Мелкий апокалипсис | Библиотека и фонотека Воздушного Замка – читать или скачать

Роза Мира и новое религиозное сознание

Поиск по всем сайтам портала

Библиотека и фонотека

Воздушного Замка

Мелкий апокалипсис

Влажная дымка стелется над застывшими водами лимана. Медленно бредет по колено в воде какой-то мужик. Почти не сгибая ног, механическим, неживым шагом оногибает выступающие из воды валуны. У мужика мутные стеклянные глаза, он либо пьян, либо под каким другим «кайфом». Обогнув валуны, мужик выбирается на берег. И тут же с берега в воду бросается водяная змея. Чуть поодаль из воды высовываются сразу несколько змеиных голов. Змеи охотятся на бычков…

– Я это уже третий год слышу, – грустно вздыхает Максим, продолжая прерванный появлением мужика разговор. (Друзья расположились как раз на выступающих из воды валунах.)

– Режим вот-вот падет, режим давно в коме. Режим искусственно поддерживают. Согласен с последним утверждением. Но это ничего не значит. Искусственно поддерживать можно сколь угодно долго.

Максим вопросительно смотрит на Дмитрия.

– Можно поддерживать, – соглашается Дмитрий, – но не в этом случае. Режим обречен не сам по себе, обречены те силы, на которые режим поставил все свое существование… Впрочем, до выборов в США вряд ли что поменяется. Если в августе-сентябре ничего экстраординарного не произойдет.

– И после выборов может ничего не поменяться, – говорит отец Иван. Он сидит чуть поодаль от Максима и Дмитрия, у самой кромки воды. – Трамп может не победить. А скорее всего и не победит.

– Не имеет значения, победит или нет Трамп, – веско возражает Дмитрий, сам с удивлением прислушивается к себе: будто не он говорит, а кто-то другой. – Кто бы ни победил, победа не устроит никого. Это тупик. И в этом тупике поколеблются многие, казавшиеся непоколебимыми, мировые европейские и американские центры. Да только ли в выборах в Штатах дело! А референдум за выход из ЕС в Британии, а неизбежное укрепление позиций евроскептиков в самом ЕС! Распад западной либерально-ростовщической империи предрешен, и она распадется, так же как распался Советский Союз. Скоро Западу будет не до Киева. А без поддержки Запада киевский режим не продержится и нескольких месяцев. Впереди пробуждение новых сил. Новые союзы. Новые силы! Но очень важно, чтобы все обошлось без крови и дальнейших потрясений. Впрочем, ничего сказать определенно нельзя. Мир вступает в новую эпоху. Все старое перестает работать.

Максим уныло ковыряет носком ботинка прибрежную гальку и говорит:

– Все это философия, Дима, высокие материи… нет, я согласен со всем, что ты сказал. Но остается открытым вопрос: как нам, простым смертным, дальше жить? С июля тарифы на тепло опять в два раза вырастут. С сентября рост тарифов на свет. И это не предел. До зимы обязательно еще на что-то поднимут. Так что мы вполне можем после зимы стать бомжами. И режим этот вряд ли в ближайшее время исчезнет. До зимы точно ничего не поменяется…

– Это апокалипсис! – перебивает Максима отец Иван. – Я, конечно, говорю не о всепланетном, библейском апокалипсисе… Но то, что у нас происходит, это тоже апокалипсис, только малый, локальный, личный. Плохо всем. Не знаю ни одного человека, который бы сказал: после майдана мне стало здорово жить, лучше жить, сбылись мои мечты!

Отец Иван на минуту замолкает. Молчат и его спутники. Вокруг воцаряется неестественная, вязкая тишина. Дмитрий оглядывается. Мир все больше напоминает ему застывшую картонную декорацию в театре. Позади них пустынная нефтебаза. Поодаль морской порт. В порту хорошо видно большой сухогруз. Нарядный, с голубоватыми бортами, словно нарисованный на картинке. На том берегу лимана дождь поливает унылую, коричневатого цвета степь, виднеются крохотные коробочки дачных домиков. Трасса на Одессу только угадывается, по столбам и лесополосе. В другой стороне, за поворотом лимана к морю, мир как будто гаснет в серой и беспредметной дымке, там где воды лимана сливаются с дождливым небом.

Боже, почему так тоскливо, так пусто? – думает Дмитрий. Ведь вроде все нормально, он с друзьями. Откуда тупая безысходность? Хунта, Америка, ЕС – как все надоело! И этот застывший пейзаж... Это похоже на сон, на обычное тусклое сновидение. На самом деле он живет в другом, гораздо более реальном мире… Мысль показалась Дмитрию фантастической, но интересной. Дмитрий пытается вспомнить хоть что-то из того, «другого» мира… Нет. Ничего не вспоминается. В голове вертится Холм, стражи, недописанная книга. Возможно, недописанная книга и тот мир как-то связаны? Но как?

– Помнишь Симыча, гитариста группы «Сторож травы»? – отец Иван вопросительно смотрит на Дмитрия. Дмитрий кивает головой.

