И чтобы вы знали, даже проф. Краусс в своей книге говорит о начале Вселенной.

КОММЕНТАРИЙ 7

Замечательная цитата. В ней атеисты разоблачают сами себя. Ни об одном открытии физики не говорят в подобных выражениях: «Наши знания больше не позволяли космологам прикрываться вероятностью предыдущей бесконечной Вселенной. Выхода не было. Им приходится лицом к лицу столкнуться с проблемой начала мира». Это значит, что атеистам очень не хотелось, но выхода не было, и пришлось признать неудобный для них факт начала мира. Причём начала из ничего, а не из предыдущей бесконечной Вселенной. Из факта начала естественно вытекает вопрос о Причине этого начала. И это ставит атеистов в тупик.

Поэтому в атеистическом СССР теорию Большого взрыва отрицали тридцать лет, настаивая на постулате о бесконечности и вечности материи, т.е. «Большой взрыв» рассматривался как переход несотворённой и неуничтожимой материи из одного состояния в другое. В 1955 г. один советский автор писал в астрономическом журнале: «Марксистско-ленинская доктрина о бесконечной Вселенной является фундаментальной аксиомой в основании советской космологии… Отрицание или избегание этого тезиса… не имеет ничего общего с наукой»3. Вот так советский атеизм, гордо называвший себя «научным», в качестве своего фундамента полагал марксистско-ленинские аксиомы, т.е. утверждения, принимаемые на веру.

На самом деле, так называемый «научный» атеизм не имеет ничего общего с наукой. Он представляет собой набор атеистических догм, в жертву которым сотни настоящих учёных были изгнаны из профессии, а многие арестованы и осуждены. Например, всемирно известного учёного академика Н. И Вавилова (кстати, он был глубоко верующий православный христианин) приговорили к расстрелу4 за то, что он осмелился ради научной истины критиковать ошибочные взгляды Лысенко.

[00:24:15-00:25:20] Тзортзис: — Прежде всего, давайте определим, что же такое чудо? В английском языке это слово произошло от латинского miraculum, обозначающее что-то удивительное. Все традиционные Западные взгляды на чудесное можно обобщить высказыванием Дэвида Юма из его «Исследования человеческого сознания». Он говорит, что чудо — это нарушение закона природы. Мы не согласны с этим определением. Что же такое законы природы? Законы природы — это только индуктивное обобщение закономерностей, наблюдаемых во Вселенной, не обязательно являющие собой полную картину. Что-то, на первый взгляд не вписывающееся в неё, по-прежнему может быть её частью. Поэтому мудро, что в исламе теологи описывают чудо по-другому, опираясь на Коран. Они говорят, что чудо — это событие, лежащее за гранью возможностей природы. То есть, когда вы пытаетесь определить причину чуда, не подходит ни одно рациональное объяснение.

[00:32:10-00:32:50] Краусс: — Ну, во-первых, я хотел бы поблагодарить людей, позвавших меня сюда. Они были очень любезны со мной и оказали редкое для организаторов подобных встреч гостеприимство. Так что огромное спасибо Собии, с которым я даже не виделся вживую. О Бейде и Исе, которые работали со мной, можно сказать, обо мне заботились. Ещё раз скажу, я вам очень благодарен. Ко мне отнеслись с уважением и радушием, и я хочу им ответить тем же. Но это не значит, что я буду уважать ваши идеи. Некоторые идеи смехотворны. И в этом нет ничего странного. На самом деле, именно высмеивание идей являет собой двигатель прогресса.

КОММЕНТАРИЙ 8

Тут Краусс представляет себя клоуном, задавшимся целью только высмеивать. Он не хочет ни спросить, ни понять, ни разобраться. Как можно высмеивать то, чего не знаешь и не понимаешь?! Для того чтобы более-менее разбираться в христианстве или в исламе или в буддизме, их необходимо изучать намного дольше, чем любую науку. Например, в Российской Империи на преподавателя богословия нужно было учиться 12 лет.

Лучше бы Краусс сказал, что лень являет собой двигатель прогресса. Тогда можно было бы хотя бы улыбнуться. А его высмеивание идей совсем несмешное. Это грубый пропагандистский приём. Настоящим двигателем прогресса является желание выяснить истину. К сожалению, Краусс такого желания не проявляет.

А жаль! Можно было бы предложить ему проанализировать атеистическую литературу с середины XIX века до середины XX. Там столько смехотворных идей, ошибок и противоречий с данными современной науки, что обхохочешься!

