Религиозные аспекты атеизма (дебаты и комментарии, ч. 4) | Библиотека и фонотека Воздушного Замка – читать или скачать

Роза Мира и новое религиозное сознание

Поиск по всем сайтам портала

Библиотека и фонотека

Воздушного Замка

Религиозные аспекты атеизма (дебаты и комментарии, ч. 4)


Обсудить с автором в интерактивной части портала

 

Константин Волкодав

Религиозные аспекты атеизма
Дебаты и комментарии, ч. 4

 

Краусс: ‑ Единственный способ обнаружить бессмысленность — посмотреть на мир вокруг нас! Без дедукции! Не слушая слова каких-то невежд и крестьян железного века, которые даже не знали, что Земля движется вокруг солнца! Обрести мудрость и познание можно только, изучая окружающий мир! И не стоит внимать мудрости людей, которые понятия не имели, как устроен наш мир! Спасибо.

КОММЕНТАРИЙ 39

Очередная порция демагогии и софистики от Краусса. Он применяет известный приём демагогии: если нет возможности опровергнуть доказательство, нужно дискредитировать того, кто это доказательство приводит. При чём тут «невежды и крестьяне» железного века?! Кто и когда их слушал? Тзортзис всегда ссылается на авторитетных учёных, философов, теологов. Они были не только умнейшими людьми для своего времени, но и для нашего времени многие их взгляды остаются актуальными.

Разве только атеисты начали смотреть на мир вокруг, а до них тысячи лет никто на мир не смотрел? О том, что Земля движется вокруг солнца, в древние времена не знали товарищи учёные. Пусть Краусс смеётся над учёными! Краусс свои субъективные, неверные и предвзятые взгляды на религии навязывает всем остальным. Религии не занимаются материальным миром, физикой, они занимаются метафизикой. А сведения о материальном мире религиозные тексты черпают из работ учёных. До появления атеизма (всего 200 лет назад), зачастую один и тот же человек занимался и наукой и богословием. Например, физик и математик Исаак Ньютон писал толкования на Библию. Само собой, если он ошибался, как учёный, то эти ошибки отражались и на религиозных текстах.

[00:59:42-1:00:49] Тзортзис: ‑ Спасибо большое, профессор Краусс, слушатели. Прежде всего, я думаю, что большая часть того, что высказал проф. Краусс — это сильно пахнущая «копчёная селёдка», отвлекающий манёвр. Её кладут на дороге, чтобы сбить со следа бегущих собак. И думаю я так вот почему. Он утверждал, что я говорил о науке. Я специально подчёркивал, что о науке он знает больше меня! Я специально не использовал науку, как ключевой момент в моих доказательствах конечности Вселенной. И после этого он пытается поправить меня в том, чего я даже не упоминал?! Это не ораторское искусство или интеллектуальные аргументы, это софистика! Откровенно говоря, это краснобайство и чушь собачья! И я это говорю не для того, чтобы нагрубить (что в порядке вещей для Краусса). Это в его стиле сначала попытаться «взорвать» аудиторию всякими шуточками. Представьте, если бы я делал что-то подобное во время одной из межконфессиональных дискуссий! Представьте, я бы вошёл в еврейскую полную аудиторию и сказал бы: «Я буду с вами спорить безо всякого уважения к вашим традициям!» Это толерантность? Это так вы разговариваете с другими людьми, отвергая их традиции?! Но он даже не спросил, зачем нам это всё нужно! Это очередная уловка!

[1:01:09-1:01:59] Тзортзис: ‑ Итак, первое, что я хочу сказать, вы использовали слово «априори» более трёх раз, но вы отрицаете дедуктивный метод мышления. Разве «априори» не означает дедуктивное суждение? Вы пытаетесь усидеть на двух стульях!

Краусс: ‑ Я пытаюсь разговаривать на вашем уровне.

КОММЕНТАРИЙ 40

Нет, Краусс не пытался разговаривать на одном уровне с собеседником. На [00:42:23] минуте он намеренно свысока начал говорить на языке математики, чтобы унизить и высмеять оппонента, который на этом языке не говорит.

Тзортзис: ‑ Это первое. Второе, о чём мне бы хотелось сказать, мы не отвергаем индуктивные аргументы. Конечно нет. Вы знаете, откуда взялись индуктивный метод и научный метод, сэр? Вы знаете, откуда они произошли?

Краусс: ‑ Я знаю. Существует замечательная научная и математическая традиция в арабском мире, если вы это имеете в виду.

Тзортзис: ‑ Я хочу сказать об Ибн аль-Хайсаме1 и его книге по оптике...

Краусс: ‑ Именно.

