Существенные тактические ошибки | Библиотека и фонотека Воздушного Замка – читать или скачать

Роза Мира и новое религиозное сознание

Поиск по всем сайтам портала

Библиотека и фонотека

Воздушного Замка

Существенные тактические ошибки

Автор: 
Категория: 

 

III-2

Существенные тактические ошибки:

Подмена государственной риторикой культурной иерархии качеств.

Вынесение Даниила Андреева из культурного контекста.

Что такое квазиэгрегор?

 


Свобода, взятая отвлечённо, пустая свобода ни для чего есть рабство, бесхарактерность и безличность. Свобода должна иметь свой предмет, должна быть на что-нибудь устремлена.

Н.А. Бердяев

(Новое религиозное сознание и общественность)

 

 

Война всех против всех есть не осознаваемая идеологами подспудная цель родонизма. Это ведущая волевая установка духа, курирующего рм-сообщество. Мы рассмотрели выше глубинные подмены родонизма и системные ошибки его проводников (ошибки с точки зрения истины; для демона это никакие не ошибки, а хорошо выполненный заказ). Есть ещё целый комплекс существенных тактических «ошибок», помогающих как нельзя лучше разжигать низменные инстинкты, сеять раздор и опутывать ложью. Рассмотрим ниже в качестве примера только две таких «плевелы» из букета рм-демона, но самые значимые и живучие:

а) Суть одной из них такова: перенос реалий государственных на реалии культуры и её интернет-сегмента в частности.

б) Суть второй – это вынесение Даниила Андреева из культурного и христианского контекста. Для инспиратора родонизма – это стратегическая задача. Но со стороны самого рм-сообщества это выглядит лишь временной тактической ошибкой, лишь типичной аберрацией любого фаната, невольно стремящегося поставить предмет своего поклонения надо всем в мире. Хотя почему-то родонисты именно здесь оказывают упорное и непримиримое сопротивление (вряд ли ими самими толком осознаваемое) и восстают против малейшей угрозы рассмотрения Даниила Андреева в одном ряду с другими гениями, против восприятия его поэзии изнутри русской поэтической традиции, против переклички его мифологии с религиозно-философскими и мистическими прозрениями других наших вестников и мыслителей. Само желание видеть Даниила Андреева не вознесённым надо всеми представителями русской культуры без сравнения, а в дружеском и уважительном общении с ними, вызывает неадекватную по накалу агрессии реакцию со стороны идеологов родонизма. И я ничем не могу объяснить эту их агрессивность в таком, казалось бы, безобидном вопросе, кроме как вспыхивающей и идущей помимо их сознания реакцией самого рм-демона, для которого это вопрос воистину жизни и смерти: внутри культурного и христианского контекста Даниил Андреев и его последователи становятся недоступны для главного соблазна родонизма, выходят из поля его воздействия.

Именно эти две тактических «ошибки» рм-идеологов позволили тёмному началу создать в Сети механизм манипулирования душами, «квази-рм-эгрегор». О нём – в конце настоящей главы.

 

 

а) Подмена государственной риторикой культурной иерархии качеств.

 

В культуре нет никаких демократических, равно как и авторитарных образований. Это реалии государства, а не культуры. В культуре – все проекты авторские. И других не бывает. Взаимоотношения внутри коллектива выстраиваются самой жизнью, самим творческим процессом, люди органически подбираются и притираются друг к другу в зависимости от конкретной задачи и замысла данного проекта. Государство же есть подмена: формализмом и количеством – содержания и качества культуры. Это не только разные, но противостоящие друг другу в глубине духа реальности. Государство пытается испокон века навязать свои правила культуре и скопировать на неё свою квазиреальность. И когда это государству удаётся, культура вырождается в официоз и масскульт, а по сути – в антикультуру. Будь то в деспотических и имперских образованиях или демократических, результат везде одинаков: перенесение реальности государства на культуру кончается смертью подлинной духовной культуры и, как следствие, вырождением нации, а потом и распадом самого государства (паразит погибает вместе с организмом, который убивал; это рок демонического).