[00:33:42-00:34:30] Краусс: — Все дебаты, что я смотрел, были абсолютно одинаковы. В этот раз я надеялся, что дебаты будут проходить иначе, но обычно, как и сегодня, всё начинается с вашей речи, на которую я должен отвечать. Но в какой-то степени я этим и займусь, хотя сложно отвечать на бессмыслицу. И на самом деле, смысл всего этого не в обсуждении существования Бога или в вопросе «Ислам или атеизм, что более разумно?» У нас же такая тема сегодня, если я не ошибаюсь. Итак... Я потрясён! Я-то надеялся, что вы не будете пытаться делать вид, что разбираетесь в науке, потому что вы не разбираетесь. И в дальнейшем мы это обсудим подробнее. Абсолютно всё, что вы сказали — это полный бред, касаемо науки. И я это докажу, если вы не против побеседовать со мной немного.

КОММЕНТАРИЙ 9

И здесь стиль речи совсем не приличный для учёного. В учёных кругах существует некая этика дискуссии. Если собеседник говорит «полный бред», то максимально грубое, что возможно сказать, это «я вас не понимаю».

[00:34:38-00:37:09] Краусс: — Начать мне хотелось бы с того, что исходное положение этих дебатов, в некотором смысле, некорректно по двум причинам. Во-первых, из него следует, что ислам представляет собой нечто особенное. Нет! Ислам совсем не уникален. Это одна из тысячи, а то и более, религий, существовавших с самой зари человечества. Каждая из них претендовала на высшее откровение, на обладание абсолютной истиной, на уникальность, на красоту, на совершенство и тому подобное. Ислам — обычная религия, как и любая другая. Она ничем не отличается. В исламе, как и в Ригведе или верованиях древних египтян, утверждается, что Вселенная имела начало. Везде одно и то же. Ничего особенного.

КОММЕНТАРИЙ 10

Даже в пределах одной религии могут быть разные течения и значительные разномыслия. Например, католики, протестанты и православные в христианстве, сунниты и шииты в исламе. Даже про эти конфессии внутри одной религии нельзя сказать: «Везде одно и то же. Ничего особенного».

Совершенно непонятно, как из того, что в мире тысяча религий, можно сделать вывод, что среди них нет ни одной уникальной? Например, в мире есть миллионы картин. Но сюжетов, может быть, всего лишь несколько десятков. Следует ли из этого, что среди сотен тысяч картин с похожим сюжетом нет ни одной уникальной? Почему одна продаётся за два доллара, а другая за сто миллионов? И неспециалисту порой сложно отличить подделку от работы гения. Профан скажет: «И там фрукт, и тут фрукт — одно и то же, ничего особенного». Эксперт скажет: «Одна картина — простой ширпотреб, а другая — уникальный шедевр».

Так что ценность и уникальность чего-либо могут быть попросту не замечены теми людьми, которые ещё не доросли до его понимания. Например, картины французского художника Камиля Писсарро при его жизни продавались очень плохо. Однажды за его картину расплатились всего лишь одним пирожным. Во время франко-прусской войны в его доме квартировали солдаты (в его отсутствие). Они использовали холсты вместо фартуков, стелили их на пол, выбрасывали в мусорную кучу. Около полутора тысяч картин были испорчены. А сейчас картины Камиля Писсарро стоят сотни тысяч долларов. Невозможно что-либо адекватно оценить, пока неадекватны сами критерии, по которым судят. Нет смысла метать жемчуг перед свиньями, для них он не ценнее песка.

Отношение Краусса к религии откровенно свинское. Как Краусс, не изучавший ислам, может так самоуверенно утверждать, что ислам ничем не отличается от других религий? Он говорит: «В исламе, как и в Ригведе или верованиях древних египтян, утверждается, что Вселенная имела начало». Да, но начало Вселенной везде понимается по-разному! Так называемые авраамические религии (иудаизм, христианство, ислам) исповедуют, что время, пространство, материя (и все законы физики) сотворены Богом из ничего (лат. ex nihilo, греч. οὐκ ἐξ ὄντων). И этим они принципиально отличаются от всех остальных религий, где говорится, что Вселенная либо вечна, либо имеет начало, но творится Богом из Самого Себя или из вечно существующего материала. По существу, все религии, кроме авраамических, тяготеют к пантеизму, т.е. к устранению субстанциального различия между Богом и Вселенной. Поэтому эти религии часто обожествляли природу. Атеизм же просто заменяет Бога природой. Вот почему атеисты настаивают (без доказательств, конечно же), что хоть какие-нибудь атрибуты материального мира (путь не материя, так хотя бы её законы) существуют вечно (и даже вне времени). Здесь и спрятана «кощеева игла».