Тзортзис: ‑ Почитайте работы Дэвида Лимберга и других. Историю и философию науки. Это всё пришло из ислама. Вы знаете почему? Потому что ислам не отрицает...

Краусс: ‑ Они пришли из арабского мира, не из ислама.

[1:02:17-1:03:47] Тзортзис: ‑ Как мусульмане мы идём туда, куда нас ведёт наука, но мы не глупы. Надо понимать, что дедуктивные аргументы всегда верны. Вы хотели обсудить мои доводы? Вы должны были оспорить предпосылки, чего вы не сделали. Вы просто решили поговорить о бесконечности, круге и окружностях... Я знал, что вы так поступите. Потому что всё это математика.

КОММЕНТАРИЙ 41

Ещё раз стоит обратить внимание на широко распространённое заблуждение. Невозможно доказать (или опровергнуть) метафизику при помощи физики! Все попытки, как сторонников, так и противников религий использовать научную методологию для доказательств (или опровержений) абсолютно контрпродуктивны. Научные методы в области религий не работают! За тысячи лет ни одна попытка научно что-то доказать (или опровергнуть) в области метафизики не имела силы абсолютной убедительности. Никакие доказательства не приводят к любви, например. Нельзя, руководствуясь логикой и здравым смыслом, заставить себя полюбить. Нельзя почувствовать что-то прекрасное на основании формул и уравнений. Реальный выбор происходит в глубине души на метафизическом уровне. По существу, все эти доказательства (или опровержения) действуют лишь на тех, кто и без них для себя уже всё решил. Верующие люди, теряя веру, хотят себя в ней укрепить при помощи доказательств. Также и неверующие в глубине души испытывают тайные сомнения в своей вере (в атеизм) и ищут свои доказательства.

Краусс: ‑ Но вообще-то это физический круг.

Тзортзис: ‑ Да, но не перебивайте. Не перебивайте. Я говорил об измеримой бесконечности. Измеримая бесконечность не может существовать в реальном мире, с чем вы согласились. И я не говорил, что невозможны качественные бесконечности. Они могут существовать, как признано математиками.

Краусс: ‑ (рисует на листе бумаги круг и диаметр) Это длина. Как вы считаете, длина ‑ это физическая величина? Длина — это физическая величина.

Тзортзис: ‑ Да, это так.

Краусс: ‑ Хорошо. Есть длина вот этого и длина вот этого. И отношение этих двух длин даёт нам бесконечное число.

Тзортзис: ‑ Ну конечно, это так. Но какова эта длина?

Краусс: ‑ Один. Эта длина (диаметр) ‑ один Краусс. А вот эта (окружность) — Пи Крауссов.

КОММЕНТАРИЙ 42

Краусс опять начинает «играть в напёрстки». Как говорится, следите за руками (за его словами). Да, длина — это физическая величина. Но отношение двух физических длин даёт математическую величину. То, что число Пи имеет бесконечное количество знаков после запятой — это проблема математики. Само число по модулю ограничено. Оно меньше, чем 3,2. Бесконечность — это вообще не число, а особое математическое понятие.

Тзортзис: ‑ А вы можете, секундочку, измерить прямую линию и можете измерить окружность? Да или нет?

Краусс: ‑ Могу.

Тзортзис: ‑ Значит, они измеримы. О чём вы здесь говорите — это математика, у которой есть аксиомы, правила и они имеют смысл. Я не отрицаю этого. Я согласен с вашей книгой, где вы пишете, что с количественной дискретной точки зрения нельзя получить бесконечность. Вот что я пытаюсь вам объяснить.

[1:04:15-1:05:28] Тзортзис: ‑ Потом вы говорили что ноль — это неизбежный вывод, согласно «бритве Оккама». Но вы неправильно истолковали саму сущность этого принципа. Бритва Оккама предполагает не только самое простое объяснение, но и самое исчерпывающее. «Ноль» не даёт исчерпывающего объяснения происхождения Вселенной.

Следующее, что я хочу сказать, вы говорили, например, об аде и правосудии: «Посмотрите на всех этих людей, они пойдут в ад»! И это очередная уловка. Вы неправильно истолковываете исламскую теологию! У нас очень тонкая теология, сэр. Я думаю, что вам стоило бы, если бы вы были искренни, сказать: «Знаете, Хамза, я не понимаю этого. Я ничего об этом не читал, я просто пытаюсь понять, т.к. я смотрел видео Кристофера Хитченса, и он для меня авторитет, я не знаю многого... Вы не могли бы мне объяснить, что именно говорит ислам по этому поводу?» Это было бы гораздо лучше, не так ли?