Подмена личностного индивидуализмом, соборности – коллективизмом, авторского – авторитаризмом, качества – количеством, духовного восхождения – уравниловкой формы. Вот вектор огосударствления культуры. Государство соблазняет свободой от Выси и Качества, равенством всех – перед тираном, или законом, или долларом: неповторимое содержание личности подменяется безликими функциями, для всех одинаковыми. Личность кастрируется духовно, сама того не замечая. И борцы с государством, видящие во всём лишь государство и сосредоточенные на государстве (пусть с отрицательным знаком), становятся проводниками реальности государственной – это диалектика медитации. Повышенная сосредоточенность рм-форумов на «инферно-политике», как на ведущей исторической силе, поощряется самим инфернальным началом, и закономерен итог этой сосредоточенности – подсознательное копирование инфернальных структур на свою среду и подражание этим структурам.1

Инициаторами демократического обустройства рм-форумов (правое крыло квазиэгрегора) противопоставляется «авторитарным» ресурсам (левому крылу и центру) не содержание, но форма управления. Первая ложь. Следующая, ещё худшая: упорное навязывание государственной риторики сетевым ресурсам, находящимся в поле культуры: «диктатура», «демократический», «самовластье», «тоталитарный», «легитимный», «конституция» и т.п. Слова-фикции, словно магические заклинания (а так и есть!), формируют отношение людей к реальности и создают свою квазиреальность. Аналогии в «истории рм-форумов» – с целенаправленной последовательностью! – проводятся исключительно с теми или иными государственными, а не культурными образованиями. А личности сравниваются исключительно с государственными деятелями. Любая авторская воля позиционируется как авторитаризм и диктат, её оценка идёт не по содержательной, а по вторичной и поверхностной административной шкале. Интернет-среда, на сегодняшний день, наиболее независимая область культуры, подлинная альтернатива официозу и масскульту, великий шанс для мира – без всякого преувеличения! И самое отвратительное, что только можно придумать, это скопировать на свободную интернет-среду реалии государственные, увести людей от культурного делания в бессмысленную имитацию государственных институтов внутри сетевого пространства.

Люди выбирают себе ресурс свободно, и каждый творческий коллектив живёт органически. Навязывать ему структуру государства, любого: демократического или авторитарного (знак не важен, важен модуль), – значит совершать двойной обман: это, с одной стороны, навязывать культуре чуждые ей правила игры, а с другой – свободному пространству бюрократические фантомы. Грех подмены не в утопичности затеи, утопичность лежит на поверхности: без реальных рычагов принуждения никакая модель государственного устройства работать не может, в Сети она нежизнеспособна по определению. Грех этой гипнотической риторики в том, что подменяется сама свобода (которой соблазняют!) вопросами второстепенными и несущественными. Люди погружаются в административную тщету. Акценты смещаются в сферу формального. Происходит изолгание мотивов, навешивание идиотских ярлыков. Занятые административными дрязгами теряют не только способность, но и потребность в созидательном творчестве. Административные страсти погружают зацикленных на них в разгул низменной стихии. Запускается бесконечное шоу, копирующее масскульт и намыливающее его общие места.

Государство торжествует победу над культурой, когда ему удаётся погрузить людей в свою риторику. Привыкая питаться суррогатами и остренькими страстями, душа теряет вкус к восприятию подлинного. Соблазнившись свободой от качества, она становится рабою материи. Вот главный и подспудный грех любителей государственной риторики по отношению к инернет-проектам и к людям, занимающимся творчеством, а не административным разделением друг друга «по цвету штанов» и месту в каких-то «виртуальных креслах». Межличностные склоки и войны рм-группировок – следствие этой подмены.