Могла ли Вселенная возникнуть из небытия при помощи физики?

С незапамятных времён люди считали, что из ничего ничто не происходит (лат. ex nihilo nihil fit). Этот принцип сформулирован ещё в V веке до н. э. в философии эпохи Парменидов и с тех пор считался очевидной истиной. Поэтому лучший способ привлечь внимание людей — показать, что это не так.

В 30-х годах XIX века шотландский иллюзионист Джон Генри Андерсон (1814-1874) придумал фокус, демонстрация которого собирала полные залы. Фокусник показывает зрителям свою шляпу-цилиндр, демонстрируя, что в ней ничего нет. Сомневающиеся могут даже взять её в руки и проверить. После нескольких магических пассов он кладёт шляпу на стол или делает ею дуговое движение в воздухе, как будто бы что-то зачерпывая, и тут же достаёт из шляпы кролика или даже двух подряд. Секрет исполнения фокуса в том, что иллюзионист незаметно вкладывает кроликов в шляпу из секретных карманов своего фрака или из-под стола.

Сейчас доставанием кролика из шляпы, в которой изначально ничего нет, уже никого не удивишь, зато будоражить умы людей стала концепция образования Вселенной из «ничего». Предпосылки для этой концепции постепенно складывались с начала XX века. Из протестантского рационализма вырос атеистический сциентизм и позитивизм. Эти учения отрицают философию и абсолютизируют роль естественных наук и математики не только в гносеологии науки, но и в объяснении вообще всего. Они говорят, что физика и математика могут объяснить любые явления (даже в области культуры и антропологии!) если не прямо сегодня, то в ближайшем будущем. В русле этой парадигмы мышления воспитано уже несколько поколений учёных.

Не удивительно поэтому, что когда физические и математические модели достаточно развились, космологи стали пытаться ответить на философский вопрос о начале Вселенной5. В 1973 г. советский физик П. И. Фомин и немного позже американский физик Э. Трион заявили о возможном возникновении Вселенной из «ничего»6. В 1988 г. в журнале Природа была опубликована последняя статья Я. Б. Зельдовича под названием «Возможно ли образование Вселенной “из ничего”?»7 с положительным ответом на данный вопрос8. В 2012 г. Л. Краусс опубликовал книгу «Вселенная из ничего»9.

Эти и многие другие подобные работы учёных на тему возникновения Вселенной образно можно кратко резюмировать примерно так:

— При помощи чего возникла Вселенная?

— При помощи физики (т.е. совокупности законов материи).

— При помощи чего возникла физика?

— Э..., хм... при помощи физики.

Такой способ «доказательств» называется «порочный круг». Есть сказка о бароне Мюнхгаузене, который вытянул сам себя из болота за волосы вместе с конём. Или, то же самое, о мальчике, который вытянул себя из болота за шнурки собственных ботинок. Это метафорический образ того, как физика создала сама себя при помощи физики. Вселенная как бы вытянула сама себя из «ничего» за «собственные шнурки». Данная метафора даже была принята всерьёз в качестве объяснения, и сам процесс получил название «бутстрэпа». Вселенная как бы спонтанно возбудила в себе всю энергию, которая была необходима для «создания» и «оживления» материи, а также инициировала породивший её взрыв. Это «самовытягивание», конечно, абсурдно и является логической ошибкой, но ничего другого придумать в данной парадигме нельзя. Философию сциентисты и позитивисты категорически отвергают, т.к. для них «бог» — физика, и «пророк» её — математика. Поэтому на вопрос о возникновении физики им приходится строить порочный круг доказательств. Ведь иначе их разум сойдёт с «рельс», на которые их поставили в школе и в институте10.

Поясним сказанное на примерах. Спонтанное электромагнитное излучение атомами или спонтанное деление тяжёлых атомных ядер происходит по причине неустойчивости их энергетического (или другого) состояния. Время этого события точно не может быть определено, но описывается вероятностно, согласно соответствующей функции распределения.