Но опять же, когда вы говорите об аде, вы в очередной раз подменяете понятия. Мы верим, что Бог справедлив и милосерден. Никто не станет оспаривать концепцию наказания. Вы же не станете её оспаривать? Так что когда речь идёт о людях, которые никогда не слышали об исламе, как говорили множество теологов, таких как Ибн Таймия или Абу Хамид аль-Газали2, для тех людей будет другой Суд. Они пройдут испытания в день Суда. Не всё так просто.

[1:05:29-1:05:39] Тзортзис: ‑ Ладно. Гомосексуальность — это грех. Но опять же, вы пытаетесь приписать мне не мои слова. И это не очень приятно. Это неприятно.

Краусс: ‑ Я задавал вопрос.

Тзортзис: ‑ Да, но потом вы отвечали сами, что довольно интересно. Понимаете?

[1:07:32-1:07:41] Краусс: ‑ Хорошо. Вы сказали: «Бесконечности не существует». Но она существует. Вот и всё.

Тзортзис: ‑ Нет. Я сказал, что измеримой бесконечности не существует. Я согласен, что бесконечности существуют. Не перевирайте мои слова.

[1:09:30-1:14:08] Тзортзис: ‑ Хорошо. Позвольте мне спросить, проф. Краусс, почему инцест это неправильно?

Краусс: ‑ Но для меня не очевидно, что это неправильно. Мне ясно, что это никогда не будет... Дело в том, что в большинстве стран есть запрет на инцест. И он основан на опыте. Как правило, инцест ведёт к врождённым дефектам. Хорошо? То есть, в общем, есть физиологические и социальные причины, чтобы осуждать инцест. Хорошо? Но если вы зададите мне вопрос... Кстати, это интересно. Именно поэтому во многих сообществах установлен жёсткий запрет на инцест. Именно по этой причине, потому что общество хочет процветать. Но если вы спросите меня априори, например, что если бы брат и сестра полюбили друг друга, но не забывали бы про контрацепцию... есть ли что-то в этом совсем уж аморальное? И если это произошло всего лишь раз, и никому не навредило? Это заставит меня задуматься. Я не думаю, что стоит сразу бросаться и осуждать их. На самом деле, если они любят друг друга, привлекают друг друга, и это ни на что не влияет. Сказал бы я, что это правильно? Вряд ли. Но почему бы не выслушать разумные аргументы? Если они найдутся. Если они рациональны, может быть.

Тзортзис: ‑ Что ж, именно на это я и хотел обратить внимание, проф. Краусс. Мне кажется, выходит довольно интересно. Как может человек, придерживаясь атеистических взглядов, руководствоваться моралью в оценке религии? Ваша личная мораль, в лучшем случае, относительна и субъективна.

КОММЕНТАРИЙ 43

Конечно же, личная мораль Краусса относительна и субъективна, но стоит обратить внимание на более важную вещь. Атеизм не может иметь никаких объективных оснований для этики и морали. В атеистическом обществе ещё сохраняется некоторая мораль просто по «инерции» культуры, но по существу атеисты просто берут мораль из религий, т.е. занимаются плагиатом. Если Вселенная возникла случайно, если какие-то безличные атомы водорода случайно организовались в материю, которая затем случайно преобразовалась в сложные формы жизни, если человек также случайно возник в ходе слепой эволюции, то ни о какой морали не может быть и речи.

Тзортзис: ‑ Понимаете, если смотреть на систему моральных ценностей, с точки зрения ислама или религии вообще, т.е. с объективной точки зрения... Вы ведь заявляете: «Вы неправы, вы несёте чушь, законы Шариата устарели!» Это эмоциональная оценка, которую мы можем себе позволить с объективных позиций, только если в основании морали лежит Бог. Потому что если это не так, то нет никакой непреходящей силы, стоящей выше человеческой субъективности. Общественное мнение не эффективно: нацистская Германия тому пример. Эволюция в этом смысле даёт крайне расплывчатые объяснения. Вспомните эпистемолога Майкла Руза. Он сказал: «Возлюбить ближнего, как самого себя, это как бы преодоление эгоизма. Но в этом нет какого-то высшего смысла. Просто условия выживания и воспроизведения». Если рассуждать так, то у нас нет никакого онтологического основания для объективных моральных истин. И лучшее, что можно сделать, что мы и сделали, признать, что моральные истины — это моральные истины, потому что они реально существуют... И это не обсуждается.

