Медитация над изнанкой | Библиотека и фонотека Воздушного Замка – читать или скачать

Роза Мира и новое религиозное сознание

Поиск по всем сайтам портала

Библиотека и фонотека

Воздушного Замка

Медитация над изнанкой

Автор: 
Категория: 

 

VII-2

Медитация над изнанкой,

порабощённость родонизма её силой и мощью.

Сокрытые цели родонизма.

 


ДАМА. Но в чём же окончательно смысл этой драмы? И я всё-таки не понимаю, почему ваш антихрист так ненавидит Бога, а сам он в сущности добрый, а не злой?

Г.Z. То-то и есть, что не в сущности. В этом-то и весь смысл. И я беру назад свои прежние слова, что «антихриста на одних пословицах не объяснишь». Он весь объясняется одною и при том чрезвычайно простоватою пословицей. «Не всё то золото, что блестит». Блеска ведь у этого поддельного добра – хоть отбавляй, ну, а существенной силы – никакой.

Владимир Соловьёв (Три разговора)

 


Окончательное, самое соблазнительное зло должно иметь обличие добра.

Н.А. Бердяев

(Новое религиозное сознание и общественность)

 

 

Нельзя долго медитировать над злом: такая медитация чревата заражением чувствилища и даже незаметным для сознания уподоблением – сначала стилю, а потом и сути инфернального. Я уже неоднократно обращал внимание читателя на тот потрясающий символ, говорящий о природе сокрытой за ним реальности красноречивее любых философских доводов, на тот просто вопиющий знак, что конструкция квази-рм-эгрегора скопирована с «конструкции миров античеловечества», так метафорически точно и мифологически глубоко описанных Даниилом Андреевым! Если мы понимаем, что такой символ не может быть абстрактной случайностью, то нужно постараться прочесть его.

Вот смысловые пласты, что мне удалось вскрыть в этом символе. Так действует в нашем мире главный закон искусства – подобное к подобному. Инспиратор родонизма – дух подражательный, не способный измыслить ничего принципиально нового. Мистическому натурализму почти недоступны ни для понимания, ни для созерцания миры восходящего ряда. Чем выше мир – тем он духовнее, тем меньше он похож на царство необходимости. Подлинная реальность и реальность объективная отнюдь не синонимы. Синонимами они становятся только в рамках научного мировоззрения. Каким бы огромным ни был сужающийся конус этого мировоззрения, распространялся бы он только на физическое пространство или на все слои космоса, за его границами остаётся бесконечность духовных миров, по сравнению с которой любой сужающийся конус стремится к нулю (даже в узком математическом смысле). Но всё, что не улавливается  отражателями объективной реальности, кажется такому мировоззрению в лучшем случае субъективной фантазией. Поэтому неизбежно, что внимание родонизма сосредотачивается не на подлинной духовной реальности, а на мирах, которые он может воспринимать адекватно, на мирах падших, омрачённых или тёмных. А миры светлые мыслятся по аналогии с этими объективированными пространствами. И получается, и не может уже быть по-другому, что действуют в истории и оказывают на нас влияние по преимуществу инфернальные игроки. Родонизм признаёт знание о мирах Света за знание объективное, но внутренне медитировать над этим знанием он почти не в состоянии. Зато очень любит это делать над мирами инфернальными.

Есть закон духовной жизни: на чём душа сосредотачивает своё внимание – образом и подобием того становится. Медитация над инферно (безотносительно оценки там происходящего) выгодна демоническому началу: главное, сосредоточить внимание на себе, заворожить своей мощью, «остальное приложится». Дьявол – «попса» и «китч» в самом вульгарном, в предельно сниженном варианте. Сила и мощь зла внушается самим злом и является таким же обманом, как и всё исходящее от духа небытия. Внушённый душе страх перед силой зла и есть самая популярная адская ловушка. Когда душа начинает верить в мощь и силу зла, она теряет веру в силу и мощь любви и творчества. Так перетекает энергия души от бытия к небытию, и ею подпитывается вампирический дух. Без постоянного высасывания из душ живых их эроса этот дух не может длить своё квазибытие вообще. Сосредоточенность души на творческом созидании выбивает почву из-под ног дьявола, делает его пустым и скучным. Вот почему именно творческое начало в человеке, его эрос, так приковывает внимание зла: извратить, перенаправить это начало от бытия к небытию и есть злая воля. Зло и ложь могут существовать только на чём-то подлинном, на том, что возжигает новый свет; сами по себе – без внешнего источника света – они не существуют.