Но можно ли говорить о спонтанном возникновении законов физики (как говорит Краусс)? Конечно, нет. Для возникновения фотона нужен, как минимум, атом водорода. Если не существует самих атомов (материи), то не будет и никакого феномена спонтанности, никаких волновых функций электронов и т.п. То же самое можно сказать и про вакуум, обладающий энергией и способный рождать частицы. Краусс в книге «Вселенная из ничего» пишет: «Существование энергии в пустом пространстве (открытие, потрясшее нашу космологическую Вселенную, и идея, составляющая краеугольный камень инфляции) только укрепляет в квантовом мире то, что уже хорошо себя зарекомендовало в связи с определённого рода лабораторными экспериментами, о которых я уже упоминал. Пустое пространство сложно для понимания. Это кипящее варево виртуальных частиц, которые появляются и исчезают за время столь короткое, что мы не можем видеть их непосредственно»11. Но это значит, что «пустое пространство», которое изучают космологи, вовсе не «ничто», а физический (материальный) объект, находящийся в условиях пространства-времени и существующих законов физики.

Космологи говорят о квантовых флуктуациях физического вакуума, о спонтанном возникновении в очень сильных электрических полях из «ничего» пар частица-античастица, о флуктуации скалярного поля (которая якобы и дала начало Вселенной). Но все эти примеры взяты из материального мира с уже действующими физическими законами. Таким образом, под «ничто» космологи подразумевают как бы особую «праматерию», которая существовала вне пространства и времени. Все теории, говорящие о возможности возникновении Вселенной из «ничего» требуют предварительного существования законов физики и особого «ничто», обладающего потенциалом рождать квантовые частицы.

Но напрашиваются вопросы: а как появились сами законы физики, если не было ещё ничего материального, и почему первоначальное «ничто» могло обладать каким-то потенциалом? Краусс в книге «Вселенная из ничего» в Предисловии цитирует Ричарда Фейнмана: «Законы физики могут быть похожи на бесконечно многослойный лук, и когда мы пробуем новые слои, начинают действовать новые законы». А чуть ранее он напомнил «о знаменитой истории компетентного эксперта, дававшего лекцию о происхождении Вселенной (иногда называют Бертрана Рассела, а иногда Уильяма Джеймса), которому возражала женщина, верившая, что мир держится на гигантской черепахе, которая стоит на другой черепахе, та на другой… при этом все время есть следующая черепаха!»

Но ведь именно физики-атеисты и подкладывают всё новых и новых «черепах» — всё новые и новые законы и сущности! Ситуация в космологии напоминает не только метафору с черепахами, но и фокус с доставанием кроликов из «пустой» шляпы. Разница лишь в том, что квантовые космологи незаметно вынимают из кармана или из-под стола не кроликов, а формулы квантовой механики, волновую функцию, скалярное поле и т.п. и вкладывают всё это в первоначальное «ничто».

Например, в теории квантового рождения Вселенной постулируется (т.е. предлагается поверить!), что Вселенная возникла из нереального квантового поля, которое не существовало в физическом смысле, т. е. является чисто математической абстракцией, названной А. Виленкиным «буквальным ничто»12. А дальше следите за руками! Это математическое «буквальное ничто» вследствие спонтанной флуктуации смогло породить псевдо-реальную частицу, представлявшую зародыш будущей Вселенной. А она, в свою очередь, с помощью квантового туннелирования преодолела барьер, разделяющий абстрактный математический мир от физической реальности!

Хороший фокус! Однако физика не может возникнуть из математики только потому, что это хочется некоторым физикам, и они умело жонглируют формулами. Материалисты выходят за рамки применимости научных теорий, которые описывают наш мир, когда пытаются говорить о чём-то «до» возникновения мира. Фокус не перестаёт быть фокусом от того, что его исполняют «серьёзные люди» с высокими званиями и регалиями и с умным видом. «Умное лицо ещё не признак ума, все глупости на Земле делаются именно с таким выражением лица»13. В любом случае, вся эта риторика не снимает основной вопрос: как возникли законы физики и почему они именно такие?

Может быть, найдётся мальчик, который скажет: «А ведь король-то голый!» Это только в сказках можно поднимать себя в воздух за волосы или за шнурки. Онтологически физика (т.е. совокупность законов материи) не может создать сама себя. Альберт Эйнштейн как-то заметил, что невозможно решить проблему, если думать так же, как те, кто её сформулировал. И для решения проблемы возникновения материальной Вселенной необходимо выходить за пределы «уровня физики», ведь не без оснований выдающиеся мыслители человечества говорили о метафизике и философии.