КОММЕНТАРИЙ 44

Моральные ценности основаны на метафизике

Совершенно верно! Моральные ценности основаны на метафизике. Их нельзя объяснить безличной эволюцией, ни биологической, ни социальной. Если Бога нет, если нет посмертного воздаяния за земные дела, то всё позволено3, и нет никаких оснований ни для этики, ни для морали, ни для прав человека. Тогда, кто имеет силу и власть, тот диктует свои правила и делает, что хочет. Нацистская Германия тому пример. Там всё делали, как и хотел бы Краусс, руководствуясь логикой и здравым смыслом, в соответствии с безличными законами социального дарвинизма. В таком случае мораль и религиозные заповеди типа любви к ближнему теряют онтологическую объективность и объявляются социальной иллюзией. Метафизическое понятие истины тоже выносится за скобки. Вместо него приоритет отдаётся пользе общества, государства.

Но кто будет решать, в чём эта польза? За всё общество всегда решает узкий круг власть предержащих людей. Естественно, за «общественную пользу» они будут выдавать свои интересы. Мнение абсолютного большинства будет просто игнорироваться, а все разговоры про «демократию» будут лишь пустой риторикой.

Конечно, и раньше цари (и вообще правящее сословие) поступали с народом жестоко. Но есть большая разница. Цари откровенно заявляли: «Это наша воля, мы так хотим». Поэтому зарвавшихся царей и диктаторов иногда свергали. Нынешних правителей вроде бы не за что свергать, они говорят: «А мы тут ни при чём, а мы тут ни при чём... Лишить вас каких-то прав требует общественная польза и здравый смысл».

Юриспруденция и метафизика.

Основания для прав человека

Атеистическая эволюция знает лишь один закон — кто сильнее или хитрее, тот и получает преимущество. Юриспруденция в человеческих обществах испокон веков основывалась на других принципах, на метафизических понятиях истины и справедливости. Важнейшие государственные документы США, такие как Декларация независимости (1776 г.), Конституция (1787 г.) и Билль о правах (1791 г.), были созданы глубоко верующими христианами на основе библейских представлений о человеке. В годы борьбы за независимость Американский Конгресс неоднократно обращался к Богу с молитвами в процессе подготовки заявлений и законодательных актов. Командующий американскими армиями Джордж Вашингтон призывал их часто молиться и показывал в этом личный пример. Декларация независимости заканчивается словами обращения представителей Конгресса к «Верховному Судье Мира» и «твёрдым упованием на защиту Божественного Провидения». После её подписания Самуил Адамс подвёл итог: «В этот день мы восстановили для себя Суверена, Которому, и только Которому, должны повиноваться все люди. Он царствует на Небесах и... да будет Царство Его от восхода и заката солнца». Шестой президент США Джон Адамс говорил: «Величайшая слава Американской революции заключалась в том, что она нерушимо соединила принципы гражданского правления с принципами христианства». Верховный суд США неоднократно провозглашал примерно то же самое. Например, в 1892 г. было заявлено: «Наши законы и вся наша система обязательно должны быть основаны на учениях Искупителя человечества и воплощать их. По-другому не может быть; в этом смысле и до такой степени наша цивилизация и наша система определённо являются христианскими... это христианская нация».

Отцы-основатели США все были христианами и стремились создать новое государство на христианских принципах. Поэтому в Конституцию были заложены именно библейские представления о человеке, что и отмечено в её Преамбуле. Фундаментальной идеей Декларации независимости, Конституции и Билля о правах было библейское понятие о том, что любой человек (в отличие от животных) имеет особые неотчуждаемые права просто в силу того факта, что он человек, носитель образа и подобия Божия. Поэтому права человека (такие как право на жизнь, свободу, собственность и др.) являются неотъемлемым даром Творца, а не привилегиями, получаемыми от правительства. Задача правительства заключается лишь в том, чтобы обеспечивать эти права, охранять их и защищать. Иными словами, все люди имеют естественные права, являются равными и свободными и делегируют государственной власти только полномочия, закреплённые в Конституции, и только для охраны своих прав и свобод. Это очень важная и сильная идея. Поэтому Конституция США стала образцом для конституций многих стран мира.

Подобно тому, как кальций придаёт прочность костям (хотя невооружённым глазом и не виден), идея о неотчуждаемых правах человека придавала прочность юридическим актам молодого государства США. Хотя в явном виде она и не прописывалась каждый раз, но всегда подразумевалась. Подобные идеи вдохновляли составителей законов и в других странах и не только в христианских.

Что изменилось с возникновением атеизма и проникновением атеистических идей в государственные структуры? Конечно, всё не рухнуло в один день. Существует некая «инерция» культуры и социальных парадигм. Но в нашей метафоре «кальций стал постепенно вымываться из костей, и они начали становиться хрупкими». Проповедники атеизма, такие как Л. Краусс, К. Хитченс, Р. Докинз, Ж. Фреско и другие (имя им — легион) начали говорить, что не стоит верить в давние выдумки человечества. Наука якобы доказала (хотя ничего она не доказала), что летающая в космосе пыль и грязь случайно сама собой образовала планету Земля, на которой так же случайно возникли сложные формы жизни, среди которых человек всего лишь одно из звеньев эволюционной цепи. В силу этого, онтологически человек ничем принципиально не отличается от других звеньев эволюционной цепи, от животных, от изначальной пыли и грязи. Но пыль и грязь никаких прав не имеют, поэтому и человек тоже. Лишь развитие общественных институтов (также эволюционное) будто бы привело к возникновению неких понятий о правах и свободах. Эти права и свободы даёт гражданину государство, и оно же может в любой момент их отнять.