Имитация творчества, общения и деятельности – вот широкий путь, которым соблазняет сетевой родонизм. Замещение подлинной реальности происходит шаг за шагом, незаметно для погружающегося в фантом. Нужно сравнить одного и того же человека до и после нескольких лет квазижизни, чтобы увидеть её плоды. Люди не замечают, как в мышиной форумной возне гаснут их творческие способности, как духовная жажда удовлетворяется суррогатами. Люди обвиняют кривые зеркала друг друга, не понимая, что виновата сама среда. Но главная беда в инерции восприятия – в том, что задержавшимся на форумах постепенно начинает нравиться именно имитация жизни. А против нравится уже все аргументы бессильны.

Только на примере одного слова «администрация» можно показать, какую власть над душами могут обретать фикции слов. Администрация – это наёмный менеджмент, выполняющий распределительные, исполнительные и властные функции и обладающий для этого целым набором рычагов. Это не созидательное, но распределительное начало. Являются ли администрацией: родители, Родина, автор книги, режиссёр фильма, архитектор, Логос, Бог? Можно ли их переизбирать? Можно сбежать, уехать, отказаться, не ходить, не смотреть, не слушать, но переизбрать нельзя. Если у книги переизбрать автора – это будет другая книга. И её надо написать самому.

У форумной администрации никакой власти, какая есть у любой администрации самого паршивого треста, нет в помине. Та часть культуры, что смыкается с государством (коллективные проекты, требующие больших финансовых затрат), имеет и свою административную часть; и администратора там можно либо назначать, либо избирать. На интернет-форуме нет даже таких смычек с бюрократическим миром, какие есть в коллективных проектах в «реале». Форум кто-то открывает, регистрирует домен, закладывает идею, приглашает для воплощения этого замысла людей. Это авторы. Администратор же приходит на готовое. Президент России – это администратор. Его можно переизбирать. И он подотчётен народу. А творческий проект «Россия» – это авторский проект демиурга метакультуры и соборной души. Их нельзя переизбрать, не погубив сам Замысел. Они подотчётны только совести и Богу, а не избирателям. Они творчески абсолютно свободны. Это не администраторы – это авторы. Творческая власть Замысла и власть бюрократическая – полярны по духу. Только первая – от Бога. Вторая же – пародия. Государство имитирует Замысел демиурга. Государство и есть «обезьяна культуры».2

Административный подход к форуму – антикультурный. Если ставить вопрос о выборе администратора, то актив форума должен его нанимать и платить ему зарплату. Тогда будет моральное право требовать с него отчёта о проделанной работе. Если возможности нанимать прислугу и платить ей нет, то хозяева, построившие дом и приглашающие к себе гостей, берут на себя черновую работу. Упрекать добровольно взявших на себя роль прислуги во властных амбициях может либо наглец (покуражиться, положив ноги на стол), либо глупец, который заблудился в словах.

В подлинно творческом акте рождённый проект – детище для его авторов. Ну, и куда тут с голосованиями и процедурами? В государственной иерархии по-настоящему реальны только должность, кресло, функция, а человек заменим. В иерархии культуры – личность незаменима и неповторима. Место в культурной иерархии является функцией личности, её Божьего Дара, а в государстве – наоборот: личность является функцией места. Упорное, годами ведущееся навязывание рм-сообществу государственных аналогий, не уместных в культуре, а в Сети – просто абсурдных, есть ложь, которая увела это сообщество в муть склочной подозрительности. Законы административного поля, ставшего доминирующим, разрушительны. Я не против новых идей и творческого подхода к форумам, но против имитации и фальши; и стараюсь не употреблять даже термина «админ», вбитого в любой форумный движок, а называю авторов авторами, редакторов редакторами. Это ближе к реальности. Но и слово «редактор» не вполне соответствует структуре и смыслу интерактивного пространства. И такую свободную творческую реальность пытаться загнать в бюрократическое стойло! Результат – развал человеческих отношений и ресурсов.