Могла ли физика дать первоначальный импульс для возникновения Вселенной, если её самой вначале не было? Вопрос риторический. Что первично, физика или метафизика, материя или дух? Должен быть последний предел, за которым уже нет физики. И этот предел — небытие (лат. nihilo, греч. οὐκ ὄν). Это абсолютное несуществование, отрицание какого бы то ни было существования (любых его форм), отрицание любого бытия. В нём отсутствует какая-либо сущность, потенция, внутренний закон и что бы то ни было ещё. В небытии нет, не только физики, но даже абстрактной математики.

Таким образом, будет разумно и логично признать, что только метафизическая Причина могла дать первоначальный импульс Вселенной. Из небытия в бытие её мог вызвать только Разумный Творец, обладающий свободной волей, не связанный никакими законами необходимости, причинности и чего бы то ни было ещё и поэтому называющий «несуществующее, как существующее» (Рим. 4:17). Ему не требовалось начало, т.к. Он есть Само Бытие (греч. ὀ ὄν) и вообще трансцендентен материальному миру. Но это уже другая большая тема.

Три варианта объяснения происхождения Вселенной

Все варианты объяснений происхождения Вселенной за всю историю человеческой мысли сводятся к трём основным: 1) Вселенная, или некая «часть» её, существовала вечно, т.е. не имела начала; 2) Вселенная является «эманацией из божественной природы», т.е. получает своё начало из сущности безначальной нематериальной первопричины; 3) Вселенная была сотворена по воле трансцендентной Первопричины из небытия.

Первая концепция характерна для многих языческих религий, платонизма и атеизма. Не имеет принципиального значения, существовала ли Вселенная вечно в современном виде, или же она сформировалась из некой предшествовавшей «праматерии». В древнегреческих космогониях бесформенную первоначальную материю упорядочил Демиург по образцу вечных идей. Атеисты сначала 150 лет самоуверенно утверждали, что Вселенная (материя) вечна. Но современными космологами уже несколько десятков лет назад было доказано, что Вселенная имела начало. Теперь атеисты нехотя признают этот факт, но в то же время утверждают, что Вселенная возникла «при помощи физики». Однако физика есть атрибут материи. Таким образом, так или иначе, атеисты говорят о вечном безначальном существовании некой «физики», или, что то же самое, некой «праматерии».

Вторая концепция была принята гностиками и их последователями. Они учили, что различные космические «эоны» берут начало в самом божественном бытии. Но если бы Бог творил что-либо из Своей сущности, то это не означало бы, что Он творит на самом деле.

Третья концепция утверждается авраамическими религиями. Они учат о сотворении Богом Вселенной из ничего, т.е. из небытия. Во Второй книге Маккавейской об этом прямо говорится: «Посмотри на небо и землю и, видя всё, что на них, познай, что всё сотворил Бог из ничего [лат. ex nihilo, греч. οὐκ ἐξ ὄντων]» (2Мак. 7:28). Здесь «ничто» (лат. nihilo, греч. οὐκ ὄν) имеет вполне ясный и определённый смысл: это несуществование, отрицание какого бы то ни было существования (любых его форм), отрицание бытия, т.е. небытие. В небытии отсутствует какая-либо сущность, потенция, закон или понятие, тем более, в нём нет никакой «физики». Поэтому небытие не может быть объектом изучения физики, как вакуум или специально придуманное атеистами «ничто».

Моисей, при описании творения Богом мира, использует глагол «бара» (евр. ar=b «bara'», номер Стронга 01254, Быт. 1:1) для обозначения творения чего-то принципиально нового, что не может быть выведено из предшествующего, из предсуществующего. Он жил в период примерно XV-XIII в. до н.э. Таким образом, идея о творении Вселенной из небытия предшествовала греческой философии, а так же не могла быть заимствована из какой-либо другой религии.

В христианстве сотворение мира из небытия, кроме текста Библии, со всею ясностью выражено и в литургических текстах14 и в теологических трактатах15. Вместе со Вселенной началось и время (Быт. 1:1; Пс. 145:6; Ин. 1:3; Кол. 1:16-17; 1Кор. 8:6; Рим. 11:36). Поскольку Бог создаёт Вселенную не из Себя, а призывает её из не существования (Рим. 4:17), то христианство отрицает все виды обожествления мира (природы).