Таков «здравый смысл» атеизма. Из него прямо следует социальный дарвинизм: кто имеет власть, тот имеет и деньги, а кто имеет деньги, тот имеет и власть, и они пишут законы для всех остальных. Конечно, злоупотребления властью и несправедливые законы были и до атеизма, но тогда всем было очевидно, что это нарушение законов Божиих. Атеизм же оправдывает любые нарушения, т.к. если нет абсолютного метафизического основания, то всё становится относительным.

Чего не знали отцы-основатели США

Несмотря на то, что все отцы-основатели США были глубоко верующими христианами, они не хотели устанавливать государственную религию и объявили о полной свободе вероисповедания. Согласно первой поправке в Конституцию, правительство не должно вторгаться в религиозные дела, и никакая религия не должна вмешиваться в дела государства.

Сейчас может показаться довольно странным такое желание христиан отгородиться от Церкви. Но этот парадокс легко объясняется, если вспомнить, что незадолго до начала формирования США была разрушена республика иезуитов в Парагвае (1610-1768 гг.). Во многих отношениях это было образцовое христианское государство. Однако, мир, который мужественные и самоотверженные миссионеры-иезуиты строили на протяжении 150 лет, был жестоко разгромлен войсками Испании и Португалии при согласии и попустительстве католической Церкви. Окончательный удар по миссии нанёс Римский папа Климент XIV, запретивший орден иезуитов в 1773 г. Прошло всего несколько лет после этой трагедии до создания американской конституции (1787 г.), ещё были свежи воспоминания об этом. Также была не забыта Тридцатилетняя война в Европе (1618-1648), в которой были замешаны и религиозные институции. У отцов-основателей США все эти страшные события были как бы перед глазами, и они опасались, что христианская Церковь может сильно повредить христианскому государству (как это ни парадоксально звучит). Поэтому и было решено на конституционном уровне отделить государство от влияния любой религиозной организации.

Кроме того, молодое государство США формировали в основном протестанты, и желание оградить государство от влияния каких-либо церковных институций для них было естественно. Миссионеры-иезуиты, наоборот, всю общественную жизнь регламентировали церковными правилами. Также заметим, что в Парагвае владение частной собственностью для индейцев было не актуально, ведь они не умели с ней обращаться. Тысячелетиями индейцы жили без частной собственности и вообще без денег. А отцы-основатели США, напротив, право собственности считали важнейшим библейским благом (Билль о правах).

Удивительно, какие разные государства были созданы людьми, читавшими одну и ту же Библию! На основе одного Св. Писания люди формируют совершенно разные (иногда противоположные) социальные модели. Причиной этого является, конечно же, не Библия, а множество социальных и антропологических факторов. В первую очередь, это могут быть человеческие страсти или наоборот добродетели.

Отцы-основатели США постарались исключить влияние церковных институций на государство, т.к. они были протестанты и хорошо знали о негативных случаях такого влияния. Но сама-то религия тут ни при чём. Зачастую всему виной становится жажда власти и богатства, которые могут действовать даже через церковные институции. Например, в Парагвае именно это погубило республику иезуитов.

Поэтому отцам-основателям следовало запретить вмешательство в дела государства не только религиозных институций, но и вообще любых, особенно тех, которые имеют отношение к финансам. К сожалению, это не было сделано. Поэтому со временем крупные корпорации, явно или тайно, стали лоббировать свои интересы в правительстве. Например, все войны, которые вели США за последние сто лет, велись в интересах крупного бизнеса.

И независимо от того, кто победит на выборах, демократы или республиканцы, политика всё равно будет вестись в интересах финансовых корпораций. Реальная борьба ведётся между корпорациями за финансовые потоки, а об улучшении жизни простых людей ведутся только разговоры и раздаются обещания. Таким образом, современная демократия создаёт лишь иллюзию выбора. Избиратели в любом случае вынуждены голосовать за кого-либо из ставленников крупного капитала. И какой бы кандидат ни победил на выборах, в реальности страной правят «большие деньги», т.е. одна из древнейших и сильнейших страстей человечества. Апостол Павел говорил, что «корень всех зол есть сребролюбие» (1 Тим. 6:10). Этот корень настолько сильный, что прорастает не только в религиозные институции, но и везде. Отцы-основатели США оградили государство от влияния церковных институций, но корень зла пророс с другой стороны.