«Инквизитор твой не верует в Бога, вот и весь его секрет!» – восклицает Алёша Карамазов, прослушав поэму брата. Знать и верить не одно и то же. Нельзя верить в Бога, презирая человека и считая его обусловленным внешними силами. В этом христианство и в этом его нравственная несовместимость с родонизмом. Нельзя верить в Бога и быть завороженным диалектикой зла. Родонизм верит в Метазнание. Человек марионетка, всё в его судьбах решается расстановкой метаисторических сил. Пусть там действуют и Силы Света, но они почему-то так похожи на Силы Тьмы: оба лагеря меряются силою – и всё в нашем мире зависит от того, кто кого в мирах иных поборол (поработил). Это и есть загипнотизированность Злом, признающим только внешнюю причину. Родонизм всё время гадает, какие иномирные игроки стоят за тем или иным событием в человеческой истории. Родонизм знает и признаёт на словах центральное положение Божественного Логоса, но на деле доверяет только объективированному знанию. Либо человек образ и подобие Божие и главное в нём творческое начало – либо человек обусловленное существо. В какого человека верит родонизм? В какого человека верит, такому богу и служит. Вера – это внутренний и свободный выбор, а не логическая концепция и не богословская схоластика.

Зло надо знать, но в него нельзя верить. Страх зла вызван верой в его силу. Разоблачить зло – значит показать его настоящую суть, его самодовольную ничтожность. Мы смогли обнаружить главный соблазн родонизма, его центральное искушение – это гордыня равенства. С позиций Метазнания можно любого гения похлопать по плечу. Это соблазн, но он несоблазнителен, а со стороны выглядит просто глуповато, как надутый индюк. Хотя порою жутко за судьбу человека и очень жалко душу живую, поддавшуюся этому бездарному искушению.

Дьявол начинается с пены на губах ангела в борьбе за правое дело.1 Дьявол торжествует победу, когда ему удаётся внушить к себе злые, то есть дьявольские чувства.2 Эти живые, опытом большого сердца рождённые слова могут служить сильнейшим противоядием от злобной зависимости и стать действенной защитой от чар зависти. Стоит вовремя вспомнить эти афоризмы – и сразу видна главная ловушка «рыжего клоуна», который и жалок, и совсем не опасен, пока не становишься рядом с ним на четвереньки и не начинаешь гавкать в ответ, то есть – пока не пользуешься его методами и не соблазняешься их низкой ценой.

 

Подведём итоги. Равенство всех клеток бывает только в трупе. Но смерть начинается с болезни, с неуловимых подмен (вирусов). В культурном организме – это подмены духовные. Три ключа Розы Мира родонизм подменяет своими, сделанными по образцу трёх искушений, которыми соблазнился Великий Инквизитор. Это не ключи уже, но отмычки; от дверей не жизни, но смерти.

Женственный дух Розы Мира творит атмосферу всемирной отзывчивости, где каждая из систем начинает осознавать себя живой проекцией Единой Истины. Родонизм хочет создать универсальную концепцию, призванную вести к примирению все религии и культуры и слить их в родонизме. Родонизм выступает ведущей силой, свысока указывающей новое отношение ко всему в мире. Это новое отношение зарождается не внутри религий и культур, не в их диалоге, но спускается сверху как доктрина. Не имея собственной великой Традиции (своего Трансмифа), родонизм паразитирует на всех традициях, как бы выделяя из них общее и главное. Такой синтез духовно не обогащает, но обедняет. И потому является злом, и потому ему будут сопротивляться все здоровые силы внутри церквей. Вместо атмосферы доверия в воздухе разливается атмосфера вражды и нетерпимости, а единственным спасением от войны всех против всех становится духовидческая доктрина, сама же эту вражду и генерирующая!

В Розе Мира религиозное оправдание человеческого творчества сближает религию и светскую культуру, делает их взаимопроницаемыми.[9]3 Культура становится одухотворённым служением, исполненным высшими религиозными смыслами. В религиозных конфессиях возгорается пророческий дух. Мифическое чувство истории способствует объёмному мировоззрению. Воздух поэзии, проникая внутрь религиозных традиций, делает их более гибкими и открытыми диалогу, а главное – испытывающими жажду общения. Родонизм сводит творчество до служебной функции, иллюстративного инструментария. Истина представляется незамутнённым отражением внешнего мира, творческое начало самой истины исключается как помеха. Пророческий дух лишь совершенный проводник метаинформации, из которой складывается Великое Знание, под его куполом усредняются все прорывы религиозного и культурного гения прошлых эпох. Метакалька накладывается на любое творческое содержание и устраняет из него всё субъективное. Ни о каком принципе дополнительности, ни о каких антиномиях не может больше идти речи: всё увязывается в универсальную концепцию, дающую объективную картину мира. Мир становится предельным торжеством логически непротиворечивой необходимости.