В первой концепции содержится онтологическая обусловленность, детерминизм: Вселенная должна была появиться. В третьей, библейской концепции, Вселенная онтологически не необходима. Её причина только в свободной воле трансцендентного Творца. Замечательно об этом написал прот. Георгий Флоровский: «Бог совершенно самодостаточен. Скорее чудо то, что Бог стал творить. Нет никакой необходимой или побудительной связи между Божественной природой (или сущностью) и законом творения. Отсутствие твари нисколько не умаляет абсолютной полноты Божественной Сущности, бескрайности этого Океана Сущности, как говорит св. Григорий Назианзин16. Бог не имел начала, и Ему не будет конца. Он пребывает в “неподвижном сиянии вечности”17. И Его бесконечное настоящее — это не время, а вечность18. Бог совершенно неизменен и неподвижен, — в Нём “нет и тени перемен”19 (Иак. 1:17). Он не может ничего приобрести, ни утратить. И можно сказать, что тварный мир есть абсолютное излишество, нечто дополнительное, чего могло бы не быть вовсе.

Всемогущество Божие нужно определять не только лишь как высшую власть создавать, но и как абсолютную власть вовсе не создавать. Бог мог бы допустить, чтобы вне Его не существовало ничего. Творить и не творить для Бога одинаковое благо, и бесполезно докапываться до причины Божественного выбора, ибо акт творения не был обусловлен даже милосердием Бога и Его бесконечным совершенством. “Творящая Сущность” — это не главное и не определяющее качество Бога: Бог творит в неограниченной свободе...

Для тварного сознания в этом есть нечто загадочное, парадоксальное и противоречивое. Тварный ум всегда ищет необходимые причины, неизбежно замыкаясь на себе. Идее творения абсолютно чужд такой подход. Мир, несомненно, имеет Причину, высшую и достаточную. Но это Причина, данная в абсолютной свободе выражения и проявления. Если творение не может существовать без Творца, то Творец может и не творить»20.

Краусс: — Проблема в том, что ислам вместе с тысячей других религий делает почти идентичные заявления, которые в то же время противоречат друг другу.

КОММЕНТАРИЙ 11

Как идентичные заявления могут противоречить друг другу? Краусс утверждает взаимоисключающие вещи. Это совершенно непонятно, и ему следовало привести хотя бы один пример. Хотя, вряд ли это возможно.

Краусс: — Итак, раз утверждения каждой из религий противоречат всем остальным, то могут ли все эти религии быть одновременно правы? Ну, очевидно, что, в лучшем случае, только одна из них может быть истиной. Это значит, что априори, [обращаясь к Тзортзису] я знаю, вы любите это слово, только путаете его с «апостериори». Априори вероятность того, что ислам правилен, не превышает 0,1%. Потому что это всего лишь одна из тысячи религий, имеющих равную вероятность оказаться верной. Но в силу того, что все они высказывают одинаковые утверждения, возможно, ни одна из них не является верной. Поэтому не стоит относиться к исламу каким-то особым образом.

КОММЕНТАРИЙ 12

Здесь примеры демагогии и софистики в каждом предложении. Так обычно «доказывают», что белое это чёрное и наоборот. Краусса не смущает, например, что квантовая механика и теория гравитации противоречат друг другу, т.к. гравитация не квантуется. Но физики используют и то, и другое. Почему каждая из тысячи религий имеет равную вероятность оказаться верной? Этот тезис Краусс ничем не подтвердил и не обосновал. А если космологи придумают тысячу теорий возникновения Вселенной, они тоже все будут иметь одинаковую вероятность (0,1%) оказаться истинными? И зачем делать какие-то суждения об истинности априори? Наоборот, нужно всё испытывать, проверять. Этому учит и христианство: «Всё испытывайте, хорошего держитесь» (1Фес. 5:21).

[00:36:13] Краусс: — Другая ошибка состоит в том, что атеизм каким-то образом позиционируется как система убеждений наравне с исламом. Но это не система убеждений вроде ислама, иудаизма, христианства или мифов народов Севера или веры в Зевса или в Тора или в любую другую давнюю выдумку человечества. Если бы я объяснял что такое атеизм, я бы сказал: «Знаете, мы просто решили не верить в выдумки, потому что это неразумно, то есть атеизм, это не вера во что-то». Атеист может сказать: «Знаете, этот миф не сходится с тем мифом, или этот миф противоречит тому, что мы знаем о Вселенной. И поэтому, вряд ли он правдив». Всё, что говорит атеизм можно описать фразой: «Вероятность того, что это правда, невелика». Так что атеизм — не система убеждений. И поэтому, безусловно, нельзя сравнивать его с исламом. Так что постановка вопроса неправильна.