Аутоиммунные заболевания государств.

Классовая борьба и права человека

С конца 30-х годов XX века во многих странах стали появляться тенденции государственного регулирования экономики, поощрения спроса и субсидии промышленности. После Второй мировой войны эта политика продолжилась, т.к. правящий класс устал от войн и революций. Он хотел смягчения конфликтов между наёмными работниками и капиталом.

Это привело к быстрому росту (и количественному и качественному) высококвалифицированного «рабочего класса». В широком смысле к нему можно отнести всех работников на не руководящих должностях, т.е. в том числе инженеров и других специалистов, учителей, врачей и т.п. Одновременно совершенствовались технологии, повышались зарплаты, социальные пособия. Словом, повышался уровень жизни.

К 1960-м годам в капиталистическом мире между организованным в профсоюзы рабочим классом, крупным бизнесом и государством сформировался своеобразный социальный консенсус. Капитал развивал промышленость, профсоюзы отстаивали интересы наёмных работников, а государство следило за выполнением законов. Как правило, предприятия коммунального сектора, транспорт, энергетика и многое другое были национализированы, т.к. требовалось обеспечить население дешёвыми услугами. Большие средства вкладывались в образование и здравоохранение.

Но этот консенсус оказался хрупким и недолговечным. Крупные корпорации стали не просто лоббировать свои интересы в правительствах, но и приводить к власти своих людей, которые принимали бы законы в их интересах. Постепенно капитал получил контроль над силовыми ведомствами, финансами и СМИ. В результате корпорации стали в неявном виде диктовать свою волю правительствам. Если внимательно посмотреть на суть военных конфликтов за последние 70 лет, то окажется, что 99% из них велись за интересы крупного бизнеса. СМИ могут сколько угодно рассказывать о политике и национальных интересах, но это всё проплаченная пропаганда. Главное в этих войнах — доходы частного капитала.

Иммунная система иногда даёт сбой и начинает бороться с самим организмом. Такие состояния называются аутоиммунными заболеваниями. Нечто подобное может происходить и в «организме» государства. Законы и полиция по идее призваны оберегать общество (большинство граждан) от какого-либо вреда, армия — защищать от внешних угроз. Метафорически можно говорить об «аутоиммунном заболевании» государства, когда и законы, и полиция, и даже армия действуют в интересах небольшого числа олигархов, силой подавляя протесты абсолютного большинства граждан. Именно это произошло во многих странах в последней четверти XX века.

Прибыли крупнейших корпораций зачастую оплачивались массовой безработицей и небывалой социальной поляризацией. Небольшой процент богатых быстро богател при одновременном обнищании всех остальных. Целые государства превратились в обслуживающий персонал банкиров и олигархов ценой сокращения социальных расходов, роста налогов и залезания в долги за счёт будущих поколений. Причём обнищание рабочего класса было не «сопутствующим ущербом», а целенаправленной политикой. Дело в том, что хорошо образованные, квалифицированные и материально обеспеченные рабочие очень смело и грамотно отстаивают свои права. Они представляют для олигархов гораздо большую угрозу, чем отчаявшаяся беднота, лишь изредка поднимающаяся на радикальные, но, зачастую, бесполезные бунты. Бедноту можно быстро успокоить небольшими подачками, а потом снова «закрутить гайки». Квалифицированных рабочих, знающих себе цену, придётся долго ломать или выплачивать им значительные суммы.

Приведём три примера вышесказанного.

1. Чили при Пиночете

11 сентября 1973 г. в Сантьяго, столице демократического социалистического государства Чили, произошёл кровавый военный переворот генерала Аугусто Пиночета, свергшего законного президента, Сальвадоре Альенде. Начался террор новых властей против населения. Происходили уличные бои и расстрелы на улицах без суда и следствия. В первый же месяц после путча было убито не менее 30 тысяч граждан, и более 12 тысяч было убито или умерло под пытками впоследствии4. Национальный стадион в Сантьяго, вмещавший 80 тысяч человек, был превращён в концлагерь. Целые кварталы обстреливались из пулемётов, независимо от политических взглядов их жителей. В Чили съехались скрывавшиеся от правосудия нацистские военные преступники. Они служили консультантами, экспертами, а иногда и управляющими в концлагерях. Генерал Густаво Ли Гусман откровенно сказал западногерманским журналистам, что хунта берёт пример не с латиноамериканских консерваторов, а с европейских фашистов 30-х годов5. Но одно отличие всё же есть. Немецкие нацисты проводили политику геноцида других народов в пользу своего. Пиночет устроил террор и геноцид внутри своей страны.