Роза Мира возжигает новый огонь веры – будит личную свободу совести. Мистическое, находившееся либо под грузом закосневшей догматики, либо отодвинутое как что-то проблематическое на периферию религиозной жизни, вновь получает право быть услышанным. Религия перестаёт быть уделом духа статического. Роза Мира возвращает религии динамику, открывает новые горизонты, но не покушается на Великие Символы, а вносит в них новую жизнь. Родонизм хочет стать наукообразной верой, которая объективнее «слепой веры» старых церквей. Родонизм верит в методологию, а не в творческое возгорание истины, внутреннее пространство ему почти недоступно. Научность, лишь расширенная на новые методы познания, остаётся основой его мироощущения: как оккультное родонизм именует «духовным», так и веру считает средством получения знаний. Разработкой методологии родонизм и хочет сделать свою традицию, найти объективный критерий, отделяющий истинную духовидческую информацию от ложной.

 

Итак, три ключа Розы Мира: Общение (атмосфера), Поэзия (творческое начало, объёмное мировосприятие) и Вера (свободное духовное избрание) заменены в родонизме: Концепцией (общий знаменатель), Информацией (отражательное познание) и Знанием (объективная картина мира, единственный оценочный критерий).

Все это было бы лишь игрою абстракций, если б не вело к определённой исторической цели. Новая эпоха – эпоха синтеза двух культурно-социальных структур, средневековой и гуманистической (действительно объективный процесс). Родонизм – это синтез по плану Великого Инквизитора: средневековый мистический коллективизм скрещивается с душевной структурой научно-безрелигиозного этапа. В итоге получается жуткий гибрид, который Константин Леонтьев уложил в формулу «социализм-самодержавие-мистика». Этот синтезированный культурно-социальный гомункул – навязчивая мечта Великого Инквизитора и волевая историческая установка демона родонизма.

Интернет всё больше становится основной ареной информационных глобальных войн, отсюда и такое внимание у разных мистических сил к росткам новой духовности в его интерактивном пространстве. Что-что, а видеть дальше родонистов их незримый инспиратор способен. Сокрытые цели рм-демона, как ступени от простого к сложному, можно, по всей видимости, описать так:

Людей, собравшихся во имя идеалов Розы Мира и всемирного братства, заставить бесконечно враждовать друг с другом, разжигая в них низменные страсти, питаясь излучениями этой вражды и постепенно входя в силу. Высмеять их веру в их же идеалы, обесплодить их творческий дух и сделать его достижения не имеющими никакой ценности в культуре. На наглядном примере этого сообщества продавливать в человеческие сознания пессимистическое видение исторической перспективы. Максимально дискредитировать имя Даниила Андреева в Сети. Дискредитировать Сеть как таковую. Отработать технологии проецирования инфернального в интернете. Научиться воплощаться в этой реальности и воздействовать напрямую на человеческие души, пассивно погружающиеся в сетевое пространство. Отработать несколько идеологических конструкций, при помощи которых в будущем всечеловеческом братстве можно запустить механизмы раскола и вражды. Создать несколько вариантов идеологических квазиальтернатив. Нащупать душевные струны, наиболее отзывчивые на соблазн равенства. Заранее подготовить человеческий материал, усовершенствовать свои орудия. Взять на заметку тех, кто не подчинился или освободился. Заодно постараться устранить ошибки, приведшие к такому срыву. Всеми возможными способами работать на усиление мировосприятия сужающегося конуса.



1 Григорий Померанц.

2 Николай Бердяев.

3 Религиозное осмысление человеческого творчества – главное содержание новой эпохи. Это и откровение, и сердце Розы Мира; в этой точке сходятся все лучи, все вектора этой эпохи. Подмены здесь чреваты самыми страшными и непоправимыми последствиями для человечества. В приложении [9] см. выборку афоризмов Н.А. Бердяева из книги «Философия свободного духа». Каждый из них помогает уловить самую суть тех изменений во взаимоотношениях религии и светской культуры, что должны стать основой нового религиозного сознания; и каждый из этих афоризмов можно взять эпиграфом к «Розе Мира» Даниила Андреева. Без духовной прививки к «Розе Мира» религиозной философской мысли почти не остаётся шансов уберечь поклонников творчества Даниила Андреева от влияния духа родонизма. Роза Мира может расти только на доброй культурной почве – вырванная оттуда, она неизбежно становится родонизмом.