КОММЕНТАРИЙ 13

Краусс и другие атеисты пытаются представить дело так, будто бы они имеют «монополию» на разум и здравый смысл. Они утверждают, что люди будто бы тысячелетиями абсолютно во всём заблуждались, и лишь только атеисты (появившиеся совсем недавно по историческим меркам) поступают разумно. Но это неверно. Например, теория Мультивселенной имеет не больше научных доказательств, чем существование Зевса или Тора. Тогда чем же она лучше любой другой давней выдумки человечества?

Во всём мире люди искали премудрость и занимались наукой задолго до атеистов. Индийские, арабские и древнегреческие математики внесли большой вклад в математику 3-5 тысячелетий назад, когда никаких атеистов не было. Да, их религиозные взгляды иногда были ошибочны. Но точно так же были ошибочны и научные взгляды того же времени. Многие научные теории через какое-то время были опровергнуты, и их можно было бы называть «выдумками» и «мифами».

Тезис, что атеизм — не система убеждений, тоже неверен. В СССР и других коммунистических странах атеизм был системой убеждений. На эту тему написано множество литературы. С другой стороны, абсолютно неверно отождествлять все религии лишь с системой убеждений. Это слишком грубое упрощение. Это всё равно, что смотреть на мир через маленькое отверстие, закрытое толстым светофильтром. Будет видна лишь малая часть полной картины, и только в одном цвете.

Шулер смотрит на мир через призму теории вероятностей. Но не все же люди такие, и теория вероятности применима не везде. Допустим, что Краусс встретит юношу со взором горящим, и тот радостно расскажет, что полюбил девушку. «Она прекрасна, единственная и неповторимая», ‑ скажет юноша. А Краусс ответит: «Твоё утверждение просто смехотворно. В мире сотни миллионов девушек с точно такими же формами, с точно такой же физиологией. В ней нет ничего особенного. А твои эмоции вызваны гормонами, веществами головного мозга и социальными моделями поведения. Так что вероятность того, что твоё утверждение ‑ правда, невелика». Уйдёт ли Краусс после этого небитым? Большой вопрос.

Картина мира у Краусса скучна и уныла, картина формул и уравнений. Это мир без любви, без духовного подвига, без духовных озарений. В нём всё подчинено теории вероятности, безличным законам физики и химии. В нём нет цели, нет смысла.

Тезисы Краусса свидетельствуют о его абсолютном непонимании сути вопроса. Религии — это, прежде всего, духовные состояния, которые не поддаются описанию и не могут быть выражены словами. Тем более, никакая наука о них ничего сказать не может. Даже учёные-религиоведы, изучающие какую-либо религию по её текстам, но не пережившие её духовный опыт, не могут адекватно её описать. Они подобны людям, изучающим нотные значки, но не знающим, как они звучат.

Христианские аскеты и исламские суфии говорили, что их цель ‑ постижение Истины. И эта цель может быть достигнута не посредством разума, логики и рассуждений, а лишь при помощи любви, совести и чистоты сердца21. В состоянии духовного несовершенства, в ненормальном состоянии, люди не способны видеть вещи такими, каковы они на самом деле. Несовершенный человек в силу своего несовершенства, даже не осознавая этого, воспринимает Истину искажённой, а не такой, какова она есть на самом деле.

И ещё, Краусс так и не сказал, в чём же ислам или христианство или иудаизм противоречат тому, что мы знаем о Вселенной? Он не сказал, потому что ни в чём не противоречат. Так что все обвинения Краусса голословны.



1 Подробнее о квалиа см. в книге: К. Г. Волкодав. Эволюция: тёмная сторона самого грандиозного шоу на Земле. Т. 1 / Серпухов, 2016, с. 139.

2 Миланский эдикт (лат. Edictum Mediolanense) 313 г. провозгласил религиозную терпимость на территории Римской империи, и христианство стало легальным.

3 Цит. по: Wetter G. Dialectical Materialism: A Historical and Systematic Survey of Philosophy in the Soviet Union. N. Y., 1958. P. 436.

4 Академик Николай Вавилов (1887-1943) умер в камере смертников. Он был известным генетиком, вице-президентом Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук. В 1948 г. все генетические исследования в СССР были прекращены. Были уволены сотни ведущих профессоров и преподавателей. Из библиотек изымались и уничтожались книги по биологии, основанные на генетике.