Что же было реальной причиной этой войны? В Чили вели бизнес американские компании, а президент-социалист Сальвадор Альенде решил их национализировать. Конечно, он предложил выплатить компенсации, но им было этого мало, они хотели вернуть себе предприятия полностью. В США никак не могли смириться с революцией на Кубе, а тут ещё одна страна Латинской Америки взяла курс на независимость. Государственный переворот Пиночета был осуществлён при поддержке ЦРУ и тщательно спланирован заранее.

Группа детей чилийской элиты изучала экономику в аспирантуре Университета Чикаго. Там они до глубины кошелька вдохновились идеями экономических реформ будущего нобелевского лауреата Милтона Фридмана. Уже через год после переворота Пиночета все они заняли управляющие должности в экономических отделах военной хунты. В стране объявили «шоковую терапию», провели тотальную приватизацию, отменили профсоюзы, государственную пенсию и медицину. Интересно, что именно люди, оказавшиеся у власти, и стали собственниками приватизированных активов. Остальным досталась дырка от бублика. Менее чем за 10 лет экономика Чили пришла к краху. Только безработица выросла в 10 раз по сравнению с эпохой Альенде. Через 15 лет более 40% населения жили ниже черты бедности, а треть находились просто в отчаянном положении. Олигархическая экономика при Пиночете была ориентирована на экспорт природных ресурсов или продукции низкого передела. Военное «экономическое чудо» по наущению Чикагской экономической школы сделало немногочисленных богачей ещё богаче, а остальных ввергло в беспросветную нищету. Был ликвидирован «средний класс», треть населения лишилась работы, четверть ‑ получила статус бомжа.

Пиночет называл себя сторонником демократии, но при этом добавлял, что «демократию необходимо время от времени купать в крови, чтобы она оставалась демократией». Этим он и занимался. Десятки тысяч людей погибли или пропали без вести. Тела убитых часто выбрасывали в море на съедение акулам или сбрасывали в кратеры вулканов. Но США, разумеется, никогда не обвиняли Пиночета в нарушении прав человека. Наоборот, они немало помогли ему и до и после переворота, при этом отрицая какую-либо связь с путчистами.

2. Россия в новое время

В новой России не было массовых расстрелов и концлагерей, как в Чили. Но в 1990-х был запущен лозунг: «Нам нужен русский Пиночет!» И это неудивительно, ведь схема реформ в России была почти та же самая, что и при Пиночете. Коротко она называется «неолиберализм».

Точно так же, как и в Чили (и в то же самое время чилийского эксперимента), за границей была подготовлена команда реформаторов. Только на этот раз не в Университете Чикаго, а в специально созданном для этого Международном институте прикладного системного анализа (IIASA)6 в Лаксенбурге под Веной.

Точно так же, как и в Чили, была объявлена «шоковая терапия» и проведена массовая приватизация самых доходных предприятий. Реформаторы заявляли, что надо дать разгуляться «невидимой руке рынка», и тогда все проблемы решатся сами собой! В результате множество людей оказались без денег и на улице, их покупательная способность резко упала. Экономику полностью переориентировали на вывоз за границу природных ресурсов или продукции низкого передела.

И, конечно же, главная цель была достигнута: фамилии российских олигархов прочно утвердились в верхних строчках списков журнала Forbes. Правда, миллионы людей при этом стали влачить жалкое нищенское существование. Но кого это интересует? В 1995 г. В. П. Полеванов рассказывал, как реформаторы относились к народу: «Что вы волнуетесь за этих людей? Ну, вымрет тридцать миллионов. Они не вписались в рынок. Не думайте об этом —  новые вырастут»7.

Вот ведь какая шла война. Экономическое оружие может быть не менее разрушительным, чем артиллерия и бомбы. За годы реформ людские и материальные потери России превзошли потери во Второй мировой войне. Только тогда страну разрушал внешний враг, а теперь своё же правительство. И нам говорят, что не стоит на это даже обращать внимание. Вся вина пострадавших людей в том, что «они не вписались в рынок». Подумать только! Но почему людей принуждают жить по правилам рыночной экономики? Вообще-то она не является абсолютной ценностью.

3. Война с шахтёрами в Британии 1984-1985 гг., «тэтчеризм»

К 1984-му году, благодаря развитию новых технологий, Британии уже не требовалось столько угля и столько работников угольной промышленности как раньше. Многие предприятия получали государственные субсидии, а 20 государственных шахт вообще решили закрыть. Для начала, было заявлено о единовременном сокращении 20 тысяч рабочих мест. Это примерно 10% от общего числа занятых в отрасли. А вместе с семьями число людей, зависевших от угольной промышленности, составляло не менее полумиллиона. Национальный союз горняков объявил общенациональную забастовку шахтёров с 4 апреля. Летом к ним присоединились работники транспорта и металлургии. Забастовка охватила Шотландию, Уэльс и Кент, продолжалась около года и затронула многие отрасли экономики. В ней участвовали около 150 тысяч человек. Были закрыты не только шахты, но и судостроительные и сталелитейные заводы.