Единственный работающий на любом форуме «рычаг» – это подобное к подобному. Без качественного отбора невозможен культурный проект. Подменить качество диктатом количеств – искушение государственного духа. Навязывая культуре своё формальное понимание свободы, государство лишает личность подлинной свободы – свободы восхождения и роста. Никакой космос, никакой организм немыслим без иерархического подчинения частей целому. Только внутри космической и культурной иерархии может раскрыться микрокосм и реализоваться свобода личности.3 Подмена внутренней власти качеств внешней властью государства – одна из губительнейших подмен в человеческой истории. Дух администраторов и завхозов во все времена пытается вытеснить горний дух творцов и пророков. А искушаются люди элементарными лозунгами, апеллируют искусители к безликим количествам, которым противопоставляется культурное качество как нечто рафинированное и оторванное от жизни.4

 

 

б) Вынесение Даниила Андреева из культурного контекста.

 

Я не раз сравнивал Даниила Андреева с Менделеевым: то, что дал миру в гуманитарной культуре Андреев, подобно тому, что дал миру Менделеев в науке. Целостная картина интуитивно чувствовалась всегда, но написать её смогли только они. Пришло время – и количество переросло в качество. Как таблица Менделеева не умаляет того, что открыли химики до него, так и «Роза Мира» не умаляет ничего из того, что она «систематизировала». Равно как и следующие поколения учёных не зацикливались на таблице Менделеева и не делали из неё идола, но творчески развивали науку, используя в том числе и открытие Менделеева, так и в культуре будет с наследием Даниила Андреева. Это наследие творчески пока не раскрыто. Менделеев мог сделать своё открытие только один раз в истории науки, то же и Даниил Андреев. Эта аналогия, мне кажется, помогает уяснить нахождение книги «Роза Мира» в контексте культуры.[3]5

«Роза Мира» – синтез жанров, её нельзя приписать ни к одному известному жанру. «Роза Мира» – это поэзия, в исконном смысле слова: мифотворчество. Даниил Андреев принадлежит культуре, а не религии (показательно, что все родонистские сайты позиционируют себя в сетевых каталогах в категории «религия»). Никакая из религий не согласится признать Андреева за своего пророка, пока не признает за своё кровное и родное всё духовное в светской культуре вообще. О жалких попытках создать «интеррелигию», пока не произошли качественные изменения внутри самих религиозных и культурных традиций, и говорить нечего.

Например, о.Александр Мень – фактически – принадлежит православной традиции, и он изнутри помогал двигаться православию в сторону открытости культуре и другим религиозным конфессиям. И самой дурной услугой «делу Александра Меня» была бы со стороны последователей попытка поставить его над православием. Ещё один пример: со стороны науки диалогу с религией, философией и даже искусством очень способствовал гений Н.А. Козырева.6 Но те, кто выводит Козырева за пределы науки или ставит выше науки, перечёркивают его дело. И с такими «последователями» Козырева борются его настоящие продолжатели, творчески развивающие идеи Козырева в контексте именно науки. Подобное происходит и с Даниилом Андреевым: налицо чёткое духовное противостояние между его подлинными последователями и родонизмом – и это прежде всего борьба за внесение творчества Андреева в контекст культуры.

Даниил Андреев делал то же дело, что Владимир Соловьёв, Николай Бердяев, Максимилиан Волошин: возвращал культуре незыблемую вертикальную ось, подлинную духовность, религиозное осмысление творчества. Это и новое, и хорошо забытое старое на новом этапе, это та глобальная тенденция, тот всемирный процесс, что мы называем вслед за Андреевым «Розой Мира». Но как только родонисты ставят Даниила Андреева особняком в культуре или, того хуже, над всей культурой, они просто выводят его за пределы культуры, но ни в какую религию не вводят, а выбрасывают в родонизм. Вне культуры нет ничего, куда бы можно было «прописать» Даниила Андреева. Самые злейшие враги «делу Андреева» – его «идолопоклонники». Идолопоклонник тот, кто подменил буквой дух, частью – целое. Мир идолопоклонника – всегда сужающийся конус. В родонизме произошло самозаключение трактата, или, перефразируя анекдот: «вскрытие трактата показало, что трактат умер от вскрытия». Ни один образованный человек не пойдёт на форум, где ему будут доказывать, что есть Даниил Андреев и его трактат, а есть «всё остальное» (ниже ростом). Такой подход глубоко чужд личности самого Андреева, а по отношению к культуре абсолютно враждебен.

