Первое убежище | Библиотека и фонотека Воздушного Замка – читать или скачать

Роза Мира и новое религиозное сознание

Поиск по всем сайтам портала

Библиотека и фонотека

Воздушного Замка

Первое убежище

– Пришли, – сказал отец Иван, оглядываясь и отпирая ключом обшарпанную деревянную дверь. - Вот он, наш кратковременный дом, наше убежище. Привыкай, друг мой.

 Отец Иван толкнул заскрипевшую дверь, и мы ввалились в тесный коридорчик. После залитой весенним солнцем улицы в коридоре было хоть глаз выколи. Пока разувались, я влетел одной ногой во что-то похожее на пустой таз. Таз загремел.

– Привыкай, – тут же откликнулся эхом отец Иван. – Удобств почти никаких, но и нора временная. Вдобавок не моя.

– А что и хозяин может появиться?

– Не переживай. Хозяин этой халупы местный батюшка, отец Михаил. Но его еще почти неделю не будет. Он в отъезде. Уехал, так сказать, на свою историческую родину. Так что разувайся и проходи на кухню. Чувствуй себя как дома…  

Мы сидели на тесной, ярко освещенной заходящим солнцем кухне, пили крепкий и ароматный чай, и, надо сказать, я чувствовал себя уже почти как дома. Отец Иван вводил меня в курс дела:

– По телефону всего не скажешь. Так что сейчас я постараюсь тебе немного объяснить, что нам предстоит. А предстоит нам такая дыра, что я, когда узнал, так заявление за штат подал.  И ты думаешь, епископ мое заявление принял? Что ты, как разорался! Я Вас, мол, не для того рукополагал, чтобы Вы от трудностей бежали.

– Я говорю – владыка, у меня ж семья. – А он – ничего, потерпите. Господь терпел и нам велел. К тому же я Вас не навсегда посылаю. Прибудете на место, оглядитесь. Разберетесь, куда это назначенный мной иеромонах1 Василий пропал. Людей расспросите. Приход заодно поднимете. А там… посмотрим. 

– Вот так вот, брат. Едем в аномальную зону. С легкой руки епископа, будем православными детективами, сбежавшего краснокутовского попа будем искать. И православным МЧС, по совместительству. Приход из руин поднимать. Боюсь, Дима, надолго меня от семьи оторвали. Может, владыка думает, что я вслед за Василием сгину, в аномальной зоне, – отец Иван горько вздохнул.  

– Слушай, батюшка, а что там за аномалия? Подробней можно? А то я ничего по телефону не понял.

Отец Иван вяло махнул рукой:

– Да фигня, прости Господи, все это! Ты же знаешь, я практик. Пока лично не увижу, никогда не поверю. Ну а так, говорят, есть тут по дороге на Красный Кут холмик с вынутой серединой. Якобы природная аномалия. Стоит себе такой холмик без середины, стоит недалеко от дороги на Кут. Так что мы увидим его, когда туда пойдем. Вот. Середины у холма нет, поэтому все это похоже на огромный такой проход, естественные, природные ворота. По-украински – Брама. 

– Прямо как индуистское божество, – не удержался я.

– Индуистское или не индуистское, – усмехнулся отец Иван, – но, собственно, эта Брама и есть аномалия. А еще она является как бы негласной границей Кута…

– Погоди, – перебил я отца Ивана, – ты можешь мне конкретно сказать, в чем аномальность этой Брамы?

– Ха, если б я знал это, Дима, – батюшка немного повеселел.

– Кстати, сами местные, здесь в Черноморке, не очень-то верят в аномальность Брамы. Говорят, если б там действительно нечто было, то тут с города бы понаехало всяких уфологов, археологов и прочей братии. А так, никого особо эта Брама не беспокоит. Но разве что сфотографироваться на фоне необычного холмика… Вот и вся аномалия. Правда, мне еще в городе один умник рассказывал, что Брама пробуждающаяся аномалия. Мол, лик земли меняется. И меняется основательно. Климатические катаклизмы, это только видимая сторона процесса. Собственно речь идет о том – сохранимся ли мы, как цивилизация, или сгинем в огне апокалипсиса? Вот и пробуждаются всякие спящие аномальные зоны, как вулканы… Интересная, конечно, теория. Но я практик.

– Тогда еще один вопрос, – сказал я, – что все-таки произошло с этим иеромонахом Василием?