Впоследствии эту крупную забастовку назвали «гражданской войной без оружия». Действительно, правительство оценивало этот конфликт с работниками именно как войну и готовилось ней заранее. Министр финансов Найджел Лоусон открыто говорил, что правительство готовилось к борьбе с шахтёрами подобно тому, как оно когда-то готовилось «отразить вторжение Гитлера в конце 1930-х». Заранее были приняты законы, которые обеспечили легитимность репрессий. Митинги жестоко подавлялись полицией, и тысячи рабочих были «законно» арестованы. Планировали привлечь даже армию, но до этого дело не дошло.

Премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер проводила экономическую политику в интересах крупных монополий, политику, опробованную в Чили её другом диктатором Пиночетом. Общие принципы этой политики хорошо известны: приватизация государственных предприятий, коммунальных служб, транспорта и медицины, подорожание услуг для населения, снижение налогов на крупные компании, сокращение социальных пособий, массовая безработица. Тэтчер ликвидировала рабочие места с высокими зарплатами в производственном секторе и заменяла их низкооплачиваемыми в сфере обслуживания. А крупные компании разместили свои производства в Восточной Азии, где рабочая сила намного дешевле.

В результате, Северо-Восточная Англия из индустриального центра превратилась в беднейший регион, а безработица достигла уровня, превышающего времена Великой Депрессии. Десятки тысяч семей резко обнищали, зато богатые быстро разбогатели ещё больше. Как тогда говорили, одна смерть — это трагедия, а уничтожение десятков тысяч рабочих мест — статистика.

Через год Национальный союз горняков был вынужден отступить. Правда, кое-каких уступок шахтёры всё же добились. Правительство выплатило компенсации уволенным работникам. И всё же, южный Уэльс и через много лет не оправился от социальной разрухи после закрытия шахт.



1 Абу Али аль-Хасан ибн аль-Хасан ибн аль-Хайсам аль-Басри (965-1039) — арабский учёный, который внёс большой вклад в математику, механику, физику и астрономию. В средневековой Европе его имя писали в латинизированном варианте Alhazen (Альхазен). Ибн аль-Хайсама нередко его называют «отцом оптики», благодаря его фундаментальному труду по оптике — «Книга оптики» (в 7 книгах). В XII веке это сочинение было переведено на латинский язык под названием «Сокровище оптики» (лат. Opticae thesaurus) и оказало большое влияние на развитие оптики в Европе. Учёный дал правильное представление о бинокулярном зрении и высказал предположение о конечности скорости света. В честь Ибн аль-Хайсама назван кратер на Луне.

2 Абу Хамид Мухаммад ибн Мухаммад аль-Газали ат-Туси (1058-1111) — исламский богослов, правовед, философ и мистик, родом из Персии (современный Иран). Входит в число основателей суфизма. Написал книги: Эликсир счастья, Самоопровержение философов, Воскрешение религиозных наук.

3 Ср.: «Нет бессмертия души, так нет и добродетели, значит, всё позволено» (Достоевский Ф. М. Братья Карамазовы. Ч. 1. Кн. 2. Гл. 7 // Полн. собр. соч. в 30 т. Л.: Наука. Т. 14. С. 76).

4 Противники Пиночета говорят про 53,5 тысячи жертв за всё время хунты.

5 Журнал Штерн, 1973, № 42.

6 International Institute for Applied Systems Analysis (IIASA) — Международный институт прикладного системного анализа. Он был создан в 1972 г. в Лаксенбурге, рядом с Веной, в качестве идеологического штаба по развалу СССР. В 1991 г. туда ездили на стажировку Шохин, Авен, Кагаловский, Улюкаев, Чубайс, Машиц и Глазьев.

7 В. П. Полеванов пробыл на посту председателя Госкомимущества всего 70 дней из-за того, что пытался прекратить разграбление госсобственности и отказался от услуг 35 американских советников, командированных в 1992 г. в Госкомимущество из Гарвардского университета в помощь А. Чубайсу. Ему удалось ненадолго затормозить осуществление американской грабительской программы приватизации в России. Поэтому госсекретарь США Уоррен Кристофер вызвал своего помощника в России Андрея Козырева (исполнявшего тогда функции российского министра иностранных дел), и потребовал снять Полеванова с должности.