Родонистам кажется, что, рассматривая Даниила Андреева в одном ряду с другими гениями, «культуропоклонники» (типичное обвинение в наш адрес) умаляют величие автора «Розы Мира», пророка, по сравнению с которым все гении лишь предтечи. На самом деле, родонисты не его «умалением» так уязвлены, но умалением собственной гордыни, распухающей на творчестве Даниила Андреева. Если мать любит сестру, это не говорит о том, что она подчёркивает незначительность брата. Прошу прощения за такую лобовую аналогию, но я не знаю, как ещё объяснить, что любовь к Пушкину или Достоевскому только усиливает во мне любовь к Даниилу Андрееву, расширяет и углубляет её; а не дробит, не умаляет и не делает его творчество в моих глазах менее значительным. Наоборот, значительнее становится его слово в моём мире, потому что постоянно обогащается в перекличке с другими вестниками. Как не чувствовать этих культурных взаимосвязей и не понимать, что без них вообще нет ничего, нет истины? В этих перекличках – вся соль, выход в объёмное мировоззрение из плоского и проективного. Как этого не чувствовать и в то же время восторгаться целостной панорамой «Розы Мира»? Внутренне этого мне не удаётся прощупать никак. Я столкнулся с таким казусом восприятия культурной реальности только на сайтах родонизма, что послужило мне весомым поводом задуматься о подспудной причине, вызывающей подобные искажения в человеческом сознании.

Выше всех без сравнения гениев, созидающих Храм культуры, архитектор Храма, демиург метакультуры, так же как выше него Бог-Сын. А люди – каждый трудится на своём месте, но оно уникально. В культурной реальности невозможна замена одной личности другою (и в этом невосполнимость и трагичность для мира в обрыве великих судеб). Некорректно сравнивать работу каменщика и штукатура, кровельщика и плотника – кто там больше, кто меньше. Божий Дар неповторим и незаменим, у Бога не бывает самоповторов. Даниил Андреев сделал то, что должен был сделать только он. Но если мы уберём всё содержимое Таблицы Менделеева, останется голая схема. Так и с Даниилом Андреевым. Наполнить творческим содержанием его «таблицу» – задача тех, кто чувствует с ним глубокую духовную связь. Но внутреннюю связь идеологи родонизма давно чувствуют с другим духом, хотя вряд ли признаются в том даже наедине с собой. Великий Инквизитор смог осознать свою измену и сделать сознательный выбор. Надеюсь, что ни один из родонистов до такого акта не дойдёт никогда. Все там люди хорошие, их только немного испортил культурный вопрос. Искажения находятся на границах диапазона, его теснота чревата коммунальной склочностью и раздражённой мелочностью. Нужно бороться за расширение культурного пространства: даёшь каждому брату по отдельной библиотеке! И всё придёт в относительный умственный порядок. Но как дать, если гордо не хотят брать? Вечная мука.

Даниил Андреев неслучайно проводил именно географические аналогии для своих мистических путешествий: «Колумбы и Магелланы духа». Он и дал нам географическое созерцание метаистории по преимуществу. Это было важно сделать на новом этапе человеческой цивилизации, но география и на Земле не является наукой всех наук, тем более – в космическом и метафизическом планах. А в духовном – трижды тем более. Метагеографические панорамы Даниила Андреева должны наполниться Смыслом и Духом, а это нам помогают сделать другие вестники высшей реальности, у которых другой Дар и другие задачи.