– Талантливый был музыкант. Еще в начале 90-х была у него возможность переехать в Питер, по музыкальной части. Но что-то не заладилось. Теперь вот на церковной паперти у кафедрального собора милостыню просит. Две недели назад был на приеме у епископа, видел его. Вот так-то вот. Апокалипсис.

– Поэтессу местную Иру Трухову кто знал? – спрашивает Максим.

– Я знал, – отвечает Дмитрий. – Но очень давно не видел ее. С года 96, 97-го.

– Покончила собой, – вздыхает Максим, – в прошлом году.

– Невостребованность?

– Да, – говорит Максим, – кому сейчас поэзия нужна? Пила она сильно в последние годы. Большие материальные проблемы. Так один к одному.

– Друзья, – говорит отец Иван, – раз уж заговорили о покойниках. Вот Диме будет интересно. Николая Счастливого помнишь? Община «Розы Мира»?

– Конечно, помню… что, тоже умер?

– Да. В начале киевского майдана. Внезапно слег. И готов. А с виду был совершенно здоровый. И отца Михаила помнишь? К которому мы в 93-м ездили на приход. Перед тем как к Николаю в общину попасть? Тоже умер. Перед самым майданом. А этого фермера-бизнесмена Хомяка, помнишь? Застрелился из ружья. Сразу после государственного переворота в Киеве.

– Жатва какая-то! Смертельная жатва! – восклицает Дмитрий.

– И я взглянул, и вот, конь бледный, и на нем всадник, которому имя смерть – торжественно декларирует отец Иван. – Да, друзья, жатва. И еще неизвестно кому легче, живым или покинувшим этот мир. Мне иногда приходится под утро ходить на сортировочный вокзал. Жене на работу передачу нести. Раньше идешь, в теплое время года, везде пьют, гуляют, какое-то движение. Сейчас идешь, город как вымерший. И у всех проблемы. Материальные, в основном. Реже – творческие, та же невостребованность. Хотя обычно первое тесно связано со вторым.

– Я вот о чем думаю, – говорит Максим, – а если этот режим всерьез и надолго? Ну, как было при установлении Советской власти. Многие враги советов тогда тоже думали, что большевики долго не продержатся. Со дня на день падут. С месяца на месяц. А советы так и не пали. Так и мы. Все ждем, что хунта со дня на день падет. А она и не думает падать. И кто мы, получается? Лишние люди! Смешные, отжившие свое неудачники. Кисы Воробьяниновы. Но будем еще какое-то время пузыри пускать. Пока система нас не сломает. Так и угаснем потихоньку.

– Есть одна существенная разница между большевиками и киевским режимом, – возражает Дмитрий. – Понимаешь, Максим, у современной власти нет созидательной, положительной идеи. Ну, кроме построения их, бандеровской Украины за счет зачистки всех, кто не «их Украина». Но что на таком фундаменте построишь? Да и ничего не построено! Наоборот, в техническом плане, например, тот же наш город корабелов дичает. Да, у большевиков был террор, тоже были лишние люди и много пролитой крови. Но помимо военного коммунизма был ленинский НЭП. И помимо сталинских чисток была индустриализация, просвещение… строили, строили, строили. Дороги, мосты, больницы. Была объединяющая всемирная идея интернационализма… Какое положительное ядро в сегодняшней киевской идеологии? Украина превыше всего. Хорошо. А дальше что? Хутор и вышиванки… Нет, на таких рельсах долго не простоишь. Этот режим обречен.

Максим вдруг яростно пинает носком ботинка гальку. Мелкие камушки, вперемежку с ракушками и песком фонтаном рушатся в зеленоватую воду лимана.

– Да, ты прав, – говорит он. – И все же... у нас так мало времени! Как ты там, отец Иван, говорил, насчет новых поколений, что успели уже вырасти после нас, после нашей рокерской юности: закончить школу, стать взрослыми. Мы же неизбежно стареем.

– Ничего, каждый возраст прекрасен. – А у нас нет выбора, нам остается только ждать.

Отец Иван согласно кивает головой. Мимо компании опять проходит пьяный мужик со стеклянными глазами. Теперь он двигается в обратную сторону. В руке у него дымится зажженная сигарета.

 

***

Отец Иван, Максим и Дмитрий карабкаются вверх по крутому склону. Они покидают лиман. Тропинка петляет среди низкорослого кустарника. Как партизанская тропа. Внизу, прямо под ними, нефтебазовский пляж. Можно было пересечь пляж и выйти на нормальную асфальтированную дорогу, которая не так крута; но отец Иван внезапно свернул на тропу. При этом еще и пошутил: мол, широкие пути ведут известно куда. А мы пойдем узкой тропой.

Друзья не возражали. Максим прокомментировал шутку батюшки по-своему: на оккупированной невидимым, но вездесущим врагом территории нам только и остается, что ходить партизанскими тропами. Дмитрий промолчал. Он только что испытал очередное странное чувство, наподобие того, что случилось с ним каких-то полчаса назад. Но сейчас это чувство было еще ярче. Они проходили пляж. Несмотря на дождливый день и «мелкий апокалипсис», народ на пляже присутствовал. Среди отдыхающих Дмитрий вдруг увидел молодую женщину. У нее было узкое лицо, прямой, немного мясистый нос, длинные темно-русые волосы и большие темные глаза. Дмитрий в какое-то мгновение вспомнил (нет, он точно знал!), что это Лариса-археолог. Он только удивился, что она здесь делает? Он почти уже окликнул ее. Но тут отец Иван резко повернул на «партизанскую» тропу. Они стали подниматься.