5 В 2003 г. космологи Арвин Борде, Алан Гут и Александр Виленкин доказали теорему о сингулярности. Она говорит о том, что расширяющееся пространство-время не продолжается бесконечно в прошлое, но имеет начало, т.е. Вселенная имеет начало. См.: Borde A., Guth A. and Vilenkin A. Inflationary space-times are not past-complete. Phys. Rev. Lett., 90 151301, 2003.

6 Климишин И. А. Релятивистская астрономия. М.: Наука, 1989, с. 243.

7 Зельдович Я. Б. Возможно ли образование Вселенной «из ничего»? // Природа. 1988. № 4.

8 Однако в Послесловии к ней академик А. Д. Сахаров посчитал необходимым «указать на большую неопределённость в нашем понимании ситуации. Эта неопределённость носит глубоко принципиальный даже философский характер. Философски острым является, в частности, вопрос о так называемом антропном принципе, объясняющем особенности нашей Вселенной тем, что только в такой Вселенной могла возникнуть разумная жизнь, в отличие от бесконечного числа других, спонтанно возникающих “мёртвых” Вселенных».

9 Л. Краусс. Вселенная из ничего. Предисловие. (Lawrence M. Krauss. A Universe from Nothing. 2012).

10 Альберт Эйнштейн заметил на эту тему: «Единственное, что мешает мне учиться, —  это полученное мной образование». (Цит. по: Известные цитаты и афоризмы / Альберт Эйнштейн [Электронный ресурс] —  URL: http://tsitaty.com/автор/альберт-эйнштейн/1 (дата обращения: 11.05.2018).

11 Л. Краусс. Вселенная из ничего. Глава 10: Нестабильное ничто. (Lawrence M. Krauss. A Universe from Nothing. 2012).

12 Vilenkin A. Creation of Universes from Nothing // Phys. Lett. Vol. 117B, # 1, 2, 1982. P. 25-28.

13 «Тот самый Мюнхгаузен» ‑ советский художественный двухсерийный телефильм 1979 г. Литературным материалом для сценария послужила пьеса Григория Израилевича Горина «Самый правдивый». В пьесе было написано: «Серьёзное лицо ещё не признак ума, все глупости на земле делаются именно с таким выражением лица». Но при озвучивании фильма Янковский оговорился, сказав: «Умное лицо ещё не признак ума». В таком виде фраза, несмотря на протесты Г. Горина, и осталась в фильме.

14 Например, в чине Литургии в священнической молитве Трисвятого пения («иже от небытия во еже быти приведый всяческая»), в чине отпевания («древле убо от не сущих создавый мя»), которое написал прп. Иоанн Дамаскин, и др.

15 John Chrysostom In Gen. 13. 2; Cyr. Hieros. Catech. 4. 18; Nemes. De nat. hom. 2; Theodoret. Haer. fab. V 9; Hieron. Adv. Rufin. II 10; 5-й анафематизм Cобора 561 г. в Браге - Enchiridion symbolorum. N 455; О том, что всё сотворённое приведено в бытие из небытия, писали свт. Григорий Нисский, свт. Василий Великий, свт. Афанасий Великий.

16 Бесконечное и безграничное море сущности (греч. τί πέλαγος ουσίας άπειρον καί άόριστον). S. Greg. Naz. Or. 38, in Theophan. 7//PG. XXXVI. C. 317.

17 B. Augustini Conf. XI, 11//PL. XXXII. C. 813: splendorem semper stantis; aeternitatis cnfr.: De Trinit. V, 1, 2//PL. XLII. C. 912: sine tempore sempiternum.

18 B. Augustini Conf. XI, 14//PL. XXXII. C. 816: praesens autem, si semper esset praesens nec in praeteritum transiret, non jam esset tempus, sed aeternitas.

19 У Которого нет изменения и ни тени перемены (греч. παρ' ο ουκ ένι παραλλαγή ή τροπής άποσκίασμα).

20 Прот. Георгий В. Флоровский. Творение: его начало и конец. Идея творения в христианской философии.

21 Здесь и далее везде под «сердцем» мы подразумеваем метафору, означающую некий духовный центр или духовные глубины человека. В Библии такая метафора используется очень часто. Вообще «сердцем» в ней часто называется центр или глубина. Например: «Как Иона был во чреве кита три дня и три ночи, так и Сын Человеческий будет в сердце земли три дня и три ночи» (Мф. 12:40). Очевидно, что у Земли нет сердца (как физического органа), а есть глубина.