Без Максимилиана Волошина я бы воспринял весть Андреева о демиурге и соборной душе России плоско и натуралистично. А без религиозной философии, и особенно без экзистенциальной философии духа, вообще невозможно понять андреевскую монадологию. Также невозможно понять, почему какие-то гномы или черви в аду помнят своё предсуществование, а люди нет. Это очень глубокий момент: не увязать с христианством без помощи религиозной философии андреевскую теорию перевоплощений. Без «Теории Времени» Козырева я бы никогда не понял характера связи иных миров с нашим, то есть воспринял бы его по аналогии с природным миром, как связь каузальную. Без символистов я бы не осознал символа и мифа в нашем мире как окон не только в иноматериальную реальность, но сквозь неё – в реальность духа. Духовную реальность мистический натурализм воспринимает так же формально, как и реальность искусства.7

И так – вопрос за вопросом, тема за темой – раскрывается в творчестве других гениев, наполняется глубоким содержанием «таблица Даниила Андреева». Без Пушкина и Достоевского, Бердяева и Германа Гессе, Шри Ауробиндо и Ходасевича, без десятков и десятков других имён я бы Даниила Андреева понял в меру своего кругозора, и мерил всех с высоты трактата, и судил бы, и рядил по-чапаевски быстро. А насколько трактат в моей голове соответствовал подлиннику – вопрос риторический: я-то был бы уверен, что это одна и та же книга; а на деле – между ними была пропасть, в которую я так в позе страуса и провалился бы (лучше раньше: банить истину глупо и стыдно). Привожу цитату одного из идеологов родонизма (изобретателя и самого слова):

«Вот еще что хотел сказать, и чему не нашлось места в статье. Изложенное в ней поясняет, почему я столь резко отреагировал на статью Ярослава. То, что здесь предлагается – как раз некая противоположность той невнятной эклектике, что им пропагандировалась. Я, скорее, против хаотичного странствия от Достоевского к Волошину, от Даниила Андреева к Бердяеву и т.д. Для человека ищущего себя такое странствие может быть полезным и бывает очень полезным, но если уж мы выбрали уже какую-то мировоззренческую систему и с ней работаем – снова начинать беспорядочные блуждания по просторам накопленных людьми текстов – это шаг назад, а не вперед.»8

Типичнейшая логика сужающегося конуса. И как бы, наверное, удивился Даниил Андреев такому пассажу своего последователя о «шаге назад в беспорядочных блужданиях по просторам накопленных людьми текстов»! Сам-то автор «Розы Мира» до последнего вздоха на смертном одре «блуждал по этим просторам» и считал, что «нет на земле и не может быть ничего драгоценнее и священнее культуры».

Если для читателя, мировосприятие которого расширяется, а не сужается по мере развития, Даниил Андреев входит органично в культурный контекст и потрясает своей органичностью, своей связью с другими прозрениями и вестниками, то для закрытой системы сужающегося конуса такое восприятие неприятно стоит на голове. Каждый сужающийся конус является претензией на единственность и общеобязательность только своей «мировоззренческой системы» (он просто не видит иных вариантов). Общение в развитии между сужающимися конусами невозможно. Это спроецированная на духовную реальность логика исключённого третьего. Это борьба «круга» с «прямоугольником», не ведающих о том, что оба являются лишь разными проекциями одного «цилиндра». Так плоскость, ссылаясь на собственную бесконечность, противопоставляет себя объёму. А что такое мировосприятие обрело гегемонию под вывеской «Роза Мира» – насмешка ада над людьми. Зачем поклоннику Андреева странствовать от одного «конуса» к другим, неужели правильного недостаточно для успокоения духа? Творческое, а не отражательное чтение, включая чтение метафизического трактата, пустой звук для такой геометрии. Есть «рм-читатель» (бирка) – он смотрит в мировое окно сквозь «призму трактата». Бирка-то бирка, но то не «призма трактата», а ослепляющая инспирация «рм-обезьяны» и собственная гордыня, делающая его инспирацию приемлемой (приятной).