Дмитрий еще раз окинул взглядом молодую женщину и попытался убедить себя, что ошибся. Женщина, похожая на Ларису-археолога, пробудила в нем сильнейшее чувство раздвоения. Ему опять подумалось, что он сейчас спит, что это все сон, а подлинная, параллельная сну реальность – вот-вот он ее вспомнит. Пока же в памяти крутится только то, что параллельная реальность неким образом связана с недописанным романом и виденной только что женщиной на пляже.

Подъем закончился. Но они по-прежнему двигаются по петляющей тропинке, среди бесконечных кустов. Вокруг ни души. Странно, должна быть железная дорога, – проносится в голове Дмитрия. Частный сектор. За ним спальный микрорайон. Затем рынок, пустырь и парк, за которым привокзальный район, где обитает Максим. Там же остановка… Но ничего этого нет!.. Идем другой дорогой? Впрочем, какая разница. Отцу Ивану и Максиму видней, они здесь живут. Гораздо важнее другое. Дмитрий чувствует, как отец Иван и Максим постепенно от него отдаляются. Внутренне отдаляются. Вот между ними разговор, видимо начатый еще до появления Дмитрия. И разговор какой-то совершенно тусклый, обыденный. Все о каких-то знакомых. Кто-то разводится, кто-то судится, кто-то спился, кого-то «съел» епископ, кто-то заболел паранойей на фоне последних политических событий…

Отец Иван внезапно останавливается:

– Пришли, – говорит он Дмитрию. – Нам пора.

– Да, пора, – кивает головой Максим. – Извини. Скоро увидимся. А пока – пора.

– Как, пора. Где мы? – Дмитрий в недоумении вертит головой. Вокруг по-прежнему кусты, но где-то впереди смутно маячит девятиэтажка.

– Возле моего дома, – говорит Максим. – Иди прямо, по этой тропинке и как раз выйдешь к остановке.

Отец Иван в нетерпении выуживает мобильник:

– Не прощаемся. Увидимся… давай, брат.

Он машет рукой и исчезает в кустах, за ним исчезает Максим. Дмитрий остается один. Он растерянно оглядывается. Первое естественное чувство, что вспыхивает в нем, – обида. Как-то не по-людски расстались. Отец Иван и Максим будто сбежали от него. Почему? Что-то неуловимо изменилось в его жизни. Но что? Пока ясно одно – близкие друзья, особенно отец Иван, отдалились. Стали другими. Он теряет друзей.

Дмитрий продолжает свой путь в одиночестве, стараясь не думать ни о чем. Тропа перестает петлять, она становится шире и идет прямо, как магистраль. Кусты теперь выше и образуют над головой как бы свод. Все это напоминает тоннель. И тоннель смутно знакомый. Будто он уже шел по точно такому же проходу в кустах. Но где, когда?

Вдруг Дмитрий выходит из тоннеля. Выходит прямо в своем дворе. Первое мгновение он не верит глазам. Но тут же вспоминает, что именно по такому тоннелю он покидал свой дом… Смутно помнится гроза… да, он стоял на балконе. Потом вошел в тоннель. Прошел. Кажется, был Отшельник. Или кто-то на него похожий. А потом…

Дмитрий замирает. Он буквально физически ощущает, что вот-вот все вспомнит. Все! Только не потерять это ощущение. Дмитрий быстрым шагом идет домой. Почти бежит. Он интуитивно чувствует: отгадка дома. Хорошо, что во дворе не единой души. Вот он уже поднимается лифтом на свой шестой этаж, открывает дверь квартиры. Входит. В квартире как будто незримая перестановка. Наверное, он очень долго отсутствовал. Дмитрий входит в комнату. Его совсем не удивляет, что компьютер уже работает.

На экране монитора, на зеленовато-голубом фоне важный кот (его фото с подписью «Корифей» пришито тут же), дальше следуют слова, писанные этим самым Корифеем: «Никто не знает своих границ. Даже наш Пафос…» Ниже фото пса – дворняга с огромными глазами, в глазах застыла вселенская грусть. Это и есть Пафос. Пафос обращается к Корифею: «Корифей, возьми меня с собой как-нибудь Туда... Я тоже пригожусь. Я сообразительный бываю… Пестрый, мне... я... пожалуйста... хоть краем глаза увидеть...»

Что увидеть? Куда взять? Размышляет Дмитрий. Тут в его памяти вспыхивает имя – Пестрый!

– Я тоже тут! – откликается веселый голос. Дмитрий оборачивается и видит Пестрого, прямо у себя в комнате. Пестрый склоняется к монитору, от Пестрого пахнет лесом.

– Да-да, – говорит Пестрый, – помню. Я обещал взять Пафоса на Совет. Вместе с Корифеем. Сегодня вечером Совет, просыпайся, Дмитрий.