– Никто толком не знает, – вздохнул отец Иван. – Пропал куда-то. Лично я думаю, что просто тихо сбежал. Наверное, крыша у человека поехала от одиночного сидения в дыре. Да и искушения всякие. Вообще, для молодого монаха ведь это смерть, когда из монастыря вырывают и вот в такую дыру засовывают…

– Слушай, а почему ты так уверен, что этот Василий сбежал. А вдруг его того... Понимаешь?

– Не совсем.

– Ну, вдруг там, под вывеской тех же иеговистов, особо опасная оккультная секта. Места-то ведь глухие. А священников сейчас довольно часто убивают. Всякие сатанисты.

– То есть, – отец Иван сморщил лоб, – ты хочешь сказать, что нашего иеромонаха убили?

– Ага.

– И в землю закопали, и надпись написали?

– Нет, ты подожди шутить. Ты все-таки, подумай. В наше время ничего исключать нельзя.

– Ладно, – нехотя согласился отец Иван. – Завтра же посетим Красный Кут. Может, что-то и прояснится… Ну а так, друг мой, основное я до тебя довел.

И отец Иван надолго замолчал. Молчал и я.

На нашей маленькой кухне повисла тишина, наподобие той, что я пережил в степи. Только здесь она была еще глубже, еще ощутимее.

В этой тишине отчетливо, выпукло слышалось, как где-то далеко лает местная собака, а совсем рядом скрипит калитка, и в отдалении, только в другой стороне, гогочут гуси. И весь этот нехитрый набор звуков на фоне потрясающего, пронзительного безмолвия – вселенского, невыразимого человеческим языком.

Сидеть бы так и сидеть; молча наблюдать, как первые вечерние сумерки незаметно ползут со стороны полутемного коридора, и ни о чем не думать (особенно о завтрашнем походе в загадочный Красный Кут и обо всех тех аномальных неприятностях, что нас неизбежно подстерегают).

Просидеть бы так все отпущенное нам на Красный Кут время. И только благоговейно слушать, как лает где-то собака, скрипит под порывами ветра калитка, гогочут гуси. И пусть бы в этом заключалась вся наша миссия. Сидеть и слушать тишину…

Отец Иван хлопнул себя ладонью по лбу. Звук был, как выстрел. Я даже подпрыгнул на стуле.  

 – Да, насчет иеговистов. Чуть не забыл. Хотел тебе сразу показать. А то мы что-то немного приуныли.

 Батюшка встал, вышел в комнату и вернулся назад с журналом «Сторожевая Башня» в руке.

– Иеговистов я не люблю, но картинки у них очень интересные. Очень такие реалистичные. Картинки я смотреть люблю. Вот, полюбуйся, – отец Иван придвинул ко мне журнал, – смотри, как красочно они рисуют царствие Божие на земле. Вот что будет, когда Иегова на планете новое мировое правительство установит.

На обложке иеговисткого журнала было изображено будущее «Царство» – яркая сочная зелень, уютная лужайка, обилие солнца. На переднем плане маленькая девочка гладит совсем ручного льва. Рядом пасется ягненок. Чуть поодаль растут какие-то экзотические деревья с огромными цветами. За деревьями начиналась следующая поляна и на ней рабочие, в аккуратных оранжевых комбинезонах, строят дом. Рядом с домом, взявшись за руки, гуляют счастливые семейные пары с детьми.

На заднем плане иеговистского пейзажа изящная излучина реки. За рекой вздымаются величественные горы, уходящие своими вершинами в необычайно белые пушистые облака. Так и хочется прижаться к ним щекой… Нарисовано неплохо. И все-таки что-то не то.

Мой взгляд вернулся к «райским работягам». Я заметил, что рабочие поголовно в касках. То есть, они работают с соблюдением всех мер безопасности. До меня, наконец, дошла дикая нелепость картинки – в царстве Божием и в касках!!! С соблюдением всех мер безопасности! И это-то в Царстве Божием! Нет, такое даже нарочно не выдумаешь! Эти наслаждаются Божием царством, а эти вкалывают! Так еще и в касках, строго по инструкции…

      Хохотали с батюшкой, как зарезанные. Я не помню, когда так в последний раз смеялся.



1 Иеромона́х (греч. Ἱερομόναχος) — в христианстве монах, имеющий сан священника. Иеромонахами становятся монахи через хиротонию или белые священники через монашеский постриг. (Материал из Википедии).