Автор слова «родонизм» придумал такое разделение на истинно и неистинно понимающих трактат, как «человек пути» и «человек поиска». Первый уже всё нашёл – и пошёл. А второй – всё «странствует». Первый озабочен теперь только разработкой верной методологии для определения степени объективности духовной информации. Таков уж путь сей – без верной методологии можно сбиться с него и угодить снова в низшую касту «человеков поиска». Но моя книга – только для них, для людей поиска. Тому, кто идёт по готовому и проложенному другим маршруту и считает это «лучшим из возможных» вариантом творчества, «хаотичные странствия» по духовной целине в «поисках себя» уже без надобности (кого искать?). Для рм-читателей младшего и среднего возраста полезно немного постранствовать сначала, но если «мировоззренческая система выбрана и мы с ней работаем», а вершина у конуса, как известно, одна и она видна и верна, то «беспорядочные блуждания по просторам» культуры – это уж, извините, от лукавого.

Неужели родонисты не понимают, что для провозглашаемых ими целей: популяризации трактата, «построения Розы Мира» и т.д. – просто и необходимо, как воздух, наследию Даниила Андреева находиться внутри культурного контекстамтиеосто? что выход на просторы культуры из провинциально-затхлого состояния рм-сообщества не только «лучший из возможных», но вообще единственный? что постулирование Даниила Андреева и его трактата как вершины вершин, а «всего остального» как предтеч или ложных «мировоззренческих систем», – это самая медвежья из услуг для него? Скорее всего, большинство родонистов просто не хочет об этом думать (так спокойнее), но некоторые из них, надеюсь, начинают смутно догадываться, кому выгодно нынешнее направление и куда оно ведёт. А вот почему они, несмотря на появившиеся сомнения, продолжают служить именно такому странному преломлению «Розы Мира»? Вопрос и насущный, и сущностный, да больно боязно с ним оставаться наедине. И меркнет сомнение перед глаголом «тешит»: глагол серьёзный, интимный, это не «мечта общего пользования». Впрочем, может, я заблуждаюсь, и всех в рм-среде сложившаяся конструкция по большому счёту устраивает и уже не укачивает. В любом случае, моя книга не направлена на её разрушение, но только на понимание её смысла и цели. Свободу выбора мы должны чтить. Страшны её жёлтые очи в ночи, но без них тьма переходит внутрь.

 

 

в) Что такое квазиэгрегор?

 


Демон может проявляться в Энроф9 через Интернет и находиться там по вполне конкретным сетевым адресам. Это его энрофные логова. Выброс энергии рм-вражды – не единственное и не самое опасное последствие влияния этого зла на человека. Самое опасное – это то, что демон пленяет тех, кто оказался уязвим для него в момент полемики, и уже не отпускает, мучая постоянно, меняя поведение человека, меняя мысли и чувства и разрушая его жизнь. Пленение человека порождает последующие непрекращающиеся его мучения, что проявляется внешне в недоверии к собеседникам, озлобленности, непримиримости, тотальном осуждении, постоянном желании влезать в идеологические драки, обвинять оппонента и т.д.; пленение изменяет облик человека на тонком уровне, что отражается на его способности к полноценному и радостному созидательному творчеству, спокойной полноценной жизни.

Сергей Сычёв

 

 

Никакая нездешняя воля ничего не сможет сделать ни с одним человеческим сообществом, никакую тёмную идеологию не сможет внедрить в него, если нет работающего механизма, позволяющего плести сеть из человеческих слабостей и улавливать в неё души. Такой передаточный механизм в среде сетевого родонизма я назвал «квази-рм-эгрегором». «Квази-» не только потому, что это «квази-рм», и не только потому, что рм-сообщество малочисленно и раздроблено и не может создать полноценный эгрегор, но и потому, что квази-рм-эгрегор виртуальный, нуждающийся в интернет-технологиях и воздействующий на подсознание своих подопечных только через интернет. А также потому, что квазиэгрегор не совсем эгрегор: он сформирован не так, как «нормальные» эгрегоры, не естественным, но искусственным путём.

