Один день Дениса Ивановича | Библиотека и фонотека Воздушного Замка – читать или скачать

Роза Мира и новое религиозное сознание

Поиск по всем сайтам портала

Библиотека и фонотека

Воздушного Замка

Один день Дениса Ивановича


Сергей Борчиков
малая философская проза

9

Александру Исаевичу Солженицыну

в ответ на повесть

«Один день Ивана Денисовича»

 

 

– Я должен как-то изменить свою жизнь! – сказал Денис Иванович не то себе, не то какому-то воображаемому собеседнику, проснувшись.

Из темного угла комнаты вытянулось свиное рыло и возразило:

– Тебе же пятьдесят лет, а ты каждый год меняешь свою жизнь. Не надоело-о-о?

Он только собрался парировать удар, как вдруг включился радиоприёмник и визгливый женский голос произнес:

– Осторожно, двери закрываются. Следующая остановка… начинается.

– Фу, чертовщина какая-то, – подумал Денис Иванович и посетовал: – Как тут изменить жизнь, когда «остановка начинается»?

Прибежал кот Басилевс (в обиходе – Бася) и лег рядом с хозяином, не обращая внимания на свиное рыло, которое зависло под потолком.

– Что делать, что делать? – свистел в форточке ветер в унисон мыслям.

– Если лето, собирать ягоды и варить варенье. Если зима, есть это варенье, – вспомнился ему совет Василия Васильевича Розанова.

– Сейчас весна, я уже съел всё варенье, – вспылил Денис Иванович и инстинктивно сжал коту лапу. Кот взвизгнул и ретировался. Рыло сделало гримасу и исчезло. Приёмник выключился, но женский голос остался:

– Ты хочешь меня? – был его сказ.

– Я должен как-то изменить свою жизнь, – чеканя каждое слово, произнес в ответ Денис Иванович, – а ты мне всё «хочешь – не хочешь».

– Ты должен меня, – уцепившись за слово, опять выплыло свиное рыло…

 

***

 

– Какой сегодня отвратительный день, – думал Денис Иванович, идя на работу.

Было пасмурно. Снег, вчера подтаявший, за ночь замерз и хрустел под ногами. Дул сильный ветер и вызывал пронзающий тело озноб.

Вдруг кто-то слегка толкнул Дениса Ивановича в спину. Он почувствовал свиное рыло.

– Исчезни! – прорычал он сквозь зубы, и рыло исчезло.

Где-то включился репродуктор, и зычный женский голос разнесся по улицам:

– Передаем сигналы точного московского времени, – и замолк.

– Опаздываю, подумал Денис Иванович. – Но где же сигналы? Сигналы где?

Томительная пауза продолжалась, а затем тот же голос торжественно произнес:

– Время остановилось.

– Как так? – недоумевал Денис Иванович. – Остановка начинается, время останавливается. Я живу, но думаю менять жизнь. Я умру, но…

Однако за этим «но» тоже ничего не последовало, и, как он ни напрягался, в голове не думалось.

– Ну и чёрт с ней, со смертью, – подытожил он, измаявшись.

И как только он это подумал, снова выплыло свиное рыло и прохрюкало:

– Я твоя смерть.

– Ну и смерть, – рассмеялся Денис Иванович. – Ха-ха-ха, смертью быть захотелось. Рылом еще не вышло.

– Рыло рылом рыло рыбу, – вдруг вырвалось у него.

И рыло тотчас превратилось в рыбу. Рыба, выпучив глаза, обиженно завиляла хвостом и уплыла с глаз долой, просачиваясь меж домов.

– И слава Богу, – успел подумать Денис Иванович и зашел в учреждение.

 

***

 

Уже семь с половиной часов Денис Иванович сидел в учреждении, а какой по счету день – он и со счету сбился. Даже без учета високосных лет. До конца работы этого дня оставалось полчаса, но он думал: вечность.

Свиное рыло умерло, растворившись в вечности.

Женский голос констатировал:

– Ну и дурак.

– Как так? – недоумевал Денис Иванович. – Я ведь всю жизнь положил во благо. Почему дурак?

– А ты ведь и зло делал.

– Да, делал. Делал, – вспомнил Денис Иванович, и ему стало стыдно…

Пока было стыдно, прошло еще пятнадцать минут. Из забытья Дениса Ивановича вывела пиявка, которая присосалась к голове и вытягивала его мозги.

– Зачем ты это делаешь? – спросил он.

Пиявка молчала.

– Отчего ты молчишь? – не унимался Денис Иванович.

Пиявка молчала.

– Ну ты и пиявка, – констатировал Денис Иванович и посмотрел в окно. Окно было занавешено жалюзи.

– Тьфу! – выругался он.

Продолжалась тишина. Оставалось несколько минут.

– Что делать? – ныло сердце.

– Скоро, – отвечал ум.

– Осторожно, двери открываются, – произнес женский голос.

И тотчас двери открылись. Денис Иванович оделся, вышел из здания и пошел к дому. Наедине с собой…

 

 

2003 г.