Нормальный эгрегор формируется из психических излучений т.н. «житейского попечения» по мере естественного роста того или иного сообщества, такой эгрегор обладает «эквивалентом сознания и воли». Квазиэгрегор – это виртуальная конструкция, созданная по типу эгрегора, его имитирующая, но им не являющаяся, никакого эквивалента сознания и воли у неё нет. Квазиэгрегор тоже отбирает в себя и усиливает определённые излучения психики; но это не обязательно излучения «житейского попечения», из каких соткана материя естественного эгрегора, а те, что заложены в программу заранее, до появления самого сообщества. Матрица квазиэгрегора формирует пустое эгрегориальное пространство, и эта структурированная пустота как бы всасывает из наших душ заданные в ней излучения, провоцируя их и поощряя, катализируя и проводя совершенно определённые духовные заряды. Квазиэгрегор автоматически производит человеческий отсев по заданному в нём душевному типу и усиливает те душевные качества, что необходимы его конструктору. Квазиэгрегор может функционировать только в пространстве интернета и служить, с одной стороны, интерактивным проводником и усилителем инспираций своего создателя, а с другой – быть его «виртуальным домиком» в нашем мире.

Квазиэгрегор лишь механизм, я в двух абзацах описал здесь основной принцип его функционирования и больше останавливаться на этой стороне дела не вижу резона. Для нашей работы над ошибками намного важнее не вопросы устройства «машины», но вопросы содержательные: из каких наших человеческих слабостей дух родонизма сплетает сеть своего квазиэгрегора и какие соблазны затягивают туда его пленников? Но прежде чем искать ответы на такие вопросы, необходимо ещё раз чуть пристальнее вглядеться в саму среду, в которой взошли первые ростки доктрины родонизма. Именно интернет-пространство и какие-то его специфические свойства послужили проводником этому демону и помогли ему соорудить там для себя «виртуальный домик», чтобы воздействовать оттуда на нас почти напрямую, минуя духовную защиту, оберегающую душу от его манипуляций вне интернета.

 



1 Механика «квази-рм-эгрегора», с его бинарными альтернативами и центральной точкой опоры, скопирована именно с метаисторической изнанки один в один. Вновь отсылаю читателя в параграф «Медитация над изнанкой…», а также см. ветку на нашем форуме «Даниил Андреев и современная Америка».

2 В мифологии Даниила Андреева уицраор, демон великодержавия, и есть «обезьяна демиурга» (творца Замысла метакультуры), его инфернальный антипод, как в христианской традиции дьявол есть «обезьяна Бога».

3 «Только иерархия, только целое Здание даёт смысл каждому камню» (Герман Гессе, Игра в бисер). «Критерий достойного или идеального бытия вообще есть наибольшая самостоятельность частей при наибольшем единстве целого» (Владимир Соловьёв, Красота в природе).

4 См. моё миниэссе «Предатели».

5 В приложении – ещё несколько мыслей о пребывании книги «Роза Мира» в культурном контексте.

6 См. на нашем сайте ветку, открывающуюся статьёй Михаила Вороткова «Идеи Козырева: 30 лет спустя».

7 См. мою заметку «Искусствоведы». Для родонизма характерно высокомерное отношение к людям, для кого искусство является подлинным духовным опытом, а встреча с произведением искусства – большим жизненным событием. Творческий акт читателя родонизм даже не осуждает, он для него просто не существует.

8 Ссылку на источник и мой комментарий к нему см. здесь.

9 Мир сей. Термин из словаря Даниила Андреева.